29.01.2015 Автор: Наталья Замараева

Пакистан – Индия: напряженность нарастает

P56464633333Исламабад и Нью-Дели  отметили встречу 2015 г. очередными пакистано-индийскими  трансграничными перестрелками, как на Линии контроля, так и  в отдельных секторах Рабочей границы. Стычки активизировались еще в конце декабря 2014 г.,  и  противостояние со временем только усиливается. Имеются жертвы с обеих сторон, как среди пограничных войск, так и мирных граждан.

Ставка главнокомандующего пакистанской армии в январе 2015 г. неоднократно заявляла о неспровоцированной стрельбе Индийских сил безопасности с применением тяжелого оружия в различных секторах ЛК. Подчеркивалось, что пакистанские рейнджеры  открывали адекватный  огонь только в целях обороны.

Осуждая действия индийских пограничных сил безопасности, внешнеполитическое ведомство Пакистана неоднократно выражало решительный протест правительству Индии. Советник премьер-министра по вопросам национальной безопасности и иностранным делам А.Азиз обратился с письмом к министру иностранных дел Индии расследовать обстоятельства, при которых были убиты двое пакистанских рейнджеров, провести объективное расследование и привлечь виновных в этом преступлении к правосудию в целях сохранения мира и спокойствия.

Основное обвинение индийской стороны  сводящееся к характеристике Пакистана, как «основного потока терроризма», в свою очередь полностью опровергается Исламабадом.

Пограничные столкновения усилились в последние месяцы, похоронив надежду главы федерального правительства Пакистана Наваз Шарифа на улучшение отношений с Индией после избрания в  мае 2014 г.  премьер-министром Нарендра Моди.

Начиналось все красиво. Тогда же в мае 2014 г. по приглашению индийского правительства пакистанский премьер Наваз Шариф прилетел в Нью-Дели на инаугурацию своего делийского коллеги. Одним из «подарков»  Исламабада стало освобождение нескольких десятков  индийских рыбаков, содержавшихся в пакистанских тюрьмах. Позднее стороны договорились о возобновлении  переговоров первоначально на уровне секретарей Министерств иностранных дел. Была назначена дата – 25 августа 2014 г.  Но в последний момент индийская сторона «без объяснения причин» (по утверждению Исламабада)  в одностороннем  порядке отменила встречу.

Прецедентом для отказа Нью-Дели от переговоров стала встреча Верховного комиссара Пакистана в Индии Абдул Басита с лидерами Кашмира. Эти события происходили на фоне спорадических перестрелок на пакистано-индийской границе в Кашмире.

В сентябре 2014 г.  на Генеральной ассамблее ООН Наваз Шариф вновь, как и в 90-е годы ХХ века, призывал к решению Кашмирского кризиса в соответствии резолюциями ООН.

Прежняя правящая в 2008-2013 гг. Пакистанская народная партия (ПНП)  избегала выдвигать кашмирский вопрос в качестве приоритетного в диалоге с Нью-Дели. Наоборот,  в 2011 – 2012 гг. она призвала «заморозить» его и урегулировать несколько технических вопросов – консульский (предоставление в ускоренном режиме виз некоторым категориям граждан обеих стран), транспортный (автобусные маршруты в Кашмире) и ряд других. В этом был определенный резон – многие вопросы не решались годами.

Пришедшая к власти в Пакистане в мае 2013 г. администрация Наваз Шарифа назвала этот курс «неэффективным» и стала педалировать Кашмирский вопрос. В сентябре 2014 г. на ГА ООН  глава Пакистана вновь призвал мировую общественность выполнить резолюции ООН в этой области.

Несмотря на заявления начальника штаба сухопутных войск Пакистана генерала Р.Шарифа о том, что федеральная армия способна адекватно и незамедлительно реагировать  на внутренние и внешние угрозы, ставка старалась избегать прямого вооруженного конфликта с Индией. Масштабная военная операция на северо-западе страны, в ряде агентств Территории племен федерального управления (ТПФУ) на границе с Афганистаном по ликвидации боевиков задействовала  крупные войсковые соединения, тяжелую военную технику.  В отличие от прежних лет, в 2014 г. генштаб принял решение о продолжении военной операции в Северном Вазиристане в зимний период (2014 – 2015 гг.). Военная кампания на восточных рубежах, индийском направлении потребовала бы значительных материальных, финансовых и иных средств, передислокации воинских контингентов и т.д.  Армия не могла позволить это.

С целью снизить напряженность Исламабад предпринял ряд дипломатических инициатив, привлекая мировое общественное  внимание к «мирному» урегулированию кашмирского кризиса. Это имело определенный краткосрочный эффект.

Несмотря на развернувшуюся в Пакистане широкую антитеррористическую кампанию, в которой задействованы многие гражданские государственные институты и  федеральная армия, генштаб уже заговорил о разработанном плане возвращения временно перемещенных лиц (около одного миллиона) в зону племен. Это подтверждает  скорое завершение военной операции федеральной армии в ТПФУ, и высвободит  требуемый ресурс для его усиления на восточной границе.

Как представляется, значительную роль в примирении, или вернее, временном снижении напряженности пакистано-индийского противостояния может сыграть Китай. Позиционируя себя региональной стабилизирующей силой, он делает поворот в сторону развития и укрепления стратегического сотрудничества с региональными державами, (включая,  в частности, урегулирование ряда вопросов с Индией), партнерами по международным экономическим альянсам.

Наталья Замараева, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник сектора Пакистана Института востоковедения РАН, специально для Интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×