13.03.2015 Автор: Станислав Иванов

Анатомия ИГ и возможные сценарии его эволюции

342342342В последнее время мировые СМИ уделяют значительное внимание освещению действий «Исламского государства» (ИГ), тиражируют видеокадры с изображением парадов джихадистов с тяжелым вооружением и боевой техникой, жестоких расправ над пленными и заложниками, уничтожения музейных ценностей мирового значения. Несмотря на ракетно-бомбовые удары ВВС США и их союзников, Исламский халифат продолжает создавать на территории Ирака и Сирии свои государственные структуры, устанавливает законы шариата, ведет наступательные боевые действия сразу на нескольких фронтах. Так называемую «клятву верности» новоявленному халифу дают многие боевики-исламисты за пределами Ирака и Сирии (в Ливии, Йемене, Ливане, Иордании, Афганистане, Пакистане, на Северном Кавказе, в странах Центральной Азии и т.д.).

Мировое сообщество задается вопросом: откуда взялся этот новый террористический монстр, затмивший своими преступлениями «Аль-Каиду» и «Талибан»? Что же скрывается за его средневековыми зверствами и мракобесием, каковы корни, причины, истоки этого явления, что можно ожидать дальше от «Исламского государства»? Ведь прошли столетия с тех пор, как в Европе прекратились религиозные войны и перестали погибать люди из-за богословских разногласий.

Похоже на то, что мир до конца не осознал степени угрозы радикального ислама для нашей цивилизации. Явно недостаточно внимания уделяется изучению идейной базы и причин притягательности ИГ для миллионов жителей нашей планеты. Если стремление арабов и мусульман отправиться на джихад (священную войну с неверными) хоть как-то можно объяснить, то приток в ряды джихадистов юношей и девушек из вполне благополучных европейских семей остается загадкой. Вряд ли последних можно поголовно считать личностями с неустойчивой психикой или простыми авантюристами. Отчасти их тяга к ИГ объясняется вакуумом идей и нравственных ориентиров западной цивилизации, моральной деградацией обществ, когда вместо традиционных семейных ценностей пропагандируются индивидуализм, насилие, стремление к наживе любой ценой, однополые браки, половая распущенность, неуважение к культуре, религии и вековым традициям. К этому можно добавить растущую неудовлетворенность молодежи своим положением в семье и обществе, отсутствием перспектив реализовать свои потенциальные возможности, активным воздействием исламистов на аудиторию через интернет. Это расширяет географию и демографию джихадистского движения, позволяя молодежи независимо от национальности, пола и материального положения виртуально общаться с вербовщиками, в результате чего они добровольно направляются в Сирию и Ирак. В ФБР признали, что эмиссары группировки «Исламское государство» действуют во всех 50-ти штатах США, примерно такая же картина в странах Европы и СНГ. Можно предполагать, что ИГ не оставляет без внимания и страны Африки, Азии и Латинской Америки. Сегодня Исламский халифат пользуется поддержкой большей части арабо-суннитского населения Ирака и Сирии, а это составляет по самым скромным подсчетам свыше 12 млн человек. Центральные власти в Багдаде и Дамаске долгое время игнорировали нужды и чаяния суннитов и, по сути, вытолкнули их в Исламский халифат. Не прекращается финансовая поддержка ИГ со стороны неправительственных организаций и различных исламистских фондов монархий Персидского залива, других арабских и мусульманских государств, включая Турцию.

Если не вдаваться в дебри теологии, а посмотреть лишь на лозунги и действия лидеров ИГ, то можно отметить следующее.

Вслед за распространением по планете ислама как наиболее молодой и популярной религии, мы наблюдаем и ее побочное уродливое явление – распространение идей радикального или политизированного ислама. Религиозную и интеллектуальную привлекательность «Исламского государства» при всей его внешней, ничем не оправданной, агрессивности и догматичности взглядов ни в коем случае нельзя недооценивать. Сторонники радикального ислама пытаются вернуть арабские (мусульманские) общества в 7-ой век, когда ислам помог сплотить арабские племена Аравийского полуострова и обеспечить им в последующем создание своей империи на обширной территории под названием Арабского или Исламского халифата. Мы наблюдаем сегодня в Ираке, Сирии, Ливии, других арабских странах настоящий рецидив раннего ислама, когда война и убийства неверных, разрушение культурных и исторических памятников вновь становятся нормой поведения.

Джихадисты считают, что любое отрицание святости Корана и пророчеств Мухаммеда – это откровенное вероотступничество и при этом перечисляют еще много других поступков, из-за которых мусульманин может быть отлучен от ислама (употребление или продажа алкоголя, наркотиков, ношение западной одежды, сбритая борода, участие в выборах светской власти, нежелание называть вероотступниками других людей и т.п.). В этот список входит также принадлежность к шиизму, потому что «Исламское государство» считает шиизм нововведением, а по Корану это является отрицанием изначального совершенства. Следуя обычаю такфир (обвинению в неверии), «Исламское государство» намерено очистить мир от неверных, к коим их лидеры относят не только атеистов, язычников, представителей других религий, шиитов, но даже не разделяющих их крайних взглядов мусульман-суннитов. В соответствии с девятой главой Корана (сура «Ат-Тауба» или «Покаяние») лидеры ИГ сохраняют жизнь и позволяют оставаться на территории халифата лишь езидам, христианам, представителям других религиозных конфессий, если они платят особую подать, известную как джизья, а также признают свое подчиненное положение, близкое к рабству.

Каковы же возможные сценарии дальнейшей эволюции существующего сегодня де-факто Исламского халифата?

1.​ Мировому сообществу все же удастся объединить свои усилия в борьбе с ИГ, развенчать его идеологию, лишить поддержки со стороны местного населения, добиться изоляции извне, разгромить его наиболее боеспособные отряды и разоружить оставшихся. По оценкам западных экспертов, этого эффекта можно добиться лишь посредством новой масштабной наземной операции коалиции стран в течение нескольких лет.

2.​ Халифат откажется от своих агрессивных устремлений, прекратит массовые казни и насилие, трансформируется в арабо-суннитское государство умеренного толка, сможет наладить отношения с Дамаском и Багдадом, Эр-Риядом, Дохой и Анкарой, другими странами ЛАГ. В таком случае он может сохраниться и даже считаться на Западе как форпост против усиления Ирана в регионе.

3.​ Несогласованность и нерешительность в действиях против ИГ заинтересованных государств и нежелание лидеров халифата отказаться от своих радикальных взглядов и преступных действий могут привести к сомализации региона, когда на территории Ирака, Сирии и в других арабских стран на долгие годы воцарится атмосфера хаоса и насилия. Ирак и Сирия могут окончательно утратить свою государственность и распадутся на анклавы по этно-конфессиональному признаку.

Станислав Иванов, ведущий научный сотрудник Института востоковедения и ИМЭСМО РАН, кандидат исторических наук, специально для Интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×