02.10.2014 Автор: Наталия Рогожина

Визит Си Цзиньпина в Индию

8889

Визит Председателя КНР Си Цзиньпина в Индию, состоявшийся с 17 по 19 сентября, многими экспертами оценивается как новый этап в отношениях между двумя сверхдержавами. Уже сам факт приезда китайского лидера в Индию, где впервые за восемь лет принимали гостя такого высокого уровня, свидетельствует о росте заинтересованности двух стран в укреплении двухстороннего сотрудничества, которое они рассматривают как имеющего стратегическое значение для них.

Свидетельством этому служит подписание трех меморандумов о взаимопонимании и 12 соглашений в сфере торговли и инвестиций, промышленного и инфраструктурного развития, науки и технологий, экологии. На эти цели Китай пообещал выделить Индии 20 млрд. долл. в течение пяти лет, что обеспечивает возможность китайскому капиталу укрепить свои позиции на растущем индийском рынке, а Индии получить необходимые финансы для модернизации страны. И это в дополнение к тем 33.6 млрд.долл., которые обещаны Индии Японией, куда недавно с официальным визитом накануне встречи с китайским лидером ездил премьер-министр Н. Моди. По его мнению, развитие делового сотрудничества с Японией должно было содействовать укреплению его переговорных позиций с Китаем, который рассматривает Японию как своего главного конкурента в сотрудничестве с Индией, и привлечь в страну иностранные инвестиции. В итоге между китайскими и индийскими бизнесменами были подписаны соглашения на сумму 3,4 млрд. долл, и была достигнута договоренность об увеличении товарообмена между странами до 100 млрд. долл. к 2015 г.

В основе сближения Индии и Китая, начавшегося всего несколько лет назад, лежит чисто прагматичный подход к обеспечению своей национальной безопасности. При этом экономические соображения доминируют в региональной дипломатии. Китай является главным торговым партнером Индии. Их торговый оборот составил в 2013 г. 65.5 млрд. долл., но складывается не в пользу Индии: с дефицитом в 40,8 млрд. долл. по сравнению с 1 млрд. долл. в 2001-2002 гг. Эту ситуацию Н.Моди и намерен исправить, подписав новые соглашения с Китаем, который пообещал улучшить доступ на свои рынки индийским фармацевтическим товарам и компьютерным технологиям.

Н.Моди, который в своей предвыборной компании делал ставку на рост экономического могущества страны и укреплении ее позиций в мире, рассматривает экономическое сотрудничество с Китаем, как средство достижения этой цели. Признавая заслуги Китая в экономическом строительстве, он стремится перенять его опыт в интересах промышленного роста Индии, делая в основном ставку на привлечение китайских прямых инвестиций, объем которых в течение последних 14 лет не превысил 400 млн. долл. из-за проводимой ранее политики ограничений.

Китай же в свою очередь нуждается в Индии как в рынке сбыта своей продукции, рост спроса на который возрастает с увеличением индийского среднего класса, и с помощью инвестиций в ресурсы и инфраструктуру Индии планирует создать новые возможности для расширения своего промышленного производства. Как заявил Н.Моди накануне приезда китайского лидера, «Китай и Индия – два тела, но одна душа». А Китай не преминул заметить, что Н. Моди является индийским «Никсоном», который выведет китайско-индийские отношения на новый уровень развития.

И все же каким бы радушным не был прием, оказанный Н.Моди Си Цзиньпину, конфликт интересов между двумя супердержавами, сохраняется: остаются нерешенной территориальная проблема в Гималаях, разногласия по трансграничным водным ресурсам, тибетскому вопросу и визовому режиму. И все же главное столкновение интересов происходит на политическом поле в АТР и связано оно с амбициями каждой страны на политическое лидерство в регионе. Индия, чей ВНП составляет лишь одну четвертую от ВНП Китая, не может пока составить ему реальную экономическую конкуренцию в Южной и Юго-Восточной Азии, но расширение здесь его сферы влияния (накануне своего визита в Индию Си Цзиньпин посетил Шри Ланку и Мальдивские острова) вызывает беспокойство политического руководства Индии и рассматривается как угроза безопасности страны. Н. Моди, проводя курс на экономическое сближение с Китаем, в то же время, когда недавно посетил с визитом Японию, подверг резкой критике страны с «экспансионистским типом мышления», что было расценено многими как прямой намек на агрессивную политику Китая в Южно-Китайском море.

В индийском обществе сохраняется недоверие и подозрительность по отношению к Китаю, о чем свидетельствуют данные недавно проведенного социологического опроса. Подавляющее большинство реципиентов поставило Китай на второе место после Пакистана по степени угрозы для страны. И для этого есть основания, если не считать простым совпадением вторжение китайских солдат на спорную пограничную территорию и визит в Индию Си Цзиньпина. Только с начала года зафиксировано 334 случая нарушения границы со стороны китайцев.

Китай же в свою очередь крайне неодобрительно отнесся к последнему соглашению между Индией и Вьетнамом, с которым он ведет борьбу за контроль над Парасельскими островами, в водах которых намечено совместное бурение нефти. Китай дал понять, что рассматривает это соглашение как не имеющее законного права, поскольку оно касается территории, находящейся под его суверенитетом. Индия же, подписав это соглашение с Вьетнамом, с которым она укрепляет и военное сотрудничество, дала понять, что не разделяет единоличные притязания Китая на спорные территории.

Н.Моди, в отличие от своего предшественника, не боится проводить политический курс на сближение со странами – стратегическими соперниками Китая по влиянию в АТР, руководствуясь интересами национальной безопасности, которым может угрожать ускоренная военная модернизация Китая и расширение его присутствия в Индийском океане. И в этой связи Индия готова искать себе союзника в лице Японии и США, куда вскоре и отправляется премьер-министр Индии с официальным визитом. Но участвовать в альянсе Япония-США, направленном против усиления влияния Китая в регионе, Индия остерегается. А Китай, который крайне настороженно относится к возникновению антикитайской коалиции в АТР, в свою очередь открыто поддерживает Пакистан.

Индия и Китай – скорее, соперники и конкуренты, чем союзники, несмотря на наличие ряда общих интересов и совпадение позиций по многим вопросам международной политики – в ВТО, по реформе международной финансовой системы, борьбе с терроризмом и экстремизмом, изменением климата, по сирийскому вопросу. Но интересы национальной безопасности, которые в немалой степени исходят из необходимости решения неотложных внутренних социально-экономических задач и определяют прагматизм в их подходе к расширению экономического формата двухстороннего сотрудничества. А это, в свою очередь, поможет поддержать стабильность в регионе, что облегчает развитие торговли, приток инвестиций и решение внутренних проблем. Достигнутое согласие сторон на создание экономического коридора, связывающего Бангладеш, Китай, Индию и Мьянму, может стать началом нового этапа в развитии сотрудничества в регионе. Нельзя не согласиться с мнением Джонатана Холслага (Jonathan Holslag) из Брюссельского института современных исследований (Brussels Institute of Contemporary Studies), что «одна из причин того, что индийско-китайские отношения становятся более сложными, заключается в том, что они становятся более тесными».

Наталья Рогожина, доктор политических наук, ведущий научный сотрудник ИМЭМО РАН, специально для Интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×