10.06.2014 Автор: Андрей Беляев

Братские отношения Грузии и Турции испытываются Кирнати

_552В Грузии нередки населенные пункты с одинаковыми названиями. Например, село Кирнати. Одно Кирнати, впрочем, находится уже в Абхазии – республике с ограниченно признанным суверенитетом. Другое – пока в Аджарии. «Пока» – потому что вокруг этого Кирнати стали происходить странные события, чреватые серьезными последствиями. Как утверждают местные жители, земли сельскохозяйственного назначения, которые использовались с незапамятных времен, сегодня оказались на турецкой стороне.

«Аншлюс» угодий произошел внезапно. На днях границу и речушку, отделяющую Грузию от Турции, форсировали турецкие пограничники со служебными собаками и огорошили работающих в поле крестьян требованием немедленно покинуть территорию и впредь… на турецкой земле не появляться. «Что мы могли поделать? Пришлось подчиниться», – рассказали жители Кирнати известной грузинской журналистке Ирме Инашвили, баллотирующейся в мэры Тбилиси.

Прервать в столице свою избирательную кампанию и отправиться в другой конец Грузии ее в большей степени вынудила позиция властей, которые в ответ на SOS из Кирнати, сделали вид, что ничего не происходит, а кто-то из чиновников и вовсе заявил, что правда на турецкой стороне. Следом и тбилисские СМИ интерпретировали ситуацию в пользу Турции. Пока Инашвили с небольшой делегацией добиралась до Кирнати, власти слегка изменили позицию – они все-таки признали, что в аджарском селении произошел какой-то приграничный инцидент.

«У Грузии нет лишней земли, чтобы ее терять или дарить. Если боль жителей Кирнати не станет общенациональной, то страна просто развалится», – считает Инашвили. На приезд группы людей из Тбилиси Кирнати ответило импровизированным сельским сходом. Люди не скрывали возмущения тем, что государство не берет их под защиту, и более того — чуть ли не обвиняет в провокации и оправдывает действия турецких пограничников: «И то же самое стали говорить телеканалы, не потрудившись подумать над альтернативной трактовкой событий, если уж до нас добраться не могли».

Причину странного отношения властей к ситуации тбилисская депутация объяснила следующим образом: Михаил Саакашвили незадолго до отставки уступил несколько сотен (или даже тысяч) гектаров приграничных земель Турции. Новые власти Грузии, будучи не в состоянии отыграть ситуацию и противостоять Анкаре, пытались вначале проблему «зажевать», а когда не получилось, то объявили, что аджарские крестьяне сами перешли на турецкую территорию, и вынудили турецких пограничников к ответной активности. По словам Ирмы Инашвили, она встретилась с председателем департамента по охране границы Зурабом Гамезардашвили, который подтвердил информацию о конфликте, но о том, что турецкие пограничники пересекли границу, говорить не стал. Очевидно, разбор событий в приграничье предстоит не простой. Но уже сейчас эксперты настроены достаточно пессимистично: если Саакашвили действительно за символическую сумму передал земли Турции, и на этот счет существует документ (а турецкая сторона без него вряд ли бы позволила себе то, о чем в один голос говорят более 100 жителей села Кирнати), то вряд ли территорию удастся вернуть.

Представители радикальной оппозиции Грузии историю с Кирнати называют первой ласточкой в «братских» отношениях с Турцией. Они утверждают, что не только это село или его угодья переданы соседней стране, а вся Аджария. «Поезжайте и посмотрите, кому принадлежит бизнес в Батуми, увеселительные заведения сомнительного толка в Гонио, Кобулети и по всему аджарскому побережью, и обратите внимание, как себя ведут в Аджарии турецкие граждане – как хозяева», – говорят «радикалы», обвиняя режим Саакашвили за создание условий благоприятствования Турции, а нынешнюю власть – в бездействии.

Действительно, коллективные обращения жителей Аджарии в прессу, в которых излагаются различные жалобы на иностранцев, стали обыденным явлением. Это, конечно, очень неприятно, когда гости по той или иной причине выходят за рамки этикета. С другой стороны болезненную реакцию жителей Аджарии на «зашкаливающее», по их мнению, турецкое присутствие в автономной республике, можно считать в некотором роде гипертрофированным восприятием действительности, ставшим следствием вероятных собственных предпринимательских или иных неудач на родной земле. Однако при этом грузинская сторона указывает на более серьезные проблемы, нежели бытовые «нестыковки» с представителями Турции в Аджарии.

Определенные турецкие круги считают автономную республику временно утраченной, помня о том периоде, когда Аджария входила в состав Османской империи. Найти современные карты, отпечатанные в Турции, на которых Аджария фигурирует в качестве турецкой провинции, говорят, не редкость. Настораживает и тот факт, что аэропорт в Батуми, реабилитированный не так давно турецкой компанией и взятый ею в управление, функционирует по законам внутритурецких перевозок. Наконец, грузинская сторона указывает на ход выполнения межправительственного договора об историческом наследии. Согласно документу, Турция должна отреставрировать находящиеся на ее территории раннесредневековые монастырские комплексы Ишхани и Ошки, а Грузия – построить несколько мечетей в Аджарии и находящемся недалеко регионе Джавахети, взамен снесенных. Как говорят члены одной из экспедиций, ознакомившейся с ходом работ в Турции – реставрация далеко не всегда проводится качественно, с проявлением заботы о памятниках архитектуры. Причем к выдвинутым претензиям турецкая сторона относится формально, если не сказать пренебрежительно. В то время как сама придирчиво следит с работами на грузинской стороне, требуя неукоснительного следования своим требованиям.

Близкий к грузинским верхам источник, комментируя положение в Аджарии, сказал, что сейчас ничего особо тревожного в автономии не происходит. «Постсоветскую историю Аджарии можно разделить на два этапа – до революции роз 2003 года и после. До революции автономной республикой безраздельно правил председатель Верховного совета Аслан Абашидзе, чисто формально подчинявшийся Тбилиси. Саакашвили де-факто вернул Аджарию в состав Грузии, правда, автономные права республики оказались в определенном смысле поражены. Тот же период ознаменовался мощным притоком турецких инвестиций, прямым вхождением турецкого бизнеса, и, как следствие, усилением турецкого влияния. И это должно грузинские власти если не настораживать, то держать их в тонусе, помня, что автономный статус Аджария получила по международному договору, заключенному в Карсе в 1921 году, и гарантом этой автономии выступили Россия и Турция», – сказал автору источник.

Андрей Беляев, эксперт по Южному Кавказу, специально для Интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×