23.06.2014 Автор: Виктор Титов

Ирак: для США настало время принимать радикальные решения

7757kПродолжая операцию по охвату Багдада в тиски, боевики ИГИЛ одновременно пытаются наносить удары по наиболее уязвимым объектам ифраструктуры Ирака, в первую очередь энергетическим. Так, сейчас джихадисты ведут бои за контроль над крупнейшим в стране нефтеперерабатывающим комплексом, расположенным в г.Байджи севернее Тикрита. Его захват существенно затруднит снабжение топливом правительственной армии и всей столицы. В стране идут столкновения между джихадистами, регулярной армией и шиитскими волонтерами на всех направлениях. В ходе наступления 19 июня был обстрелян госпиталь «Врачей без границ» в Тикрите, в то время как, по оценкам ООН, гуманитарный кризис вырос до самого высокого уровня.

Командиры отрядов ИГИЛ уже поняли, что США не слишком быстро действуют, чтобы приступить к авиаударам по скоплениям и базам боевиков, несмотря на настойчивые просьбы Багдада о срочной военной помощи. «Президент Обама сконцентрирован на глобальной стратегии, а не на блиц-ответе», — подчеркивают источники в американской администрации. Укрепив безопасность вокруг своей дипмиссии в столице и начав эвакуацию персонала своих нефтяных компаний, Вашингтон пока ограничится предоставлением Багдаду разведывательной информации, получаемой через БПЛ и боевые самолеты, осуществляющие патрулирование воздушного пространства Ирака. Одновременно, явно под давлением Саудовской Аравии, поддерживающей суннитскую общину страны, Белый Дом предложил премьер-министру Н.аль-Малики урегулировать политические разногласия в стране и не осуществлять репрессии в отношении суннитских группировок. Правда, пока что американской администрацией не исключается вариант прямого военного вмешательства в иракский вооруженный конфликт, в том числе путем направления своих войск из Афганистана. Но это – крайний вариант на случай, если начнется тотальный обвал иракского режима.

Пока Вашингтон ограничивается решением направить в Ирак военных советников для усиления иракских сил безопасности, хотя там сейчас находятся 7,5 тыс.американских военных инструкторов. Видимо, речь идет о той категории советников, которые будут рядом с командирами подразделений иракской армии непосредственно на полях сражений. Об этом сообщил 19 июня президент Барак Обама. Однако он заявил при этом, что вводить войска не планируется. «США планируют направить в Ирак небольшое количество советников, примерно 300, но американские войска не вернутся воевать в Ирак», — заявил он. Вместе с тем, он не исключил возможности нанесения ударов по боевикам в Ираке. «Это до сих пор рассматривается в числе возможных мер», — отметил президент США. Кроме того, по его словам, «США будут оказывать дипломатическую поддержку стабильности в Ираке». Однако хорошо известно на многих исторических примерах, что сначала прибывают военные советники, а вслед за ними и войска.

Пока что реальное иностранное военное присутствие в Ираке осуществляет Тегеран, продолжая помогать Н.аль-Малики проведению мобилизации шиитов. Президент Ирана Роухани предупредил о том, что «великий иранский народ сделает все ради защиты святых для шиитов мест в Ираке». Боевики «Хизбаллы» направляются в Сирию, чтобы позволить иракским шиитам из «Армии Махди» М.Садра вернуться на родину и начать воевать с суннитами. В отношении создания оси с Вашингтоном Тегеран предпочитает не торопиться: «Только после достижения соглашения по ядерному вопросу», — подчеркивают сами иранцы. Более того, об этом глава делегации ИРИ на переговорах в Вене подтвердил своему визави из США в беседе на «полях».

Иран подвергается самой большей угрозе из-за нынешних вооруженных столкновений на религиозной почве в Ираке. Руководство ИРИ уже клятвенно обещало защищать шиитское правительство в Ираке, но пока иранцы еще не начали массированное открытое военное вмешательство, ограничившись направление специальной бригады «Аль-Кудс» из состава Корпуса стражей иранской революции (КСИР) для защиты Багдада, Неджефа и Кербелы. И тут же на это резко отреагировала Саудовская Аравия, которая открыто предостерегла против вмешательства иностранных держав в Ираке.

