02.07.2014 Автор: Виктория Панфилова

Военное присутствие США в Центральной Азии после 2014 г.

6111Между Вашингтоном и Ташкентом идут переговоры об использовании узбекской территории под военные объекты США. Американцы рассматривают такую возможность из-за потери авиабазы «Манас» в Киргизии. В качестве альтернативы обсуждаются аэропорты «Ханабад», «Термез» и «Навои».

Представители Госдепартамента и других американских структур на протяжении последнего времени активно посещают страны Центральной Азии, где ведут переговоры об использовании тех или иных объектов военного назначения.

После потери авиабазы «Манас» в Киргизии, центр военного присутствия может переместиться в Узбекистан. И это несмотря на то, что США уже имели негативный опыт военного сотрудничества с Ташкентом. В 2001 году американцам, для проведения антитеррористической операции в Афганистане был предоставлен узбекский военный аэропорт «Ханабад», под Карши. Напомним, что Пентагон, получив в 2001 году авиабазу «Ханабад», модернизировал ее под свои стандарты. Была отремонтирована взлетно-посадочная полоса и оборудована база всеми современными средствами связи и авиаконтроля. В то время в «Ханабаде» дислоцировалась практически вся военная авиатехника, предназначенная для тыловой поддержки американских войск в Афганистане: более 30 военно-транспортных самолетов С-130 и С-17, а также истребители F-15 и F-16. Военную службу на базе несли 1300 американских солдат. «Ханабад» — была крупнейшей базой США в Центральной Азии. Однако уже в 2005 году, после событий в Андижане, США были выдворены с территории страны «за поддержку местных радикалов и международного терроризма». В ответ Вашингтон ввел против Ташкента ряд санкций. Однако уже через пять лет, США, осознав, чего они лишились, стали добиваться возобновления сотрудничества с официальным Ташкентом.

«Насколько я знаю в Узбекистане, речь идет о возвращении американских вооруженных сил для размещения на авиабазе «Ханабад» под Карши», — сказал автору эксперт по Центральной Азии и Среднему Востоку Александр Князев. По его словам, также у американцев есть желание разместиться на узбекско-афганской границе на авиабазе в Термезе, где дислоцируются военные Бундесвера. Предполагается, что, по окончании операции «Несокрушимая свобода» в Афганистане, Германия выведет свои войска, тем более что договор об аренде авиабазы в Термезе заканчивается в конце нынешнего года.

Как вариант, американцы могут использовать узбекский аэропорт «Навои». Еще несколько лет назад они получили возможность доставки невоенных грузов через этот гражданский авиахаб.

Информация о ведущихся Вашингтоном переговорах просочилась после визита старшего директора отдела России Совета нацбезопасности США Селен Уолландер. Стало известно, что в ходе встречи Уолландер выбивала разрешение на какую-либо форму военного присутствия США в Узбекистане. Месяцем ранее эту тему в Ташкенте обсуждал заместитель госсекретаря США Уильям Бернс. Он, в частности, предложил создать на территории Узбекистана авиационный пункт технического обслуживания для обеспечения воздушных перевозок в Афганистан и обратно. Он пояснил, что этого требует ситуация: «Приверженность США по сохранению мира и стабильности в Афганистане и во всем регионе продолжится и после 2014 года. Обязательства США в этом очень важном регионе мира сохраняются. США никуда не уходят». На встрече с узбекскими журналистами Бернс отметил, что силы альянса будут выполнять другую роль, которая заключается «в обучение и консультациях афганских военнослужащих».

Узбекистан выбран не случайно. В 2013 году страна вышла из состава ОДКБ. А в мае нынешнего года в Ташкенте открылось представительство НАТО. Специальный представитель генсека альянса по Кавказу и Центральной Азии Джеймс Аппатурай на церемонии открытия штаб-квартиры Североатлантического альянса пообещал, что его организация поможет Узбекистану провести военную реформу. В ее ходе планируется модернизировать оборонные структуры страны, усовершенствовать систему военного образования.

