20.03.2015 Автор: Константин Асмолов

Об очередном витке напряженности на фоне учений США и РК

K453453453Я пишу этот текст в преддверии возможного обострения, которое уже начинается на уровне слов, но пока не приблизилось по напряженности к ситуации 2013 или 2010 годов. Дело в том, что каждый год межкорейские отношения проходят очередную проверку на прочность, когда в начале марта США и РК проводят крупномасштабные совместные военные учения, содержание которых не является большим секретом. Это отработка наступательных операций, в которых могут принимать участие до трети армии РК. И поскольку скрытно провести мобилизацию и подготовку войск перед вторжением нельзя, любые маневры подобной численности воспринимаются Пхеньяном как потенциальная подготовка к вторжению. Благо, учения – это хороший способ перевести значительные воинские части на исходные позиции войны, что в отсутствие маневров сразу же вызвало бы всеобщую настороженность. Каждый год в преддверии таких масштабных учений Северная Корея выражает обеспокоенность и в той или иной форме предлагает Сеулу и Вашингтону отказаться от этой тактики. В этот раз она, например, предложила разменять отказ от учений на отказ от проведения дальнейших ядерных испытаний.

Ежегодно в ответ на подобные предложения КНДР Вашингтон и Сеул заявляют, что проведение учений – их внутреннее дело, а действия КНДР или нагнетают региональную обстановку (если это были угрозы) или являются демагогическими предложениями, призванными «произвести наступление очарованием», если в них было конструктивное зерно. В этот раз северокорейские предложения были отвергнуты потому, что с точки зрения международного сообщества, КНДР и так не должна проводить ядерные испытания, а стало быть – торг здесь неуместен.

Каждый год в ответ на проводимые учения Северная Корея огрызается. Обычно это проведение собственных учений и запуски ракет малой дальности, а также, как минимум, слухи «о чем-то большем». Этот раз – не исключение, и 3 марта 2015 марта министр иностранных дел КНДР Ли Су Ен заявил, что проводимые в настоящий момент США и Республикой Корея на Корейском полуострове совместные военные маневры «носят беспрецедентный провокационный характер, и высока вероятность того, что они приведут к войне», ответственность за которую понесут Сеул и Вашингтон. Глава северокорейского МИД также отметил, что США уже в течение более полувека постоянно проводят враждебную политику в отношении КНДР. «КНДР вынуждена усиливать свои силы ядерного сдерживания, дабы противодействовать растущей день изо дня ядерной угрозе со стороны США. В настоящее время КНДР располагает заставляющими США трепетать силами и в полной мере может в необходимый момент пойти на превентивные меры», – заключил министр.

Эта новость была немедленно подкреплена сообщением о том, что КНДР готовится к проведению очередных испытательных пусков баллистических ракет средней дальности типа «Нодон». Об этом сообщило южнокорейское информагентство «Ёнхап», по данным которого в последние дни были отмечены признаки возросшей активности на полигоне в провинции Пхёнан-Пукто, в частности, туда прибыли две мобильные пусковые установки. «Вероятность проведения испытаний высока, южнокорейские военные пристально следят за развитием ситуации», – указал представитель правительства. Всего, по данным агентства «Ренхап», КНДР располагает 200 ракет типа «Нодон» с радиусом действия около 1,3 тыс. км.

А 2 марта 2015 г., в первый день вражеских маневров, КНДР осуществила пуски двух баллистических ракет. По данным министерства обороны РК, ракеты типа «Скад» были запущены с транспортно-пусковых установок из района порта Нампхо на западном побережье КНДР. Ракеты пролетели соответственно 493 и 495 км над территорией Севера и приводнились в международных водах в Японском море. За день до пуска ракет появилось заявление пресс-секретаря начальника генштаба Корейской народной армии. В нем отмечалось, что «мы не оставим без последствий совместные американо-южнокорейские маневры. Мы ответим на них беспощадным огнем». Еще КНДР запустила две ракеты малой дальности в акваторию Японского моря.

В этом контексте вооруженные силы РК не исключают возможности новых ответных действий со стороны КНДР. Об этом пишет газета «Тонъа Ильбо». «Мы не исключаем возможности новых провокаций в связи с началом маневров Key Resolve», – цитирует газета мнение военных РК. «Север явно стремится обеспечить себе превосходство в межкорейских отношениях, стремясь возложить вину за эскалацию напряженности на Корейском полуострове на Сеул и Вашингтон», – подчеркнул в этой связи пресс-секретарь МО РК Ким Мин Сок.

На всякий случай правительство РК официально обратилось в комитет Совета Безопасности  ООН по санкциям. Сеул, в частности, попросил обратить внимание на то, что данные пуски являются нарушением резолюции Совета Безопасности ООН и требуют ответных мер. Речь идёт о резолюциях № 1695 от 2006 года и № 2094 от 2013 года, которые запрещают Пхеньяну осуществлять  пуски любых баллистических ракет. Совбез ООН вряд ли незамедлительно примет реальные ответные меры, однако сейчас важно признание действий Пхеньяна нарушением резолюций.

А тем временем 12 марта КНДР осуществила запуск еще семи ракет класса «земля-воздух» в направлении Восточного моря. По данным Объединённого комитета начальников штабов вооружённых сил РК, запуски проводились с 18.00 до 19.00 часов из провинции Хамгён-Пукто. Отмечается, что в этот раз были впервые запущены ракеты типа SA-5 дальность которых достигала 250 км. Сообщается, что и на этот раз Север не предупреждал о запусках, за которыми лично наблюдал лидер государства.

Всё это мы должны иметь в виду, когда очередной весной в прессе появятся статьи с кричащими заголовками о растущей напряженности или об угрозе новой войны. Относиться к ним надо сдержанно и спокойно. Но не забывать, что каждый виток такого «сезонного обострения» имеет малый процент перерастания в кризис благодаря иррациональным факторам, которые мы в свое время разбирали: ситуация, когда обе стороны имеют установку жестко реагировать и действовать по обстановке, может привести к тому, что конфликт начнется из-за случайного сбоя, который вызовет последовательную эскалацию вооруженных ответов, и после серии обменов ударами растущий ущерб уже не позволит «отыграть назад». Вдобавок взаимная напряженность повышает общий уровень стресса и нервного напряжения, в результате чего опасные и важные решения могут быть приняты не на холодную голову, а под влиянием иррациональных факторов или эмоций.

Потому каждый год мы следим за развитием событий, объясняя аудитории, что все не так внезапно и опасно, и выражая надежду на то, что и в этот раз – пронесет. 

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для Интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×