23.09.2015 Автор: Владимир Терехов

В Японии принято новое законодательство в сфере обороны

T5688333Итак, в ночь с 18 на 19 сентября 2015 г. в обстановке крайней нервозности верхняя палата японского парламента утвердила, наконец, ряд законов в сфере обороны, одобренных двумя месяцами ранее нижней палатой, что может иметь далеко идущие последствия как для ситуации в регионе, так и для самой Японии.

В течение всего периода обсуждения в верхней палате этих законов в Токио и в других крупных городах страны проходили многотысячные демонстрации их противников. Уличные акции вполне отражают общее негативное отношение большинства населения Японии к давно наметившимся новым тенденциям в оборонной политике страны, которые теперь получают легитимное обоснование.

Общественные настроения не могли не отразиться на обстановке, в которой проходило обсуждение и принятие законов в верхней палате парламента. Заключительные эпизоды этой процедуры были наполнены ярким драматизмом, который создавался действом, развернувшимся не только в помещениях парламента, но и на окружающих его улицах. Страсти накалились до предела уже за день до назначенного голосования в верхней палате. 17 сентября, то есть в день предварительного утверждения текста законов специальным комитетом верхней палаты, оппозиция перешла “от слов к делу”.

В содержательной стороне нескольких эпизодов свалки в зале заседания комитета и прилегающих коридорах (начавшейся со второй половины 17 сентября и продолжавшейся всю ночь на 18 сентября) не сразу разобрались и свидетели из ведущих японских СМИ. На экстренно распространённых фотографиях видны лишь контакты чьих-то кулаков с чьими-то лицами. Судя по всему, центральным элементом силового противостояния между сторонниками и противниками новых законов стала попытка прорыва блокады дверей зала заседания комитета, организованной на этот раз цепочкой оппозиционных дам, дружно выкрикивавших речёвку: “Не прикасайтесь к нам!”

Атака в лоб этого своеобразного варианта “линии Мажино” была очевидно бесперспективной, а потому, как и некогда в Европе, членами комитета был удачно проведён обходной манёвр. Все они собрались в кабинете председателя комитета, где злосчастные законы и были утверждены. Это вызвало уже неподдельную ярость оппозиционных депутатов, потребовавших отставки председателей комитета и верхней палаты в целом, а также вынесение на голосование вотума недоверия министру обороны и самому премьер-министру. Вполне ожидаемо, что эти предложения не получили одобрения со стороны депутатов от правящей коалиции.

Масла в огонь, разгоревшегося в парламенте противостояния, подлило и появление информации о том, что планирование нового облика американо-японского военного сотрудничества (подписанного лидерами обеих стран в апреле 2015 г.), проходило весь предыдущий год и в формате, как будто оборонное законодательство Японии уже подверглось необходимым изменениям.

Необходимо отметить, что во внешне стихийных “силовых” акциях оппозиции в парламенте легко просматривалось вполне рациональное содержание. Дело в том, что правящая коалиция проводила новые законы через верхнюю палату парламента, как говорят шахматисты, “на флажке”.

Уже 14 сентября истёк предусмотренный регламентом двухмесячный срок подтверждения ею закона, прошедшего нижнюю палату парламента. А 27 сентября парламент вообще уходит на каникулы.

В этих условиях использование оппозицией любых поводов для саботажа прохождения предписанной регламентом процедуры, грозило правительству перспективой оказаться в ситуации “на колу мочало?”. А как быть с уже подписанным новым форматом кооперации с ключевым военно-политическим союзником?

Важно отметить, что для японцев свидетельством негативных тенденций в оборонной политике страны, является отнюдь не рост (в основном мнимый) оборонных расходов.

Бюджет министерства обороны страны в течение десятилетий колеблется вверх-вниз вокруг объёма, составляющего менее 1% национального ВВП. Это самый низкий уровень военных расходов среди всех ведущих стран мира, по которому Япония отстаёт от них не на десятки процентов, а в два-три раза.

Опасения японцев относительно последствий принятия новых законов в оборонной сфере пока вообще не связаны с общим объёмом её финансирования. Речь идёт о том, что при тех же относительно низких военных расходах могут принципиально измениться, во-первых, облик Японских сил самообороны (ЯССО) и, во-вторых, круг решаемых ими задач.

Из преимущественно оборонительных ЯССО могут превратиться в преимущественно наступательные, а проведение военных акций за рубежом теперь будет опираться на законодательную базу.

Тем самым, может быть нанесён ущерб завоёванному нелёгким послевоенным трудом образу Японии, как процветающей мирной страны, которая помогла экономическому становлению и других стран, например, “азиатским тиграм первой волны”.

Этот образ является крайне весомым внешнеполитическим капиталом страны, который позволяет ей (без единого выстрела и людских потерь) продвигаться к достижению тех целей, которые ставились в ходе войны на Тихом океане. В данном случае ирония истории проявила себя позитивным образом (впрочем, как и с Германией).

Одним из важных свидетельств такого позитива становится занятие Японией первой строчки среди ведущих стран “новой волны”, которые претендуют на вхождение в состав СБ ООН в качестве постоянного члена. Чему должно способствовать и то обстоятельство, что Япония является вторым (после США) донором бюджета ООН.

И всё это способно поставить под удар вполне вероятных негативных последствий коренного слома указанного образа. – Кто-нибудь вообще оценивал характер этих разнообразных последствий нового формата поведения Японии на внешнеполитической арене? Как для ситуации в регионе, так и для самой Японии?

Как уже ранее отмечалось, с учётом остроты возникающих вопросов и неясности ответов на них вполне может оказаться, что очередная внутриполитическая победа правящей ЛДП на этот раз станет для неё пирровой.

Принятие (со всеми мыслимыми нарушениями процедурного плана) непопулярных законов для ЛДП может “аукнуться” уже летом 2016 г., когда пройдут очередные промежуточные выборы в верхнюю палату парламента.

Теперь уже не столь очевидной кажется перспектива завоевания в ней правящей коалицией двух третей депутатских мест, необходимых для запуска процедуры отмены антивоенной ст. 9 национальной конституции – ключевого препятствия на пути окончательного изменения внешнеполитического образа современной Японии.

Пока ещё не пройдена точка поворота в процессе смены послевоенного образа Японии, завоёванного трудом населения страны в течение всего послевоенного периода её истории. Но сделан весьма важный шаг в этом направлении. Дальнейшее будет зависеть от итогов летних 2016 г. выборов.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для Интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×