В этом контексте Ташкент посетила делегация во главе с министром военно-морских сил США Реем Мэбусом для определения того, в каком военном оборудовании нуждается Узбекистан. Появился так называемый «список Мэбуса», в который включались средства разминирования, приборы для сканирования местности с воздуха, приборы ночного видения, прослушивающая техника, аппаратура, позволяющая осуществлять контроль над Интернетом и вторгаться в социальные сети. Вся эта техника имеет двойное назначение. С учетом того что в обозримом будущем Узбекистану скорее всего не придется сталкиваться с талибской агрессией, ожидаемая от США техника нужна прежде всего для внутренних целей режима, причем для борьбы не только против вооруженных исламских радикалов, но и против любого недовольства и инакомыслия. Наконец, ее можно использовать на границах Узбекистана с его соседями. Кроме того планировалось, что республика получит часть вывозимой из Афганистана военной техники.

Политолог Эдиль Осмонбетов считает, что «за 13 лет войны в Афганистане военно-политическое присутствие США и НАТО в Центральной Азии уже сложилось и оформилось. Оно будет только укрепляться. Ключевые государства в регионе – Киргизия и Узбекистан. Если США удержат эти точки опоры своего присутствия, то произойдет закономерное расширение военно-технического сотрудничества Запада с нашими республиками».

Однако Александр Князев, полагает, что пока рано говорить о том, что США «заходят в Узбекистан». «Насколько я знаю, это желание не встречает особой готовности со стороны официального Ташкента. На подобные шаги в большей степени готовы другие страны – Таджикистан, Киргизия. Узбекистан придерживается более сдержанной позиции. В Узбекистане предстоят президентские выборы, и в Ташкенте пристально следят за кризисными событиями в других постсоветских странах. Поэтому я думаю, что сейчас, в среднесрочной перспективе, таких ярких событий как сближение с Западом, ожидать не стоит», — сказал в беседе с автором эксперт по Центральной Азии и Среднему Востоку Александр Князев.

Тем более, что Узбекистан не собирается сворачивать отношения с Россией. Ислам Каримов сумел приучить Москву к поворотам в собственной политике. Политолог Рафик Сайфуллин в беседе с автором отметил, что «официальная власть Узбекистана заинтересована в сотрудничестве с военным блоком НАТО для сохранения стабильности в регионе. Открытие представительства стало логичным продолжением этой линии». По его словам, ситуация прозрачна и не стоит выстраивать конспирологические теории. Политика узбекского руководства всегда отличалась взвешенными подходами, поэтому говорить о том, что с приходом НАТО в страну вдруг сразу изменится геополитический курс и власти начнут разворачиваться в ту или иную сторону, нет смысла. «Также не стоит ждать никаких политических или экономических дивидендов со стороны альянса», – считает Сайфуллин.

На этом фоне относительно благополучно развиваются узбекско-российские экономические отношения. По данным торговых представительств обеих стран, товарооборот между ними достиг в 2013 году 28,86 млрд.долларов, из которых 15,087 млрд. долларов приходится на долю экспорта и 13,798 млрд. долларов – импорта. Узбекистан поставляет в Россию природный газ, автомобили и текстиль. Реализуют свои проекты «Газпром», «Союзнефтегаз», ЛУКОЙЛ, «Транснефтегаз».

В Узбекистане выстраивают сотрудничество с Россией исключительно на двусторонней основе, рассматривая участие в созданных Москвой международных организациях как угрозу своему суверенитету. Никакими другими обязательствами Узбекистан связывать себя не собирается. И если к СНГ в Ташкенте относятся достаточно спокойно, считая его неизбежным и беспомощным рудиментом раннего этапа постсоветской эпохи, то ОДКБ воспринимают как несостоявшуюся организацию, а формирующийся Евразийский экономический союз воспринимают с настороженностью.

Виктория Панфилова, обозреватель «Независимой газеты», специально для Интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×