22.08.2014 Автор: Станислав Иванов

Курды на переднем крае борьбы с исламским халифатом

8879Сохранявшие до последнего времени нейтралитет в гражданских войнах в Сирии и Ираке курды в условиях масштабного наступления радикальной группировки «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ) оказались на линии огня и вынуждены были также взяться за оружие.

Как известно, после вывода сирийских правительственных войск из районов компактного проживания курдов (провинции Африн, Джазира, Кобани, районов гг. Алеппо, Дамаск) отрядам местной самообороны пришлось самостоятельно отражать отдельные вылазки и нападения исламистских бандформирований, чтобы обеспечить безопасность населения и деятельность органов самоуправления. Длительное время боестолкновения курдов с «джихадистами» носили локальный и эпизодический характер, в курдских анклавах продолжалась относительно нормальная жизнь, число беженцев и перемещенных лиц было незначительно.

В мирных переговорах и конференциях типа «Женева-1» и «Женева-2» курды предпочитали выступать в качестве «третьей силы» и подчеркивали, что они ждут от будущих властей в Дамаске (кто бы там не пришел к власти) восстановления своих законных прав и свобод до уровня титульной нации – арабов. На практике это означало: пропорциональное численности курдов участие в органах законодательной и исполнительной власти, госаппарате, силовых структурах, самостоятельное формирование местных (муниципальных) органов власти, признание курдского языка в качестве языка регионального общения и т.п. Сирийские курды предложили свою модель будущего государственного устройства страны, где бы все этно-конфессиональные группы населения могли мирно сосуществовать и развиваться в границах нового демократического государства. Их вполне бы устроил статус «культурной автономии».

К настоящему времени политико-дипломатическая, финансовая, материальная и военная помощь сирийской вооруженной оппозиции со стороны США, их западных и региональных союзников не только не приблизила окончание гражданской войны в Сирии, а лишь спровоцировала новую волну хаоса и насилия в стране и регионе за счет усиления позиций радикальных исламистов. Летом 2014 года прозападная суннитская «умеренная» оппозиция режиму Башара Асада окончательно развалилась. Большая часть вооруженных и оснащенных всем необходимым Вашингтоном и его партнерами формирований так называемой Свободной сирийской армии (ССА) в конечном итоге примкнула к созданной на базе «Аль-Каиды» военно-политической группировке ИГИЛ, которой сравнительно легко удалось установить контроль над значительной частью территории Сирии и Ирака. Полученные по каналам спецслужб и неправительственных фондов Саудовской Аравии и Катара, а также захваченные в ходе успешного наступления в Ираке финансовые и материальные ресурсы, новейшие образцы американских тяжелых вооружений и боевой техники превратили ИГИЛ в самую мощную региональную группировку, способную вести масштабные боевые действия одновременно против режима Башара Асада в Сирии и центрального правительства в Ираке. Отдельные военные операции ИГИЛ отмечаются и в Ливане. Ее лидер заявил уже и о претензиях на территорию Кувейта. При этом, исламисты не останавливаются перед разгромом более мелких антиправительственных группировок, не желающих добровольно переходить под их знамена. На захваченных территориях Сирии и Ирака лидеры ИГИЛ провозгласили создание Исламского халифата со всеми необходимыми атрибутами (черное знамя, исламская власть, шариатские суды, массовые казни пленных, иноверцев и инакомыслящих, исламизация образования и всех сторон жизни населения и т.п.).

Как полагают эксперты, лидеры ИГИЛ могут попытаться расширить контролируемые ими территории и за счет оккупации сирийских курдских анклавов, посчитав их относительно легкой добычей. Интерес «джихадистов» к курдским районам подогревается и наличием в ряде из них крупных месторождений нефти и газа. Вооруженные лишь стрелковым оружием и раздробленные территориально курдские ополченцы Сирии вряд ли смогут длительное время противостоять военным формированиям ИГИЛ, которые ведут планомерный артиллерийско-минометный обстрел Дамаска, недавно разгромили несколько иракских механизированных дивизий и взяли штурмом второй по значению город Ирака — Мосул с 2,5 миллионным населением.

