26.03.2015 Автор: Андрей Беляев

Грузия–Иран: соседи ссорятся

330446_originalИранская провинция Ферейдан – место компактного проживания армян и грузин. В городке Ферейдуншахри, где особенно много грузин, произошел неприятный инцидент. Местные грузины установили памятник грузинской азбуке. Мероприятие прошло в торжественной обстановке. По словам местных источников, на открытие памятника пришел и стар, и млад. Памятник азбуке решено было воздвигнуть на главной площади. Это не очень понравилось иранскому меньшинству. И, как оказалось, не только.

Праздник закончился, а утром ферейданцы памятник на своем месте не обнаружили. Он оказался далеко за городом. Как удалось выяснить местным жителям, памятник был снесен и вывезен сотрудниками службы безопасности и солдатами иранской армии. Один из местных грузин выразил общую обиду на страницах Facebook: «Мы пытаемся отстоять свою идентичность, а тут такое… За четыре века нашего проживания в Ферейдане не происходило ничего такого, что произошло в эти дни. Весь район наводнен спецслужбами». Событие можно было бы списать на чисто «внутренние правила» игры в Иране, если бы не одно «но», за которое ферейданские грузины могут быть «благодарны» правительству исторической родины.

Недавно в Тбилиси посольство Ирана выступило с заявлением, в котором обвинило министра юстиции Грузии Тею Цулукиани в ксенофобии, и выразило сожаление, что заявления, которые допустила госпожа министр, способны омрачить дружеские добрососедские отношения между Ираном и Грузией.

Дело в том, что грузинские власти, стремясь получить безвизовый режим с Евросоюзом на майском саммите «Восточного партнерства» в Риге, то ли с подачи ЕС, то ли по собственной инициативе кинулись ужесточать визовый режим со многими странами мира. Можно по разному относиться к прежнему правительству Грузии – правительству Михаила Саакашвили, но то, что в нормальном существовании страны большую роль может играть туризм, оно знало крепко. А потому упразднило визовый режим практически со всеми странами мира, заодно тем самым облегчив условия въезда и пребывания в Грузии потенциальным инвесторам. Действия тут же дали эффект. Резко возросло количество туристов. Бизнесмены, получив свободу въезда и проживания, не прекращали нахваливать прогрессивность грузинского правительства. Такая реклама не могла не сыграть – потянулись в Грузию и предприниматели, соблазненные простотой жизни и ведения бизнеса.

Придя к власти, «Грузинская мечта» вскоре пересмотрела порядок въезда и правила пребывания в Грузии, вернув визовый режим для граждан одних государства и ограничив срок пребывания гражданам других. Эти действия и тут дали моментальный эффект – количество туристов уменьшилось слегка, а вот количество предпринимателей, имеющих бизнес в Грузии, – заметно. Особенно после того, как некоторые из них столкнулись с серьезными проблемами при въезде в Грузию.

Министр юстиции Тея Цулукиани, чье ведомство разрабатывало и внедрило новые регуляции, в ходе выступления по местным телеканалам, стремясь доказать правильность действий правительства, допустила некорректное высказывание, смысл которого свелся к следующему: подумаешь, всего-то на 42 тысячи меньше приехало иранцев, египтян, китайцев и иракцев – зато усилен контроль, в страну могут приезжать только доброжелатели, и есть надежда, что это будет по заслугам оценено на саммите в Риге, где Грузия может получить безвизовый режим с ЕС.

Посольство Ирана было задето пренебрежительным тоном Цулукиани и тем, что иранцев она записала в потенциальные недоброжелатели. В специальном заявлении дипмиссия этой страны отметила: «Хотим сказать несколько слов в связи с неквалифицированным и необдуманным заявлением госпожи Цулукиани… На протяжении всей истории, иранцы, как разумный и высококультурный народ, где бы не жили, служили успеху и благосостоянию страны проживания. Так что, мы можем считать установленные ограничения для иранских инвесторов и туристов потерей Грузией знаний, капитала и ценного сотрудничества с иранскими друзьями. Вместе с тем это не окажет влияние на существующие отношения народов мира, несмотря на расистские и ксенофобские мнения некоторых чиновников».

Министерство юстиции Грузии отреагировало на «обиду» посольства Ирана ответным заявлением, в котором попыталось сгладить неоднозначное заявление руководителя ведомства. Однако в обществе и политических верхах Грузии к тому времени вовсе разгорелись споры о том, надо ли было отказываться от общего либерального визового режима, внедренного прежними властями, и пикирование между минюстом и посольством Ирана ушло далеко на задний план. К слову, любопытно, что признав новые регуляции в целом не соответствующими интересам Грузии, власти пока так и не приступили к их отмене. Слышны лишь раскаяния в скоропалительности и необдуманности собственных действий. И это вызывает вопрос – что же мешает, оставив самобичевание, просто исправить допущенную ошибку и вернуть все на круги своя?

Конечно, события в Ферейдане могут быть и не связаны напрямую с неаккуратным заявлением министра юстиции Грузии, но уж слишком «темы переплетены». Так, словно в Ферейдане иранская сторона решила показать грузинской: хотели проявление ксенофобии – пожалуйста. А в целом произошедшее в определенной степени отражает малопривлекательную черту властей Грузии – решать свои задачи, не думая о том, что при этом могут быть задеты соседние страны, придерживающиеся иной линии в отношении некоего вопроса. Захотели угодить ЕС, а «зацепили» Иран, да еще без гарантий, что ЕС как-то положительно оценит проявленное «рвение».

Андрей Беляев, эксперт по Южному Кавказу, специально для Интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».

 


×
Выберие дайджест для скачивания:
×