20.12.2014 Автор: Виктор Михин

ССАГПЗ и его проблемы

897654Прошедший однодневный саммит в Дохе стран-членов Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ) помимо того, что привлек пристальное внимание многих политиков, но еще выявил новые тенденции в развитие внутренней и внешней политики арабских стран этого весьма важного региона. Следует напомнить, что в это объединение входят шесть монархий Аравийского полуострова: Бахрейн, Катар, Кувейт, Оман, ОАЭ, Саудовская Аравия. На эти страны приходится около 20 процентов мировой добычи нефти, здесь находится свыше 50 процентов мировых разведанных нефтяных запасов (а Саудовская Аравия по этому показателю находится на первом месте в мире), суммарный ВВП этих королевств и эмиратов доходит до 1,5 трлн долларов.

Прежде всего, важен тот факт, что саммит наконец-то прошел именно в Дохе, с которой Эр-Рияд, Манама и Абу-Даби в течение почти всего года имели резкие разногласия, вылившиеся в отзыв послов. Недавно арабские послы вернулись к исполнению своих обязанностей, а эмир Катара шейх Тамим ибн Хамад Аль Тани согласился изменить свою политику в отношении организации «Братьев- мусульман», координировать сирийский курс в соответствие с планами «старшей сестры» — Саудовской Аравии и поумерить пыл некогда знаменитого телеканала «Аль-Джазира». Казалось в этом плане, вроде бы наступила идиллия. Однако, знаменитый теолог шейх Юсуф аль-Кардауи по-прежнему остается в Дохе, хотя и не произносит свои пламенные проповеди, критикующие арабских соседей, а катарские мусульманские фонды также спонсируют террористические организации в Сирии. И, кроме того, весьма примечателен тот факт, что вместо двух дней саммит проходил в течение одного дня, и, как сообщает арабская пресса, все это заняло два часа, что наводит на пессимистичные размышления.

Видимо, на саммите были подписаны только те документы, которые были заранее подготовлены и которые в какой-то мере, отражали возвращение «блудного сына» Катара в лоно Эр-Рияда. На встрече было принято решение о создании общего военно-морского флота, а также об учреждении единого органа координации вооруженных сил и общей системы правоохранительных органов. Учитывая, что последние десятилетия страны Залива жили под «зонтиком» США, представленных в Бахрейне оперативной базой Пятого флота, а также многочисленных американских баз на территории арабских государств, эти решения призваны взять в свои руки руководство и непосредственно защиту своих интересов самим странам-участникам ССАГПЗ. Насколько можно судить, лидеры стран Персидского залива опасаются начала конфронтации и в этих условиях рассчитывают только на усиление собственного влияния в регионе. «Цель создания союза – укрепление военного сотрудничества стран залива: Саудовской Аравии, Кувейта, Бахрейна, Катара, Омана и Объединенных Арабских Эмиратов,- отметила иранская газета Tehran Times. — Кроме того, аравийские монархи по предложению министерств обороны создадут единое военное командование объединенными вооруженными силами, штаб-квартира которого будет в столице Саудовской Аравии — Эр-Рияде».

Создание единой полиции, которую катарские СМИ уже окрестили «Gulf Interpol», нацелена на «улучшение сотрудничества в борьбе с незаконным оборотом наркотиков, отмыванием денег и киберпреступностью». Пожелания, как говориться, прекрасные, но как это будет выглядит на деле? Видимо, если произойдут какие-либо волнения типа недавних бахрейнских, то туда будет оправлены не вооруженные силы одной Саудовской Аравии, а совместные отряды Gulf Interpol. Интересно, пустит ли Катар эту полицию на свою территорию? Хотя предлоги уже есть, и они явны.

Например, Американский институт «Защита демократии» в обнародованном на днях докладе сообщает, что финансовая и военная поддержка Катаром террористических группировок привела к усугублению кризиса в регионе. И, хотя Катар участвует в возглавляемой Соединенными Штатами коалиции против терроризма, Доха по-прежнему оказывает поддержку действующим в регионе, прежде всего в Ираке и Сирии, террористическим формированиям, таким как «Исламское государство» (ИГ) и «Аль-Каида», и, помогая им оружием и деньгами, создает новые вызовы для региональной безопасности. Таким образом становится ясно, что Катар пытается усидеть на двух стульях. На словах эта страна присоединилась к усилиям в борьбе с терроризмом на Ближнем Востоке, а на деле продолжает спонсировать своих союзников организации «Исламское государство» и «Аль-Каиду».