Без скорой и эффективной помощи со стороны соплеменников соседних стран (Иракского Курдистана, турецкой Рабочей партии Курдистана, иранских курдов) или оперативного вмешательства мирового сообщества под эгидой Совета Безопасности ООН, сирийским курдам придется весьма сложно. При всем уважении к мужеству курдов — прирожденных воинов — и готовности их к самопожертвованию можно констатировать, что силы сторон конфликта на сегодняшний день явно не равны. Сирийские курды уже потеряли в боях с «джихадистами» около тысячи ополченцев, погибло также около двух тысяч мирных жителей, несколько сотен курдов попали в плен или были взяты в заложники. Есть серьезные опасения, что сирийские курды могут стать разменной монетой в региональной геополитике и районы их проживания могут быть в перспективе оккупированы бандами исламистов.

Такие пессимистичные прогнозы специалистов основываются на уже произошедших на севере Ирака трагических событиях, когда боевики ИГИЛ безжалостно расправились с курдами-езидами. Сотни из них были казнены, десятки тысяч бежали в Иракский Курдистан или вынуждены были скрываться в труднодоступном горном районе Синджар без воды, продовольствия и теплой одежды. Пришедшие им на помощь бригады «пешмерга», точечные удары ВВС США по позициям боевиков и сброшенные авиацией гуманитарные грузы спасли от гибели и геноцида оставшихся в живых курдов-езидов. Обещанная США и рядом других западных стран иракским курдам прямая военная помощь (вооружение, боеприпасы) пока в регион не поступила, более того, новое правительство в Багдаде не одобрило такие действия.

Можно констатировать, что десятки тысяч радикальных исламистов со всего мира, прошедших с помощью американских инструкторов военную подготовку в Иордании, Турции, других странах, вооруженные новейшим оружием и боевой техникой, имеющие практически неограниченные финансовые и людские ресурсы создали в центре Арабского Востока свое государство (исламский халифат), границы которого они намерены расширять и дальше. Ни сирийские, ни иракские власти помешать этому процессу пока не в состоянии. Точечные удары ВВС США по позициям боевиков-«джихадистов» не носят планового и последовательного характера и не сказались сколько-нибудь серьезно на боеспособности отрядов ИГИЛ. Судя по всему, в Вашингтоне не сбрасывают со счетов потенциальные возможности ИГИЛ и родственных ему радикальных исламистских группировок типа «Джабга-ан-Нусра» в борьбе с так ненавистным администрации США режимом Башара Асада в Сирии, а также с шиитской группировкой «Хизбалла» в Ливане. Не исключено, что самопровозглашенному суннитскому халифату в коридорах Госдепартамента и ЦРУ отводится роль буферной зоны или барьера на пути так называемой шиитской дуги, идущей из Тегерана. Похоже на то, что, преследуя свои «национальные», узкоэгоистические цели в регионе, Вашингтон в тесном взаимодействии с Анкарой, Эр-Риядом и Дохой создал в дополнение к «Аль-Каиде» и «Движению Талибан» еще одного террористического монстра, который может на долгие годы дестабилизировать ситуацию в регионе.

Волею судьбы сирийские и иракские курды оказались на пути дальнейшей экспансии Исламского халифата и в условиях слабости своих центральных правительств и весьма ограниченной помощи со стороны западных стран вынуждены мобилизовывать все свои внутренние ресурсы на борьбу с исламистами. Не исключено, что общий враг в лице сил международного терроризма или радикального ислама будет способствовать дальнейшим интеграционным процессам в курдских ареалах Ирака, Сирии, Турции и Ирана.

Станислав Иванов, ведущий научный сотрудник Института востоковедения РАН, кандидат исторических наук, специально для Интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×