Тем временем суннитские боевики приближаются к Багдаду. Но в Тегеране считают крайне маловероятным, что они смогут взять город. Их успехи в северном и центральном Ираке были достигнуты благодаря методам классической партизанской тактики, такой, как засады на отдельные иракские подразделения. Это вынудило иракские войска оставить свои позиции. Боевики ИГИЛ сумели легко захватить крупные города, в панике оставленные войсками, а также благодаря поддержке суннитского населения и бывших военнослужащих саддамовской армии. По прогнозам иранских военных, иракские правительственные войска и шиитские отряды самообороны никогда не покинут Багдад, а шиитские части города не отдадут контроль над ним ИГИЛ без ожесточенного сопротивления, которое якобы не смогут подавить группы боевиков ИГИЛ.

Однако в Тегеране есть и те, кто понимает, что если события в Багдаде неожиданно повернутся к худшему, Иран будет вынужден вмешаться открыто с задействованием военной силы. Протяженная ирано-иракская сухопутная граница предоставляет благоприятную возможность Ирану для этого. Однако одновременно она является и слабым местом, если боевики ИГИЛ развернут диверсионную активность в пограничной зоне с заходом на территорию ИРИ. В Иране хорошо помнят, как Саддам Хусейн вторгся в Иран в 1980 году, развязав на восемь лет жестокую войну, унесшую жизни, по меньшей мере, миллиона человек. Поэтому возврат к власти суннитов в Багдаде или распад Ирака на шиитское, суннитское и курдское государства стали бы в первую очередь серьезной угрозой для безопасности Ирана. Ведь суннитское государство будет немедленно поддержано Саудовской Аравией, Катаром, Кувейтом и другими аравийскими монархиями.

По этой причине иранское правительство сделает все возможное, чтобы боевики ИГИЛ в союзе с другими суннитскими организациями не захватили власть в Багдаде. Отсюда – нацеленность Тегерана на военное вмешательство до того, как это может случиться. Но руководству ИРИ хотелось бы заручиться внешней поддержкой основных игроков, прежде всего США. Собственно, Тегеран уже начал дипломатическую подготовку для военного вторжения в Ирак. В телевизионном выступлении 18 июня президент Роухани заявил: «В отношении шиитских святынь в городах Кербела, Неджеф и Самарра мы объявляем убийцам и террористам, что великий иранский народ, не колеблясь, защитит эти святыни». На самом деле защита шиитских святынь – это всего лишь предлог оправдать свое военное вмешательство в целях защиты шиитского населения Ирака.

Если Иран открыто вмешается для защиты шиитов Ирака, то США столкнутся с серьезной проблемой. С одной стороны, они в краткосрочном плане заинтересованы в том, чтобы Тегеран поддержал иракское правительство и нанес поражение боевикам ИГИЛ. С другой стороны, Вашингтон не хочет видеть прецедента такого вооруженного иранского вмешательства в арабском мире. Против этого решительно выступает и Израиль, не говоря уже о Саудовской Аравии и других стран ССАГПЗ. Ведь сегодня – Ирак, завтра – Сирия, а там дело дойдет и до защиты шиитов и «Хизбаллы» в Ливане, а затем и до помощи шиитам арабской части Персидского залива, включая Восточную провинцию Саудовской Аравии и Бахрейна в случае восстания там шиитов против жестоких притеснений со стороны суннитских правительств. И тогда реализуется идея создания шиитского полумесяца в регионе при лидерстве Тегерана.

И Вашингтону придется проглотить такие прецеденты в других регионах. Если Ирану можно защищать шиитов в Ираке, то почему России нельзя защищать русских и русскоязычных в бывших советских республиках? Или почему Китай не сможет защитить китайцев в сопредельных странах ЮВА и восстановить свой суверенитет военным путем на Тайване? Так что США своим разжиганием «арабской войны», которая сейчас докатилась до Ирака, создали самим себе большую проблему геополитического плана. Ведь, поддержав вмешательство ИРИ в Ираке, им придется смириться с подобными вмешательствами повсеместно. Отсюда – колебания Обамы. И США, как страна, имеющая сейчас краткосрочный интерес использования военной силы Ирана в иракском конфликте, но стремящаяся диктовать глобальные нормы поведения, может в ближайшие недели столкнуться с рядом жестких решений по Ираку. В любом случае, PAX AMERICANA закончился.

Виктор Титов, кандидат исторических наук, политический обозреватель по Ближнему Востоку, специально для Интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×