12.04.2014 Автор: Виктория Панфилова

«Газпром» прирос «Кыргызгазом»

56423Три года переговоров и 1 доллар понадобились Киргизии и России, чтобы оформить сделку по продаже киргизского газового оператора «Кыргызгаз» российскому газовому монополисту «Газпрому». Договор о купле-продаже 10 апреля с.г. подписали глава «Газпрома» Алексей Миллер и гендиректор «Кыргызгаза» Тургунбек Кулмурзаев. Новая компания получила название «КыргызгазГазпром». Это первая киргизская компания, 100% акций которой перешли России. На очереди – завод «Дастан» производящий торпеды и киргизские аэропорты.

Лоббировал продажу «Кыргызгаза» президент Алмазбек Атамбаев, заявляя, что «стране нужен газ, а не «Кыргызгаз». «Это исторический день. Сегодня мы подписали соглашение о приобретении 100% акций «Кыргызгаза», и это предприятие вливается в большую семью «Газпрома», и «Кыргызгаз» становится частью большой компании», – сказал председатель правления ОАО «Газпром» Алексей Миллер журналистам в Бишкеке. Согласно договору, «Газпром» в течение 25 лет становится единственным поставщиком газа в Киргизию. Миллер пообещал, что цены для потребителей в республике будут снижены, а инвестиционные и иные программы будут разрабатываться совместно с правительством страны. На модернизацию газотранспортной системы «Газмпром» выделяет 20 млр. рублей, а также обещает выплатить долг «Кыргызгаза» в размере 40 млн. долларов. Миллер также сообщил, что «Газпром» намерен проводить геологоразведку месторождений газа в Киргизии. «Сегодня добыча газа в Киргизии небольшая. Задача обеспечивать себя собственным газом – очень благородная. В самое ближайшее время мы начнем геологоразведочные работы, и наша задача – не только бесперебойные поставки газа, но и увеличение процента газификации страны», – сказал Миллер. По его оценке, уровень газификации Киргизии в настоящее время составляет всего 25%.

При этом глава «Газпрома» не считает, что Киргизия с приходом «Газпрома» может попасть в некую экономическую зависимость от монополиста. «Самое главное – это экономическая стабильность. Когда у населения есть газ и тепло, оно уверено в своем будущем. «Газпром» – это социально ответственная компания, она не только реализует крупные инвестиционные проекты, но и совместно с руководством Киргизии будет реализовывать социально важные программы», – сказал А. Миллер.

Почему киргизская сторона пошла на продажу стратегически важного госпредприятия? Ответ прост – газотранспортная система Киргизии крайне изношена и нуждается в достаточно серьезных капитальных вложениях, которыми не обладает республика и не имеет возможности найти источники финансирования. За 22 года независимости состояние «Кыргызгаза» только ухудшалось. Вместо того чтобы приносить прибыль, «Кыргызгаз» нес убытки, которые покрывались из госбюджета. Украденные средства материализовались в особняки, машины и счета в зарубежных банках. Регулярные задержки с оплатой поставщикам, хищения средств на всех уровнях организации привели к закономерным последствиям – перебоям с газоснабжением населения, долгам организации, ветшающей инфраструктуре и растущему количеству аварий. За постоянные задержки оплаты за газ Узбекистан, единственный поставщик голубого топлива в республику, вынужден был вначале урезать, а затем и вовсе отключить поставки газа в страну. После чего Бишкек обратился к Москве с предложением о покупке акций «Кыргызгаза». Поэтому необходимость продажи стратегического предприятия обусловлена в первую очередь соображениями энергобезопасности населения и государства.

Заведующая отделом экономики, Института стран СНГ д.э.н. Аза Мигранян считает, что «Газпром» будет участвовать в распределении энергоресурсов. Если «Газпром», как и обещает, будет предоставлять газ населению и предприятиям по более дешевой цене, то принадлежность именно «Газпрому» дает возможность газотранспортной системе решения вопросов связанных с обменом газа, когда «Газпром» может обеспечить потребителей узбекским газом, а с Ташкентом рассчитываться по схемам взаимозачета. Так для Киргизии может быть решен вопрос удешевления энергоресурсов. Таковы причины, по которым было заключено это соглашение. Если говорить об интересах «Газпрома», то особо удачной покупкой сделку по «Кыргызгазу» назвать нельзя. «Газпром» конечно же не получает никакого стратегического преимущества. Даже если менеджерам «Газпрома» удастся перекрыть все схемы по выводу средств из компании, снизить уровень воровства до допустимого уровня и наладить сбор средств с потребителей, финансовые дивиденды от владения активами «Кыргызгаза» российский монополист получит не скоро. «Данная транспортная система и киргизские активы не имеют значения на региональном масштабе. Они всего лишь решают вопросы самой республики. Пока мы можем говорить о том, что «Газпром», с приобретением этой системы, решает технологические вопросы по выполнению некоторых обязательств, согласно межправительственным договоренностям России и Киргизии», – сказала Аза Мигранян.