Вполне очевидно, что в последнее время США демонстрируют военно-стратегическую и политическую слабость. С другой стороны, у Саудовской Аравии и ряда других стран есть расхождения в интересах с Америкой в этом регионе. Поэтому полностью рассчитывать на поддержку США они не могут. И в этих условиях они ищут способ компенсировать это за счет взаимной поддержки. Внутренняя же нестабильность режимов предполагает стремление обеспечить подавление возможных народных выступлений за счет коллективных усилий других стран. В то же время, вряд ли эти инициативы связаны с обострением противоречий между США и Саудовской Аравией из-за игры на нефтяных рынках, о чем в последнее время активно муссируются слухи. По одной из версий, именно саудовцы стоят за снижением цен на нефть, чем наносят удар, в том числе, по сланцевым проектам США.

В целом, саммит ССАГПЗ, по мнению арабской прессы, был по большей части посвящен борьбе с терроризмом. Об этом неоднократно говорил председатель встречи, эмир Катара шейх Тамим бен Хамад Аль Тани: «Мы должны отложить в сторону имеющиеся разногласия и вместе противостоять опасностям». Так он обращался к лидерам Саудовской Аравии, Кувейта, Омана, ОАЭ и Бахрейна. «У нас нет другого выбора, кроме как противодействовать терроризму», — настаивал эмир Катара.

В последнее время главную опасность для аравийских стран стало представлять «Исламское государство», которое выросло на базе тех вооруженных отрядов оппозиции, которые сначала воевали в Ираке и Сирии против арабских режимов. Вскоре они превратились в серьезную военно-политическую силу, которая стала претендовать на большее влияние, чем ее предшественница «Аль-Каида», поскольку получила под свой контроль нефтедобывающие предприятия Сирии и Ирака. Большинство государств ССАГПЗ являются членами возглавляемой США международной коалиции борьбы с боевиками организации «Исламское Государство», а военные самолеты Саудовской Аравии и ОАЭ совершили ряд налетов, в то время как Кувейт предоставил Коалиции материально-техническую поддержку.

Кроме того, совершенно ясно что принятые в Дохе решения направлены также на продолжение конфронтации с Ираном, о чем саудовские правители говорят буквально каждый день и пытаются навязать эту точку зрения своим арабским соседям. Заявляя об опасности установления шиитской гегемонии в регионе, Саудовская Аравия упорно толкает на конфликт с Тегераном не только другие арабские страны, но США и Израиль, подстрекая их к военным авантюрам против ИРИ. Саудовские правители все больше понимают, что для Барака Обамы на данном этапе Иран оказался важнее Саудовского королевства. Ведь Тегеран сегодня – это ключ к решению проблем Афганистана, Сирии, Ирака и Йемена, это гипотетическая возможность использовать огромный энергетический потенциал этой страны для давления на Россию, это своеобразные ворота на Южный Кавказ и в Центральную Азию, и, наконец, это огромный рынок для американского капитала, особенно в энергетическом секторе ИРИ. Вашингтон все энергичнее хочет избавиться от чрезмерной зависимости от своих арабских «союзников» в Персидском заливе, в первую очередь от Саудовской Аравии, которые за нефтедоллары создали в США огромное по влиянию политическое лобби, в основном из республиканцев- политических противников нынешней демократической администрации.

Хотя арабские правители в Дохе публично демонстрировали единство и сплоченность, на самом деле ложкой дёгтя оказалась позиция Султана Оман. Оман отказался от своей очереди принимать саммит стран-участниц Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива в 2015 году, сообщил катарский телеканал «Аль-Джазира» по завершении дохийского саммита. По информации «Аль-Джазиры», решение Омана не проводить встречу связано с его несогласием с инициативой по преобразованию ССАГПЗ в Союз, который одобрили на саммите в Дохе большинство аравийских монархов. Как отметил телеканал, дело дошло до угроз со стороны Султаната Оман вообще выйти из состава Совета сотрудничества, если Саудовская Аравия будет по-прежнему настаивать на превращение его в Союз под своей эгидой.

После саммита в Дохе становится вполне очевидно стремление Эр-Рияда превратить ССАГПЗ, который задумывался как объединение арабских государств в области экономики, транспорта, культуры, в военный союз, который будет защищать в первую очередь интересы своей «старшей сестры» — Саудовской Аравии. В преддверии неизбежной смены власти (нынешнему королю 90 лет, и он серьезно болен) саудовцы торопливо и судорожно пытаются выстроить хотя бы на бумаге то единство, которое, по их мнению, сможет уберечь эти арабские государства от новых веяний турбулентного мира. Но, как говорили древние греки, тщетны и напрасны их надежды!

Виктор Михин, член-корреспондент РАЕН, специально для Интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×