16.07.2015 Автор: Петр Львов

Иран берет курс на Запад

3345345435Итак, 14 июля в Вене заключено окончательное соглашение по иранской ядерной программе (ИЯП). Соглашение предполагает ограничение ядерных разработок Ирана на более чем десять лет в обмен на постепенное снятие санкций. Оно предусматривает сохранение оружейного эмбарго в отношении Ирана в течение еще пяти лет.

В то же время ограничительные меры на поставки ракетного оружия должны будут действовать в течение восьми лет. Данный вопрос был одним из главных камней преткновения. Иран требовал снять эмбарго на поставку материалов чувствительных в плане распространения ядерной деятельности и развития программ разработки баллистических ракет, а также запрет на экспорт оружия и связанных с ним материалов.

Россия в этом вопросе поддержала Иран, однако западные страны выразили опасение, что Иран увеличит военную поддержку шиитских вооруженных формирований в Ираке, в Йемене, а также окажет поддержку президенту Б. Асаду в Сирии.

При этом Иран принял так называемый «SNAPBACK», который позволит восстановить санкции в 65 дней, если Тегеран нарушит соглашение по ограничению ядерной программы страны.

По соглашению, инспекторы МАГАТЭ будут иметь доступ ко всем подозрительным объектам в Иране, в том числе к военным. Резолюция Совбеза ООН об отмене санкций может быть принята в течение месяца. В соглашении также предусмотрено ограничение на обогащение Ираном урана сроком на восемь лет. В дальнейшем Тегеран может постепенно перейти к следующим программам по обогащению урана, но исключительно в мирных целях. Кроме того, Иран должен преобразовать реактор на объекте в Араке для использования в мирных целях, за его перестройкой будет следить МАГАТЭ.

В соглашении отмечается, что в случае выполнения Ираном взятых на себя обязательств по соглашению с «шестеркой» иранская ядерная проблема (ИЯП) будет снята с повестки дня Совета Безопасности ООН через 10 лет. Речь идет о семи резолюциях СБ ООН, принятых ранее в связи с иранским ядерным досье. Действие этих резолюций будет прекращаться поэтапно и в соответствии с ходом выполнения иранской стороной взятых на себя обязательств под контролем МАГАТЭ.

В обмен Тегеран получит снятие международных санкций против ИРИ, введенных как через СБ ООН, так и на двустороннем уровне. К системе международных финансовых переводов SWIFT его уже подключили. А вот в остальном все будет не так быстро. Санкции будут сниматься постепенно, по мере выполнения иранцами обязательств по ядерной программе. Но, в принципе, к концу 2015 г. практически все торгово-экономические и финансовые ограничения могут быть полностью сняты, включая экспорт нефти и инвестиции в иранскую экономику. А именно это нужно как ИРИ, так и Западу.

Зато Россия мало что получит: ограничения на поставку продукции ВТС, где у Москвы есть что предложить, сохранятся еще на 5 лет. А поставлять Ирану современные технологии и вкладывать инвестиции в иранскую экономику Россия не в состоянии, учитывая, что сама получает их на Западе, а в условиях антироссийских санкций из-за Украины средств для инвестирования за рубежом у РФ просто нет.

Так что самый лакомый кусок иранской экономики – нефтегазовый сектор – достанется для освоения Западу, что позволит ИРИ увеличить выброс нефти на мировой рынок. А со временем и начать поставки газа в ЕС по газопроводам, на которые уже составлены проекты. Это нанесет серьезный удар по интересам «Газпрома» в Южной Европе. Не сейчас, конечно, но через 2-3 года. Ничего не выиграла Москва в военно-политическом плане: расчет на то, что соглашение по ИЯП закроет вопрос с ЕвроПРО, не оправдался, о чем уже заявили в госдепартаменте США. Более того, позитивная роль РФ в достижении договоренности с Ираном никак не отразится на западных санкциях в отношении России. Хотя Москва и удостоилась 14 июля положительного отзыва со стороны президента Обамы, который похвалил российскую дипломатию «за большой вклад в соглашение по ИЯП».

Что же означает все это в стратегическом плане? Надо быть абсолютно откровенным: соглашение по ИЯП стало событием глобального исторического значения. Оно означает следующее: Иран взял курс на Запад, на сближение с США и ЕС, а эксперимент с исламской революцией завершается. Он не удался. Так что победителем сделки в Вене стали Запад, нынешний иранский президент А. Роухани и его прозападно-либеральная команда. И это было в определенной мере естественным, учитывая настроения подавляющего большинства иранского общества. Население устало от лишений, которые принесли с собой международные санкции. Экономика ИРИ уже длительный период переживает период стагнации. Правительство страны с трудом осуществляет социальные программы из-за нехватки средств, а молодежь, на которую приходится свыше 50% населения ИРИ, не понимает, почему она должна жить религиозными заветами айятоллы Хомейни, а не следовать в русле современного технологического и интеллектуального развития вместе со всем миром.

Продолжение модели исламского государства начало грозить Ирану реальной возможностью зарождения в обществе настроений «цветной» революции под воздействием западной пропаганды, да еще и в условиях многонационального государства, где права нацменьшинств не всегда соблюдаются. Да и религиозная верхушка во главе с айятоллой Хаменеи начинала понимать, что идеи хомейнизма быстро теряют свою привлекательность. Поэтому Тегеран пошел на существенные уступки на переговорах в Вене, иначе правящий режим мог затрещать по швам в любой момент в случае сохранения санкций.

Понятно, что отныне все надежды на быстрое восстановление и развитие иранской экономики руководство ИРИ возлагает на приток западных технологий и инвестиций. Причем предварительно многие крупные американские и европейские корпорации уже провели закрытые переговоры с иранскими представителями относительно того, как и на каких условиях они вернутся в Иран. И можно не сомневаться – все это пойдет быстрыми темпами. Ведь победит тот, кто быстрее сможет занять ниши. Все это создаст прочный экономический фундамент привязки Ирана к Западу. Ясно, что уже через несколько лет, если не месяцев, изменится и политический строй в ИРИ, где религиозная верхушка вынуждена будет уйти, уступив место современным механизмам госуправления. Не исключено, что Тегеран возьмет курс и на получение статуса ассоциированного члена ЕС. Хотя это вовсе не означает, что Иран почти сразу же изменит свою региональную политику и, прежде всего, прекратит свою поддержку Ирака, Сирии и Йемена.

Но ясно и другое – Россия отныне не является столь привлекательным партнером для Тегерана, как это было до заключения соглашения по ИЯП. Просто потому, что она не в состоянии выдержать конкуренцию с Западом в борьбе за иранскую экономику. А поставлять оружие ИРИ Москва не сможет еще 5 лет. Хотя, конечно, какое-то время иранцы могут разыгрывать российскую карту против Запада, чтобы как можно скорее избавиться от всех санкций.

В любом случае игра вокруг Ирана почти закончилась. И эта страна явно взяла курс на Запад. Правда, здесь ей предстоит еще побороться за место в западной орбите со своими арабскими соседями, прежде всего, Саудовской Аравией. Но это уже другой вопрос. И Вашингтон способен повлиять здесь таким образом, что два вчерашних непримиримых врага вскоре могут оказаться союзниками в зоне Персидского залива. Так или иначе, региону Ближнего и Среднего Востока нужно готовиться к предстоящим переменам.

Петр Львов, доктор политических наук, специально для Интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×