08.09.2015 Автор: Владимир Терехов

Пекин порывает с Далай-ламой XIV?

4234234234На фоне немалого ажиотажа на международной арене, вызванного различными обстоятельствами празднования в Пекине 70-летия окончания войны на Тихом океане, осталось практически незамеченным другое важное событие в Китае.

На первый взгляд, кажется, что оно носит чисто внутренний характер. Однако в нём присутствуют мотивы, затрагивающие важные аспекты большой (региональной и мировой) политики. Именно поэтому оно заслуживает внимания со стороны постороннего наблюдателя.

Речь идёт о комплексе мероприятий в связи с 50-летием образования Тибетского автономного района (ТАР), которое состоялось 1 сентября 1965 г. Образование ТАР подвело черту под чередой различного рода событий (включая трагические), которые произошли в Тибете после того, как в 1950 г. части НОАК поставили точку в периоде его предыдущего (двусмысленного) международно-правового статуса.

Важнейшим из таких мероприятий стало проведение в Пекине 24-25 августа с.г. шестого “Рабочего форума по Тибету”. Созданный в 1980 г. ЦК КПК, он является высшим органом управления ТАР. Ключевым моментом работы форума стало выступление лидера КНР Си Цзинпина, в котором обращают на себя внимание два тезиса.

В первом подчеркивается первоочередная значимость задачи обеспечения единства нации, а также долгосрочной и всеобщей социальной стабильности, борьбы с сепаратизмом и управлению ТАР в соответствии с существующими законами.

В комментариях полуофициоза Global Times к указанному тезису подчёркивается, что тем самым лидер КНР указал на равенство статуса ТАР среди всех других провинций страны, исключающее даже намёки на учёт каких-либо “исторических” особенностей, связанных с Тибетом.

Здесь важно отметить, что с позиций ряда представителей многочисленной зарубежной тибетской диаспоры, одной из таких особенностей является то, что ТАР составляет лишь часть “исторического” Тибета.

Хотя этот район и занимает гигантскую площадь в 1,2 млн кв. км (являясь по данному показателю вторым-третьим из пяти автономных районов Китая), но в пропагандистских материалах организаций, выступающих от имени тех или иных групп тибетцев-эмигрантов, “исторический” Тибет составляет не менее трети территории КНР. Как полагают в указанных организациях, крупнейшие его куски вошли в четыре прилегающие к ТАР провинции нынешнего Китая, следствием чего стал процесс ассимиляции коренного населения среди многочисленных “понаехавших” ханьцев, нередко сопровождавшийся серьёзными эксцессами по отношению к местной религии и культуре.

Однако в пропагандистской войне с “зарубежниками” у Пекина есть свои весомые аргументы, являющиеся следствием очевидного прогресса во всех социально-экономических показателях ТАР. Согласно официальным данным, только с 1993 по 2014 гг. объём ВВП района увеличился в 100 раз, а средняя продолжительность жизни возросла почти вдвое. Там, где в течение веков транспортной инфраструктурой являлись горные тропы с передвигающимися по ним яками, построены десятки тыс. км шоссейных и железных дорог, а также современные аэропорты.

Вполне удовлетворительно сегодня выглядит и ситуация с отправлением религиозного культа. В ТАР на 3 млн населения насчитывается около 50 тыс. монахов и около 2 тыс. действующих монастырей. Судя по тем же официальным данным, в районе практически отсутствует и проблема “китаизации”.

По мнению же лиц, претендующих на представительство всех зарубежных тибетцев, расхождения с центральным правительством КНР в толковании самой категории “Тибет”, а также всего происходящего здесь с 1950 г. и составляет суть тибетской проблемы. Из указанных лиц главным остаётся духовный лидер носителей мирового буддизма (а следовательно, и тибетцев) Далай-Лама XIV, формально отошедший в 2011 г. от политической деятельности. С 1959 г. его резиденция располагается в индийском городе Дхарамсала, где также проживает большая часть из порядка 100 тысяч тибетцев, скопившихся в Индии в ходе нескольких волн эмиграции, а также их “парламент и правительство в изгнании”. Что нередко служит источником возникновения разного рода проблем в китайско-индийских отношениях.

В сентябре 1987 г. в открытом письме “Пять пунктов мирного плана”, направленного в адрес конгресса США, Далай-Лама XIV предложил своё видение решения тибетской проблемы, обозначаемое иногда термином “средний путь”. Представляясь в качестве “лидера тибетского народа и монаха буддистской религии, основанной на любви и терпении”, он назвал “китайской агрессией” упомянутые выше события 1950 г. Далее в письме говорилось, что в ходе урегулирования ситуации в Тибете необходимо учитывать соображения безопасности Китая и Индии, дружественные отношения между которыми стали ухудшаться после занятия Тибета частями НОАК.

Действительно, после выхода частей НОАК на индийскую границу, в Дели лишний раз убедились, что любовь на расстоянии принципиально отличается от ситуации проживания с предметом недавнего обожания в условиях непосредственного контакта.

Как бы комментируя эти новые реалии, в письме далее говорилось, что “процесс восстановления хороших отношений между двумя самыми населёнными в мире странами значительно упростится, если они будут разделены (как и было и на протяжении всей истории) большим и дружественным буферным регионом”. Естественно, что под таковым подразумевался “исторический” Тибет.

Это, а также требование “удаления китайских войск и военных баз из района границы с Индией”, наряду с предложением о начале переговоров на тему будущего статуса Тибета и институализации отношений “между народами Китая и Тибета”, перемещало содержание письма из области политических реалий в сферу ненаучной фантастики.

Собственно, второй из упоминавшихся выше тезисов выступления Си Цзиньпина на последнем “Рабочем форуме по Тибету” и поставил, наконец, точку в затянувшемся процессе формулирования (как бы) ответа руководства КНР на основные положения письма тридцатилетней давности, опубликованного одним из его основных оппонентов. Этот ответ теперь звучит кратко и предельно ясно: не может быть и речи о принятии Китаем “среднего пути” Далай-Ламы XIV в отношении (полностью отсутствующей) “тибетской проблемы”.

Весомость указанного ответа была подкреплена военными учениями (небывалыми по масштабам в условиях высокогорья), которые начались в конце июля 2015 г. в военных округах Китая, непосредственно примыкающих к границе с Индией. Адресатом же заключённого в этих учениях месседжа является не столько лидер мирового буддизма, сколько страна его нынешнего проживания. Указанные военные манёвры НОАК также следует отнести к важнейшим мероприятиям, проведенным в КНР в честь 50-летия образования Тибетского автономного района.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для Интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×