07.04.2014 Автор: Александр Рогожин

Кризис в Украине – почему Турция не торопится с антироссийскими санкциями

rusya_turkiye_845614815Турция, будучи причерноморским государством и членом НАТО, внимательно следит за развивающимся в Украине кризисом, ибо его результаты будут иметь для неё значительные геополитические последствия. Улучшившиеся за последнее десятилетие экономические и дипломатические отношения Турции с Россией, её возрастающая энергетическая зависимость от России и 62 года членства в НАТО с большой вероятностью будут подвержены серьёзным испытаниям в свете российско-украинского конфликта.

Турцию безусловно не может не волновать проблема крымских татар в Крыму – геостратегически важном для неё благодаря историческому турецкому наследию, а также родственным связям, что существенно влияет на турецкую внешнюю политику, побуждая Анкару проецировать свою «мягкую силу» на этот приморский регион.

Более того, поскольку Турция контролирует единственную точку входа в Чёрное море (проливы Дарданеллы и Босфор), она может сыграть важную роль в случае потенциально возможной эскалации конфликта.

Текущий кризис может создать значительные проблемы для Турции на самых различных уровнях. Во-первых, с геополитической точки зрения, резкое усиление политико-военного контроля России над Крымом изменит стратегический баланс сил в Причерноморье, задев интересы Турции в регионе. Любое усиление возможностей российского Черноморского флота станет предметом озабоченности Турции. Хотя модернизация военно-морских сил Турции в последние годы идёт вполне успешно, военно-морские силы этой страны всегда будут растянуты между различными регионами, что обусловлено необходимостью поддерживать силовой баланс с Грецией в Эгейском море, защищать ключевые геополитические интересы в Средиземном море и сохранять достаточно сильное присутствие в Чёрном море.

Во-вторых, Турция опасается за судьбу крымских татар в Крыму в связи его воссоединением с Россией. В Крыму проживает примерно 300 тыс. тюркоязычных татар, являющихся коренным населением полуострова, и Турция опасается, что это историческое событие может негативно сказаться на положение крымских татар. Подобное развитие событий может осложнить и без того непростую внутриполитическую обстановку в самой Турции, где проживает значительное количество крымских татар, которые, в свою очередь, могут стать значимым внутриполитическим фактором в ходе крайне важных для нынешнего руководства страны муниципальных, парламентских и президентских выборов в 2014-2015 гг.

Заметим, однако, что ряд политических и экономических мер, предусмотрительно принятых руководством Крыма и Россией, значительно уменьшили опасения Турции за судьбу татарского сообщества в Крыму. В Турции положительно оценили, в частности, и признание крымско-татарского языка в качестве государственного, и радикальные решения относительно земель, на которые претендуют крымские татары, на что прежние украинские власти не решались.

Чтобы осознать пределы и ограничения мер реагирования Турции на текущий кризис, следует учитывать специфику турецко-российских отношений. Стороны добились деэскалации своих напряжённых отношений в последние десятилетия «холодной войны» и выстроили процесс нормализации по её завершению. С началом XXI-го века обе страны стали акцентировать своё внимание на улучшении экономических отношений.

Турецкий экспорт в России в период с 2004 по 2013 гг. вырос почти в четыре раза, а российский экспорт в Турцию за тот же период увеличился примерно втрое. Россия в настоящее время является вторым по размерам торговым партнёром Турции после Германии, а в 2008 г. была даже первым. При этом турецкий импорт существенно превышает экспорт в Россию, что в значительной части обусловлено сильной зависимостью Турции от российской нефти и природного газа.

В дополнение к резко возросшим взаимным прямым инвестициям и товарообороту между двумя странами, Турция и Россия начали сотрудничать над реализацией более стратегических инвестиционных проектов. В рамках одного из них Россия построит первый в Турции атомный ректор в Аккую (Akkuyu).

Более того, в 2012 г. Турция стала партнёром в диалоге с Шанхайской организацией сотрудничества (ШОС), в которой лидируют Россия и Китай, и премьер-министр Эрдоган позднее дважды предположил, что Турция могла бы попытаться стать полноценным членом ШОС, если процесс вступления её в Европейский Союз окончательно застопорится.

В дополнение к улучшившимся экономическим и дипломатическим связям на страновом уровне, Эрдоган и Путин также имеют хорошие личные отношения. Эрдоган присутствовал на церемонии открытия Олимпийских игр в Сочи, несмотря на сильные возражения со стороны черкесской диаспоры в Турции. Турецкие строительные компании принимали участие в строительстве олимпийских объектов, и президент Путин поблагодарил своего коллегу, заявив, что Олимпиада стала их «совместной силой», дав при этом «зелёный свет» активному участию турецких подрядчиков в подготовке Чемпионата мира по футболу, который пройдёт в России в 2018 г.

Хотя Турция и Россия оказались и по разные стороны баррикад в таких масштабных вопросах как сирийская гражданская война, они придерживались прагматичного подхода в своих отношениях и старались сгладить свои расхождения в пользу улучшения экономических и дипломатических связей.

Если бы противоречия между Россией и НАТО удерживались бы на минимальном уровне, Анкара могла бы продолжить улучшать свои отношения с Россией, не сталкиваясь при этом со скептицизмом со стороны своих трансатлантических коллег, оставаясь активным членом альянса и не ставя под вопрос свою лояльность из-за своих связей с Россией.

Вместе с тем, стало очевидно, что ситуация в Украине серьёзно затрудняет Турции её маневрирование. Если к Турции обратятся с предложением поддержать экономические санкции или, что ещё хуже, военные меры против Москвы, ей придётся выбирать между своими союзниками и новым партнёром. Анкара уже подверглась сильной критике со стороны своих западных партнёров после середины 2013 г. по целому ряду вопросов, включая жёсткое подавление гражданских протестов в июне 2013 г., выбор поставщика систем ПВО/ПРО в пользу КНР и коррупционный скандал в высших эшелонах власти.

Непринятие в расчёт или прямой отказ выполнять требования НАТО поставит под сомнение приверженность Турции к альянсу в глазах её союзников. С другой стороны, поддержав меры НАТО, Анкара столкнётся с опасностью разрушить свои отношения с крупнейшим экономическим и энергетическим партнёром. В любом случае, Турции придётся искать компромиссные варианты – и с какими бы то ни было антироссийскими акциями Турция не спешит. Свои интересы ей дороже.

Александр Рогожин, кандидат экономических наук, заведующий сектором социально-экономических проблем Центра проблем развития и модернизации ИМЭМО РАН, специально для Интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×