02.07.2015 Автор: Екатерина Рыжкова

Тунис: теракт 26 июня или «нет пророка в своем отечестве»

2342343В этом году пятница 9 Рамадана стала воистину «сжигающей» для Туниса: 40 человек обнаружены убитыми, еще больше раненых. В священный для всех мусульман месяц, когда «был ниспослан Коран» (аль-Бакара 2:185), когда мысли правоверного должны быть заняты молитвой, ИГИЛ вновь убивает людей в этой некогда безопасной и благополучной стране. Все плоды многолетнего правления президента Бен Али сведены на нет.

Единственным итогом теракта 26 июня стало, по сообщению премьер-министра Хабиба Эссида, принятие решения о закрытии в стране 80 неподконтрольных государству мечетей за подстрекательство к насилию.

Здесь необходимо вспомнить, что истоки исламского фундаментализма в Тунисе имеют давние корни и борьба с его проявлениями была одним из приоритетных направлений политики Зина эль-Абидина Бен Али, являвшегося президентом Туниса в 1987-2011 гг., который на протяжении 40 лет не позволял Тунису погрязнуть в радикальном исламизме.

Так, еще в 1972 г. в Тунисе была создана организация Аль-Джамаа аль-Исламийа – сообщница египетских «Братьев-мусульман», выступавшая за «религиозное очищение». Основными методами ее работы были пропаганда и проникновение сторонников во все эшелоны власти. В 1981 г. организация разделилась на две части – легальную и нелегальную, но обе остались под руководством Рашида аль-Ганнуши, который и сегодня является ее главой. Легальная часть стала называться Движением исламской направленности (в будущем Партия возрождения – «ан-Нахда») и получила мощную поддержку тогдашнего премьер-министра Мохаммеда Мзали.

Уже в ту пору, сознавая опасность радикализма для страны, Бен Али, будучи министром внутренних дел, решается на крайние меры и 28 апреля 1986 г. производит массовые аресты наиболее активных представителей Движения, а 8 июля того же года Мзали был отстранен от должности премьер-министра. Исламисты, потеряв в его лице мощную поддержку, стали готовиться к свержению власти, подогревая волнения, вызванные резко обострившейся социально-экономической ситуацией в стране. Однако их замыслам не суждено было сбыться: власть в стране в ходе Первой Жасминовой революции перешла к Бен Али, который к тому времени находился в должности премьер-министра чуть больше месяца, и решился на законных основаниях, предусмотренных ст. 57 Конституции Туниса, взять управление страной в свои руки, не допустив к власти исламистов. Так Тунис избежал участи превратиться в исламистское государство еще в те годы.

Исламистские партии были объявлены вне закона сразу после прихода Бен Али к власти в качестве президента. Но поскольку к этому моменту «ан-Нахда», провозглашая социальные идеи, закрепленные в Коране и Сунне, пользовалась признанием значительной части тунисского общества, запрет ее деятельности не был воспринят положительно населением страны. Исламистское движение, поддерживаемое эмигрировавшим во Францию лидером Рашидом аль-Ганнуши, перешло в подполье и не прекращало скрытую борьбу за власть. Примечательно, что в период правления Бен Али большинство исламистов побывали в тюрьмах Туниса.

С целью деисламизации под эгидой министра  Мухаммеда Шарфи была проведена реформа образования, нанесшая сокрушительный удар по исламистам. Однако в 1999 г., на основании акта помилования, приуроченного к президентским выборам, из тюрем Туниса были освобождены 600 сторонников партии «ан-Нахда». С этого момента с новой силой начало набирать обороты исламистское движение, поддерживаемое Рашидом аль-Ганнуши, с 1989 г. находившимся в изгнании в Великобритании. В 2009 г. его партия призвала бойкотировать президентские выборы.

После свержения в 2011 г. Бен Али, главного противника исламизма в стране, партия «ан-Нахда» стала одним из фаворитов на выборах в Учредительное собрание, получив 89 депутатских мандатов из 217. С этого момента Тунис попадает под возросшее влияние радикального ислама. Происходит откат к религиозным традициям, строятся новые мечети, в качестве проповедников привлекаются выходцы из стран Персидского Залива, все чаще на улицах городов встречаются мужчины, одетые в мусульманские одежды, с бородами и четками в руках. В равной мере это относится и к женщинам, надевшим традиционный мусульманский платок.

В ту пору власть не смогла сдержать этот процесс. Сторонники жесткой политики Бен Али либо сбежали из страны вслед за своим лидером, либо оказались в тунисских тюрьмах в ожидании приговора. В руководстве страны отсутствуют личности, способные, как Бен Али, решительно реагировать в чрезвычайных ситуациях. Достаточно вспомнить молниеносное подавление Бен Али бунтов 1978 г. и 1984 г., которые могли бы переломить ход истории Туниса.

Сегодня руководство Туниса наконец вынуждено перейти к жестким мерам: в течение недели планируется закрыть 80 неподконтрольных государству мечетей. Не исключено, что результатом этой акции может стать новая волна недовольства исламистов. Но несомненно, что многие жители этой страны вспомнят опального президента Бен Али, обеспечивавшего благополучие, стабильность и процветание тунисского общества на протяжении 40 лет.

Рыжкова Екатерина, кандидат юридических наук, доцент МГИМО (У) МИД РФ, специально для Интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×