23.06.2014 Автор: Наталья Замараева

Пакистан: усиление экстремизма

62014Недавний крупный теракт в международном аэропорту им. Джинны в мегаполисе Карачи в ночь с 8-го на 9-ое июня 2014 г., жертвами которого стали 29 человек, поднял вопросы об очередной волне экстремизма в Пакистане и мерах противодействия ему. Следует сразу оговориться, что операция с точки зрения подготовки участников и ее проведения прошла безукоризненно. Одетые в бронежилеты, вооруженные гранатами и гранатометами, боевики беспрепятственно проехали на территорию аэропорта через технический ангар, вывели из строя три самолета и в течение нескольких часов вели огонь против сотрудников Службы безопасности аэропорта и военных (гарнизон Maлир включился в операцию спустя двадцать минут после первого выстрела). Боевики сознательно шли на смерть – семеро были ликвидированы в перестрелке, трое оставшихся в живых привели в действие пояса шахидов.

Ответственность за теракт взяла запрещенная в стране организация Движение Талибан Пакистана (ДТП). Ее пресс-секретарь Шахид заявил позднее: «… это напоминание правительству Пакистана о том, что мы еще живы, и вот наш ответ за гибель невинных людей, погибших в результате авиаударов. Это месть за убийство Хакимуллы Масуда (лидер ДТП 2009 – 2013 гг.). Нападение было спланировано раньше, но было отложено на период переговоров гражданских властей с представителями ДТП».

Со стороны гражданских властей ни одно из государственных учреждений ответственность за инцидент в аэропорту не взял. Министерство внутренних дел Пакистана не комментировало инцидент в течение 36 часов.

Придя к власти в результате всеобщих парламентских выборов в мае 2013 г. Мухаммад Наваз Шариф одним из приоритетов внутренней политики провозгласил борьбу против терроризма и экстремизма, наряду с преодолением энергетического кризиса и подъемом экономики. В отличие, например, от бывшей правящей (2008-2013 гг.) Пакистанской народной партии, глава кабинета министров твердо и последовательно проводил курс на переговоры с ДТП. Он убедил политическую оппозицию, генералитет не проводить военную операцию в Северном Вазиристане, которая, по его мнению, еще больше осложнит ситуацию и сведет к нулю усилия правительства на ведение мирного диалога с ДТП. Он также сумел найти слова для американцев, и в результате были приостановлены авиаудары беспилотников по местам укрытий боевиков в ряде агентств Территорий племен федерального управления (ТПФУ) на границе с Афганистаном. Наконец, он сумел сформировать команду переговорщиков от федерального правительства.

В феврале 2014 г. переговоры стартовали. Стороны согласились с режимом прекращения огня на время диалога (соблюдался в течение 40 дней), и это был единственный крупный успех. В апреле 2014 г. теракты возобновились в ТПФУ, провинциях Хайбер-Пахтунхва, Белуджистане и портовом Карачи. 20 — 21 мая 2014 г. федеральная армия провела военную операцию в Северном Вазиристае. ВВС Пакистана нанесли авиаудары по укрытиям боевиков в агентстве Северный Вазиристан, боестолкновения были отмечены в других агентствах ТПФУ.

Два взрывных устройства боевики привели в действие в Исламабаде 24 мая 2014 г. в ответ на военную операцию в Северном Вазиристане, заявив, что это предупреждение правительству быть готовым к более жестоким актам в дальнейшем.

Последовали взрывы в Тафтане, Дера Бугти. В ТПФУ убийства и похищения людей стали обычным делом.

Курс Наваз Шарифа на диалог с пакистанскими талибами отчасти был связан с утверждением во власти, как в собственной стране, так и в регионе. Изначально переговоры были фатальны — например, ДТП выступало за введение шариата в Пакистане и отмену Конституции страны. Этот пункт отвергли члены команды переговорщиков от правительства, несмотря на то, что представляли праворелигиозные партии. Просчетов, как представляется, было несколько: Наваз Шариф слишком долго был отстранен от власти и недооценил масштаба современной активности боевиков; игнорировал мнение генералитета о необходимости проведения масштабной кампании федеральной армии против боевиков в ТПФУ, и, наконец, полный провал разрботанной правящей Пакистанской мусульманской лигой Наваз Шарифа (ПМЛ Н) Национальной политики внутренней безопасности. Несколько слов об этом.

6 июня 2014 г., (за несколько дней до теракта) Сенат (верхняя палата парламента) одобрил законопроект Антитеррористического акта 2014 г. (поправка вторая к Антитеррористическому акту 1997 г.). Он предоставил расширенные полномочия правоохранительным органам принимать действенные меры в отношении лиц и организаций, финансирующих террористические акты, полномочен замораживать их счета, арестовывать и конфисковывать имущество. Наваз Шариф настаивал на расширении прав Министерства внутренних дел при ведении оперативной деятельности, учитывая его всегда сложные отношения с генералитетом. Специалисты отмечали слабость документа, что вызывало острые споры при его обсуждении в 2013 – 2014 гг. Но перед слушаниями в июне 2014 г. правительство информировало сенаторов, что в случае, если законопроект не будет одобрен до конца июня 2014 г., Пакистан столкнется с международными финансовыми санкциями.

Теракт в международном аэропорту Карачи поставил много вопросов. По мнению многих в Пакистане, он уничтожил дальнейшие перспективы мирных переговоров ДТП с гражданскими властями Пакистана. Однако, спустя несколько дней Маулана Самуил Хак, лидер фракции Джамаат улема-и-ислам (С) и член команды переговорщиков правительства Пакистана заявил 12 июня 2014 г., что диалог является единственным решением, чтобы вернуть мир, так как в настоящее время страна находится в состоянии войны.

Оппозиция в Сенате призвала федеральный кабинет министров отправить в отставку министра внутренних дел и начать, наконец, полноценную военную операцию против боевиков в Северном и Южном Вазиристане и некоторых районах провинции Панджаб.

Правоохранительные органы и генералитет согласились с необходимостью улучшения обмена разведывательной информацией между центром и провинциями в борьбе с терроризмом. Наваз Шариф пообещал выделить ресурсы спецслужбам для отслеживания перемещения террористов.

Июнь 2014 г. стал своеобразным экзаменом на зрелость правящей Пакистанской мусульманской лиги Наваз Шарифа, уже год находящейся во власти. И если этот экзамен не провален, то сдан на «неудовлетворительно». Основным для правящей администрации является не столько предоставление дополнительных полномочий и ресурсов, сколько необходимость адекватно и эффективно реагировать на вызовы современности, а не запираться в родном Панджабе, отрицать успехи прежних властей, и, опираясь на конституционный механизм, регулировать отношения с генералитетом.

Наталья Замараева, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник сектора Пакистана Института востоковедения РАН, специально для Интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×