14.06.2015 Автор: Владимир Терехов

Об итогах очередного форума “Диалог Шангри-Ла”

802421129-31 мая с.г. в Сингапуре состоялось очередное (14-е) заседание форума “Диалог Шангри-Ла”, который с 2002 г. регулярно проводится под эгидой Лондонского Международного института стратегических исследований – одного из ведущих аналитических центров, специализирующихся на оценке состояния и перспектив развития политической карты мира.

Форум был инициирован с целью обсуждения проблематики обеспечения безопасности в АТР. Его основными участниками являются министры обороны или чиновники высшего ранга военных ведомств ведущих стран региона, таких как Китай, Япония, США, Россия, Индия, Австралия и ряд других.

За более чем десятилетний срок “Диалог Шангри-Ла” превратился в одну из самых значимых политических площадок в АТР, посетить которую и выступить со своим видением ключевой региональной проблемы считают необходимым ответственные представители всех основных игроков.

По содержанию их выступлений можно достаточно точно судить как о состоянии проблематики безопасности в АТР в целом, так и об основных её “болевых точках” на данном временном отрезке.

В центре нынешней дискуссии оказалось очередное обострение ситуации в Южно-Китайском море (ЮКМ), причины которого прямо противоположным образом характеризовались представителями США и Китая, то есть двух основных региональных игроков.

Последний этап роста напряжённости начался всего через несколько месяцев после, казалось бы, благополучного разрешения летом прошлого года китайско-вьетнамского конфликта в районе Парасельских островов, расположенных в северной части ЮКМ. Он был вызван поисковыми буровыми работами, которые в апреле-мае 2014 г. проводила китайская компания CNPC на предмет оценки перспектив развёртывания промышленной добычи углеводородов в одной из многочисленных зон ЮКМ, право на владение которыми является предметом спора между Китаем и его южными соседями.

После столкновения китайского и вьетнамского пограничных кораблей в районе начавшихся буровых работ по всей территории Вьетнама прокатилась волна антикитайских погромов. В июне китайская буровая установка была выведена из зоны конфликта, и взаимные страсти понемногу улеглись. Черту под очередным инцидентом, как тогда казалось, поставил визит в конце октября в Ханой министра иностранных дел КНР и его переговоры с вьетнамским коллегой. Символом нормализации двусторонних отношений явились публичные крепкие рукопожатия и улыбки двух высоких государственных чиновников.

Однако всего лишь месяцем позже в западной прессе появились спутниковые фотографии нескольких коралловых островов, входящих в архипелаг Спратли (расположенный в центральной и южной части ЮКМ), на которых велись насыпные работы. Из анализа фотографий следовало, что на отвоёванной у моря суше появляются некие наземные сооружения и нечто похожее на взлётно-посадочную полосу.

Эта информация вызвала очередной взрыв негативных эмоций во Вьетнаме, на Филиппинах, в Малайзии и, самое главное, в США, расположенных в 12 тыс. км от конфликтной зоны. Последние всё чаще позиционируют себя в качестве главного защитника суверенитета малых стран, ставших “объектом посягательств” со стороны других крупных международных игроков.

Разносторонняя (включая военную) помощь “обижаемым” оказывается под предлогом обеспечения функционирования международного права и, в частности, свободы навигации в ЮКМ, где проходит крупнейший международный торговый маршрут.

В официальных заявлениях Вашингтона “о недопустимости односторонних действий” в спорных зонах появились пункты о намерении США обеспечить действенность международного права и путём собственного военного присутствия в ЮКМ. При этом, видимо, подразумевается более или менее постоянное присутствие, поскольку периодически американские боевые корабли уже давно здесь появляются.

Первым актом в данном направлении стали полёты американских разведывательных самолётов в районе упомянутых выше островов Спратли, то есть над территорией, которую Пекин рассматривает в качестве неотъемлемой части Китая. А это уже делает реальной перспективу прямого военного противостояния двух ведущих мировых держав.

Собственно, указанная перспектива, а также взаимные обвинения в её провоцировании и стали на очередном “Диалоге Шангри-Ла” основным предметом пикировок между министром обороны США Эштоном Картером и главой китайской делегации адмиралом Сун Цзяньго – заместителем начальника штаба НОАК. Э. Картер призвал Китай прекратить любые строительные работы на островах Спратли и завил о намерении США “осуществлять не провоцирующее присутствие” в ЮКМ. При этом определение “не провоцирующее” не уточнялось.

Выступление китайского представителя включало в себя три основных тезиса, которые официально фиксируются в последнее время Пекином. Из них первый сводится к констатации “неотъемлемого права Китая делать на собственной территории то, что считается необходимым”.

Во-вторых, были сделаны пояснения, что проводимые на островах Спратли работы нацелены как раз на обеспечение свободы судоходства в ЮКМ, что якобы так беспокоит США. Наконец, снова было отмечено, что для разрешения проблем в отношениях Китая с южными соседями вмешательство “вне региональных сил” носит контрпродуктивный характер.

Глава китайской делегации не оставил без внимания и часто муссируемый в последнее время вопрос о возможном развёртывании министерством обороны Китая в воздушном пространстве над ЮКМ аналога “Опозновательной зоны ПВО” (Air Defense Identification Zone, ADIZ), которая в конце 2013 г. появилась над значительной частью Восточно-Китайского моря.

Адмирал Сун отметил, что пока такие предположения “безосновательны”. Одновременно он дал понять, что перспектива появления китайской ADIZ и над ЮКМ будет целиком определяться характером развития здесь военно-политической ситуации.

Пожалуй, единственным положительным моментом последнего “Диалога Шангри-Ла” стали переговоры, которые прошли на его полях между адмиралом Сун Цзяньго и заместителем министра обороны Японии Хидеси Токучи.

Комментаторы отмечают благожелательную атмосферу, сопровождавшую переговоры, которые завершились подписанием Меморандума о взаимопонимании в сфере мероприятий по предотвращению столкновений на море и воздухе. Подобные мероприятия представляются крайне актуальными в условиях сохраняющейся напряжённости вокруг островов Сенкаку/Дяоюйдао.

Это важное событие в двусторонних отношениях, которые развиваются весьма противоречивым образом. Хотелось бы надеяться на то, что отмеченный выше и другие положительные импульсы последнего времени получат дальнейшее развитие. Ибо в перечне факторов, определяющих ситуацию в ЮКМ (и в АТР в целом), вполне вероятной становится перспектива выхода на передний план именно японо-китайских отношений.

В целом же очередной “Диалог Шангри-Ла” точно отразил особенности сложной ситуации, складывающейся в ЮКМ и в АТР в целом. Базовой из этих особенностей остаётся усиление конкурентной компоненты в системе американо-китайских отношений.

Вряд ли в Пекине мог вызвать положительные эмоции визит Э. Картера в Ханой уже на следующий день после завершения форума в Сингапуре. Итогом этого визита стало подписание министрами обороны двух стран “Совместного видения состояния отношений в сфере обороны”. Что это будет означать практически, покажет уже ближайшее будущее.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для Интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×