15.04.2015 Автор: Александр Орлов

Снятие запрета на поставки «С-300» Ирану – что стоит за этим шагом?

upload142901292466636_thumb13 апреля Москва отменила добровольно введенное эмбарго на поставку Ирану зенитных ракетных комплексов «С-300», вызвав мгновенно резкую критику со стороны США и Израиля. Что не может не вызывать удивления. Во-первых, Россия могла этого запрета вообще не вводить в 2010 году, поскольку эти системы ПВО – чисто оборонительные и не попадают под действие санкций СБ ООН. Просто тогда РФ дала слабину под давлением Запада. Во-вторых, а разве отмена всех санкций не является частью соглашения, заключенного в Лозанне две недели назад? И вообще, как тогда нужно относиться к поставкам американского оружия экстремистским и террористическим организациям, воюющим в Сирии против легитимного правительства?

А вот озабоченность Израиля понятна. Ведь, пойдя на сделку с Тегераном в Лозанне, Вашингтон, по существу, снял с себя ответственность за безопасность еврейского государства. И любому эксперту понятно: Иран получил возможность и далее развивать свою ядерную программу. Поэтому создание Тегераном ядерного оружия – это вопрос времени. Скажем, год-два. Американцам нужно было международное прикрытие для снятия с Ирана санкций, чтобы получить доступ к нефтегазовым богатствам ИРИ, и они его получили в Лозанне. Поэтому теперь все вопли недовольства Вашингтона просто не серьезны. А Тель-Авиву свои протесты нужно адресовать Обаме. Как, впрочем, и Саудовской Аравии, которая тоже недовольна соглашением по ИЯП.

Тем не менее, 14 апреля президент России Владимир Путин  провел телефонный разговор с премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху и успокоил его, обстоятельно разъяснив логику действий российского руководства в данном контексте. В частности, акцентировав тот факт, что по своим тактико-техническим характеристикам система С-300 имеет сугубо оборонительное назначение и не поставит под угрозу безопасность Израиля и других стран ближневосточного региона.

Как известно, еще в 2007 году Россия подписала с Ираном контракт стоимостью порядка 800 миллионов долларов на поставку пяти дивизионов зенитных ракетных комплексов «С-300», способных обнаруживать и уничтожать баллистические ракеты, крылатые ракеты и низко летающие самолеты. Однако США и Израиль добились того, чтобы Кремль приостановил реализацию контракта, выразив обеспокоенность тем, что Тегеран может использовать эти сложные современные системы для защиты своих строящихся ядерных установок от авиаударов. Хотя за этим была и коммерческая составляющая – в обмен на отказ от поставки «С-300» Саудовская Аравия пообещала закупить у РФ военной техники более чем на 2 млрд долл. И в 2010 году тогдашний президент Дмитрий Медведев издал в Кремле указ, запрещавший поставки Ирану российских систем С-300. Но как только Москва приостановила контракт с ИРИ, саудовцы так ничего и не купили, элементарно обманув Россию.

Сейчас же, сняв запрет на это, в России не скрывают своего восторга. «Мы убеждены, что на данном этапе необходимость в такого рода эмбарго, причем в отдельном, добровольном российском эмбарго, полностью отпала, — заявил в понедельник министр иностранных дел России Сергей Лавров. — С-300 — это зенитно-ракетный комплекс, который имеет исключительно оборонительный характер, не приспособлен для целей нападения и не поставит под угрозу безопасность какого-либо государства региона, включая, конечно, Израиль». По словам Лаврова, санкции ООН никаких ограничений на поставку средств ПВО в Иран не накладывали. Кроме того, он подчеркнул, что современные системы обороны очень важны для Ирана. «Учитывая очень напряженную ситуацию в окружающем его регионе, современные системы противовоздушной обороны очень важны сейчас для Ирана,» — заявил он, ссылаясь, в частности на военные действия в Йемене.

В ответ пресс-секретарь Белого дома Джош Эрнест заявил, что США — против решения России по поводу поставок систем ПВО Ирану, и по его словам, госсекретарь Джон Керри уже изложил эту позицию лично г-ну Лаврову.