Однако не все в Киргизии довольны этой сделкой. Оппоненты власти обеспокоены, что стратегические объекты Киргизии переходят в собственность России, утверждают, что республика в итоге потеряет свой суверенитет. Так, уже не первый год обсуждается проект передачи акций ТНК «Дастан», производящей важные для российской армии элементы торпедного вооружения. В советское время «Дастан» специализировался на производстве высокоскоростных торпед ВА-111 «Шквал». Эта торпеда является уникальной по ряду характеристик и не имеет аналогов за рубежом. В 1999-2000 гг. Россией и Киргизией совместно была разработана экспортная модификация этой торпеды («Шквал-Э»), предназначенная для вооружения надводных кораблей и береговых батарей для борьбы с надводными целями. Контроль над заводом «Дастан» Россия безуспешно пыталась получить с начала 1990-х гг. Киргизские власти, понимая особую заинтересованность России в этом объекте, стремились «обменять» его на как можно большее количество преференций, порой шантажируя Россию, продажей этого завода Турции.

Напомним, что в 2009 году экс-президент Киргизии Курманбек Бакиев договорился с Дмитрием Медведевым о списании 180-миллионного долга в обмен на 48% акций «ТНК Дастан». Однако сделка так и не была исполнена, поскольку сын Бакиева – Максим Бакиев через своих доверенных лиц провел дополнительную эмиссию акций, благодаря которой доля миноритарных акционеров уменьшилась с 12 до 1,5%. Максим Бакиев приобрел контроль над компанией и «размыл» предполагаемый российский пакет до 37%. В результате Госдума РФ отказалась ратифицировать соглашение, а временное правительство во главе с Розой Отумбаевой, объявило о необходимости проведения расследования злоупотреблений, допущенных при приватизации завода.

Вернулись к этому вопросу в апреле 2012 года, когда Москва передала Бишкеку пакет документов с предложениями по внесению изменений в заключенные ранее межправительственные соглашения, в частности по «ТНК Дастан» и участию в строительстве гидроэнергетических сооружений, в обмен на списание части киргизского госдолга. Однако в Бишкеке потом решили, что акции завода «Дастан» будут выставлены на торги для всех заинтересованных инвесторов.

Сегодня киргизская оппозиция поднимает вопрос о продаже ряда аэропортов Киргизии, в том числе и международного аэропорта «Манас», на содержание которого после вывода американской базы средств у республике нет. Этими объектами заинтересовался российский государственный нефтяной концерн «Роснефть» и намерен приобрести контрольный пакет акций государственной компании, владеющей всеми гражданскими аэропортами Киргизии. «Роснефть» нацелилась на компанию, именующуюся ОАО «Международный аэропорт «Манас» (МАМ) по названию крупнейшего подконтрольного ей объекта. Помимо аэропорта «Манас», расположенного под Бишкеком, компания управляет 10 меньшими по размеру аэропортами на территории страны (по большей части не функционирующими).

10 апреля в Бишкеке состоялся митинг оппозиции под лозунгом остановить продажу киргизских предприятий иностранным государствам, в частности, России.

«Невозможно потерять суверенитет и свою независимость, если передается часть финансовых активов страны. Поскольку эти активы управляются в рамках межправительственных соглашений, в данном случае Киргизии и России. Здесь нет угрозы потери финансовой независимости. А именно только потеря финансовой независимости может быть основой для инициирования каких-либо процедур по потере реального суверенитета государства. Политически они никак не взаимосвязаны», – сказала Аза Мигранян. По мнению эксперта – этот митинг имел «популистский и политический окрас». Ибо, более чем 20 лет суверенного существования республики, кардинально решить и повысить эффективность использования имеющихся активов в республике власть не смогла. И, к сожалению, пока никто из внешних игроков не демонстрирует интереса к таковым инвестициям. «Кроме того, Киргизия, как и весь остальной мир, находится в системе рыночных отношений. Когда мы говорим об этих отношениях, то должны понимать, что получение неких льгот и привилегий никогда не может быть односторонним. Всегда должно быть определенное обеспечение имущественного характера кредитору. А бесконечно дотировать не будет ни одно государство, в том числе и Россия», – сказал Мигранян.

Впрочем, основной мотив приобретения киргизских предприятий Россией лежит вовсе не в финансовой, а в геополитической плоскости. Купив хотя бы часть киргизской инфраструктуры, Россия усилит влияние в регионе в целом и в Киргизии в частности. Это поможет сдержать набирающую темпы китайскую экономическую экспансию в Центральную Азию.

Виктория Панфилова, обозреватель «Независимой газеты», специально для Интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×