31.07.2014 Автор: Станислав Иванов

Ирак наконец-то обрел президента

NB-106401-635417999893722877После прошедших в марте 2014 года парламентских выборов иракцам долгое время не удавалось сформировать высшие органы законодательной и исполнительной власти, назревал новый затяжной внутриполитический кризис (как известно, после парламентских выборов 2010 г. подобный кризис продолжался свыше 9 месяцев). На этот раз главной причиной «вакуума власти» стало восстание арабо-суннитских провинций, поддержанное силами международной радикальной исламистской группировки «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ). Правительственные войска не смогли оказать сколько-нибудь серьезного сопротивления наступавшим боевикам и в панике бежали, бросив недавно закупленную в США боевую технику и тяжелое вооружение. В результате, около трети территории Ирака, включая участки границ с Сирией и Иорданией, оказалось под контролем ИГИЛ. Силы самообороны курдов (бригады «пешмерга») не допустили продвижения боевиков в Иракский Курдистан и провинцию Киркук. Центральным властям удалось сохранить контроль лишь над Багдадом с прилегающими к нему районами, южными провинциями, где компактно проживают арабы-шииты, и границами с Ираном и Кувейтом.

В этих условиях весьма сложно было собрать парламент и оперативно сформировать новые органы власти. Подавляющее большинство арабов-суннитов бойкотировало прошедшие выборы и не принимало участия в заседаниях парламента. По имеющейся договоренности между представителями основных этно-конфессиональных групп населения Ирака, три высших поста в государстве должны распределяться следующим образом: спикером парламента избирается араб-суннит, президентом страны – курд и премьер-министром – представитель парламентского большинства – араб-шиит. Переговоры между коалициями и партийными блоками парламента по кандидатурам на эти должности по вышеуказанным причинам неоправданно затянулись.

Лишь 15 июля, с третьей попытки, удалось все же собрать парламент нового созыва и избрать его спикером араба-суннита Салима аль-Джубури. Уже 24 июля стало известно и имя нового президента Ирака — представителя курдского меньшинства — Мухаммеда Фуада Маасума. В течение ближайших 15 дней победивший на выборах парламентский блок обязан предложить на утверждение новому президенту страны своего кандидата на должность премьер-министра.

76-летний М.Ф.Маасум является одним из основателей второй по влиянию курдской партии — Патриотического союза Курдистана (ПСК), в 1992 году он стал первым премьер-министром Иракского Курдистана. На посту президента Ирака сменил бессменного генерального секретаря ПСК, 80-летнего Джаляля Талабани, который занимал пост президента страны с 2005 г., но после перенесенного инсульта более полутора лет проходил лечение и реабилитацию в одной из немецких клиник, лишь за несколько дней до созыва нового парламента вернулся на родину. Кандидатуру М.Ф.Маасума поддержали президент Иракского Курдистана и лидер Демократической партии Курдистана (ДПК) М.Барзани, сам Д.Талабани и его соратники по ПСК, депутаты регионального парламента. Уже во втором туре Фуад Масум был избран президентом страны, получив 211 голосов из 275 в федеральном парламенте (для избрания кандидат должен был заручиться поддержкой 2/3 депутатов).

Судя по биографии и послужному списку, Ф.Маасум может быть достойной заменой Джалялю Талабани. Родился Ф.Маасум в 1938 году в городе Коя, расположенном к востоку от столицы Иракского Курдистана Эрбиля, хотя его семья была родом из района Хавраман вблизи иранской границы. Ф.Маасум был знаком с Д.Талабани с детства, оба они из известных в г.Коя семей. Ф.Маасум учился в религиозных школах, в 18-летнем возрасте отправился в Каир на учебу в Университет аль-Азхар. Там он получил степень магистра в области исламских исследований и защитил докторскую диссертацию по философии.

По возвращении в страну начал свою политическую карьеру в качестве члена Иракской коммунистической партии (ИКП), но после поездки в Сирию покинул ее ряды, так как столкнулся с враждебными мнениями ее лидеров в отношении курдов. В 1964 году Ф.Маасум вступил в ДПК. В 1968 году стал профессором университета в Басре, на юге Ирака, и там же работал в офисе ДПК. В 1973 году был представителем ДПК (муллы Мустафы Барзани) в Каире. Ф.Маасум занимал эту должность до 1975 года, после чего покинул Египет и вместе с Джалялем Талабани стал одним из основателей отколовшегося от ДПК крыла — ПСК.

После свержения режима Саддама Хусейна в 2003 году являлся членом курдской переговорной группы в Багдаде, а в 2005 году – был избран депутатом иракского парламента, где возглавлял фракцию «Альянс Курдистана» два срока подряд. Ф.Маасум зарекомендовал себя весьма опытным политиком умеренных взглядов, способным договариваться и находить компромиссы, как среди курдских партий, так и среди арабов-суннитов и арабов-шиитов.

При всей важности назначения на пост президента Ирака нового авторитетного лидера из числа курдского меньшинства, следует иметь в виду, что президентский пост в Ираке носит больше представительский характер. Вся дальнейшая интрига со стороны внешних игроков и внутриполитическая борьба связаны с поиском приемлемой для всех фигурой на пост премьер-министра. Именно этот политик в ближайшие 4 года будет, опираясь на арабо-шиитское большинство в парламенте, определять политический курс иракского государства и совершенствовать законодательство.

Утративший доверие арабов-суннитов, курдов и части арабов-шиитов, показавший свою политическую несостоятельность и обвиняемый в коррупции, нынешний премьер-министр Нури аль-Малики пытается добиться назначения на этот пост уже в третий раз. Не исключено, что Малики и его ближайшее окружение опасаются парламентских расследований и судебных преследований и в силу этого лихорадочно цепляются за власть. Главные внешние игроки в Багдаде в лице Вашингтона и Тегерана начинают понимать всю пагубность и опасность сохранения у власти клана Малики, но подобрать ему замену пока не могут. Сегодня вырисовываются два варианта. Первый: Малики удается убедить своих зарубежных патронов и большинство арабов-шиитов, что он незаменим и все же продавить свою кандидатуру на пост премьера на третий срок, что с большой вероятностью приведет Ирак к окончательному развалу на три анклава. Другой вариант: внешние игроки и арабо-шиитское большинство все же найдут преемника аль-Малики, который в сжатые сроки установит контакты с арабами-суннитами и курдами, привлечет их к активной работе в новых законодательных и исполнительных органах власти, в силовых структурах. Одновременно было бы оправданным наладить диалог Багдада с Эр-Риядом и Дохой, убедить их правителей в том, что арабы-сунниты в новом Ираке наконец-то займут свое достойное место и Ирак будет проводить независимую от Тегерана внешнюю и внутреннюю политику. Тем самым, можно было бы создать предпосылки к сворачиванию помощи и поддержки со стороны арабских стран Персидского залива радикальной исламистской группировке «Исламское государство Ирака и Леванта» на иракской территории.

Избрание президентом Ирака авторитетного курдского политика Ф.Маасума косвенно подтверждает, что иракские курды намерены и дальше работать в центральных законодательных и исполнительных органах власти, и не ставят своей целью выход из состава Ирака. Очевидно, в Эрбиле все же надеются, что новое иракское правительство будет прислушиваться к мнению курдских избирателей и сможет удовлетворить большую часть их нужд и требований, в частности, принять новый закон об углеводородах и реализовать статью 140 конституции Ирака, которая предусматривает поэтапное мирное решение вопроса об административной принадлежности Киркука.

Станислав Иванов, ведущий научный сотрудник Института востоковедения РАН, кандидат исторических наук, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×