«Россия понимает, что США серьезно подходят к вопросам обеспечения безопасности своих союзников в этом регионе», — сказал он. Эти действия Москвы могут еще больше осложнить попытки Белого дома довести до конца подписание соглашения с Ираном к 30 июня, хотя госдепартамент высказал надежду на то, что эти разногласия не нарушат переговорный процесс с Ираном. Но как отметила представитель Госдепа Мари Харф: «С учетом дестабилизирующих действий Ирана в регионе, в таких странах, как Йемен и Ливан, мы не считаем, что сейчас — удачный момент для поставки ему такого рода систем», — заявила она.

Судя по всему, администрация Обамы пока не имеет четкого представления о том, как подписание ядерного соглашения с Ираном повлияет на поставки оружия в эту страну.

Как утверждали в последнее время официальные представители США, действующие резолюции Совета Безопасности ООН, которые определяют регламент экономических и военных санкций против Ирана, будут поэтапно отменены в рамках окончательного соглашения. Но по их словам, будут вынесены другие резолюции, в соответствии с которыми будет продлен запрет на поставку Тегерану некоторых видов вооружений. Однако они не уточнили, коснется ли это систем С-300. Как заявили представители США, новые резолюции будут по-прежнему направлены на то, чтобы не допустить поставки тех видов вооружений, которые Иран смог бы использовать для своей программы разработки баллистических ракет.

Однако не эта проблема должна беспокоить сейчас Россию, а совсем другой аспект отмены санкций – экономический. Основные источники доходов Москвы — нефть и газ, которые составили 68% от российского экспорта в 2014 году. Возвращение Тегерана на рынок энергоносителей повлечет снижение цен как на нефть, так  и газ. К тому же Иран будет конкурировать с Россией за одних и тех же клиентов. Хотя Москва и была одним из авторов рамочного соглашения «шестерки» международных посредников с Ираном, сегодня эта сделка грозит обернуться для нее потерями.

Конечно, до конца текущего года влияние Ирана на цены на нефть и газ будет крайне ограниченным, поскольку Тегерану понадобится время для модернизации своей инфраструктуры для вывоза нефти и газа, но для России весьма ощутимы даже небольшие колебания. Курс российского рубля напрямую зависит от стоимости нефти. Москва рассчитывала на повышение цен на нефть в течение ближайшего года.

Но главную угрозу для российской экономики представляет собой иранский природный газ. На экспорт газа приходится треть экспортных доходов РФ. А Иран может постепенно заменить ее в качестве основного поставщика газа в Европу, располагая его запасами в 34 триллионов кубометров. Кроме того, в иранском газе нуждается Турция и готова увеличить его импорт при условии приемлемой цены, заявил накануне президент Турции Эрдоган на пресс-конференции в Тегеране в ходе визита в Иран. «90-95% иранского газа покупает Турция, это очень большой объем. Однако иранский газ для нас самый дорогой. Если мы договоримся о приемлемой цене, то увеличим импорт, поскольку нашей стране при ее развитой промышленности нужен газ». Иран, который продает свой газ в Турцию с 2001 года, является вторым по объему после России поставщиком «голубого топлива» в эту страну, поставляя в год 10 миллиардов кубометров газа. А тут еще пошли разговоры о том, что Тегеран готов будет разрешить через свою территорию транзит в Турцию и Европу туркменского газа, вместо того, чтобы строить трубопровод по дну Каспийского моря.

За этим, скорее всего, последуют и давно добивающиеся иранского газа  страны Евросоюза. Тут станет вопрос о гораздо больших объемах газа, что приведет к подрыву позиций российского Газпрома. Ведь уже сегодня он поставляет в Турцию около трех десятков миллиардов кубометров газа, а еще вдвое больше планирует поставлять в эту страну и Юго-Восточную Европу по «Турецкому потоку». И стоит Тегерану пойти на разумную ценовую уступку, как он может существенно потеснить российский газ на турецком и европейском рынках.

Вот и спешит Москва хоть что-то получить от того, что не совсем обдуманно помогла США заключить сделку по ИЯП по западному сценарию, заранее не обеспечив свои торгово-экономические и энергетические интересы в Иране.

А вопрос с «С-300» впервые обозначил серьезный интерес Москвы к Тегерану в условиях, когда санкции могут быть вскоре полностью сняты. Если, конечно, США, Израиль и Саудовская Аравия не поменяют своего подхода к этому до 30 июня с.г.

Александр Орлов, политолог, эксперт-востоковед, специально для Интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×