19.03.2014 Автор: Николай Бобкин

Израиль не отказывается от планов войны с Ираном

iran israel_0Нынешнее руководство Израиля считает, что главная угроза безопасности еврейскому государству исходит от Ирана. По мере урегулирования иранской ядерной проблемы и выхода Исламской Республики из международной изоляции и односторонних санкций Запада, как прогнозируют в Тель-Авиве, Тегеран будет усиливаться, а эта угроза нарастать. Уже в обозримом будущем Иран может в военном и экономическом отношении стать сопоставимым с Израилем, в дальнейшей перспективе с учетом колоссальных потенциальных человеческих, сырьевых и промышленных ресурсов Тегеран в состоянии занять позицию региональной сверхдержавы. Таков общий контекст израильского подхода ко всем вопросам, имеющим прямое или даже косвенное отношение к иранскому режиму.

Сегодня главное для Израиля – сорвать ядерное примирение между Ираном и США. Чуть ли не в каждом действии, заявлении, решении, визите премьера Израиля Биньямина Нетаньяху лейтмотивом стала тема переговоров по иранской ядерной программе. Нетаньяху предупреждает, убеждает, пугает и угрожает. Главные стрелы его критики направлены в сторону президента Обамы, позволившего себе вопреки израильским возражениям стать на путь примирения с Тегераном.

Действительно, сейчас уже с трудом верится в то, что всего полгода назад США всерьез рассматривали дилемму: помогать или нет Израилю в нанесении военных ударов по Ирану. Становится все более очевидным, что, несмотря на периодические напоминания Вашингтона о сохранении в своем арсенале военной опции решения иранской проблемы, Америка на эту крайнюю меру идти не намерена. А после отказа США от военной агрессии против Сирии, которая не стала поддерживаться ближайшими американским союзниками по НАТО, вероятность силового решения разногласий с Тегераном представляется на данный момент ничтожной. Тем не менее, Нетаньяху от попыток изменить позицию Вашингтона не отказывается.

Новое наступление на Белый Дом премьер Израиля предпринял в ходе своего официального визита за океан в начале марта. Сроки его поездки, правда, оказались для этого не совсем удачными. Америка занималась Украиной, где демократизация по-американски опять дала непредсказуемые последствия. Украинский кризис вышел из рамок внутреннего противостояния и приобрел международное измерение, США спровоцировали конфликт Запада с Россией, который отодвинул за кулисы мировой политики проблемы Ирана и Сирии. Максимум что удалось добиться Нетаньяху по Ирану — так это новых антииранских заявлений американской администрации в плане нагнетания иранофобии на международной арене. Джен Псаки на брифинге в Госдепе, заявила, что подозрения насчет того, что она назвала «поддержкой терроризма со стороны Ирана» и «нарушением прав человека в ИРИ», остаются в силе. Часть этих высказываний была обоснована недавним сценарием, разработанным Израилем относительно мнимой поставки оружия из Ирана в сектор Газа. На этом основании Вашингтон утверждает, что «Тегеран спонсирует терроризм и представляет собой угрозу для безопасности региона».

Вместе с тем, Вашингтон не отказывается от убеждения, что Израиль может оказаться в международной изоляции со своей позицией по иранскому вопросу. Несмотря на французскую солидарность с Тель-Авивом, Париж подписал соглашение «шестерки» с Ираном, Саудовская Аравия воздержалась от открытого осуждения, а другие соперники Ирана в регионе — Катар и Бахрейн — даже приветствовали заключенный договор. Его единственным явным противником остается лишь еврейское государство. Президент Ирана Хасан Роухани заявил, что Израиль изолирован после того, как Тегеран и мировые державы в воскресенье в Женеве достигли исторического соглашения по ядерной программе. В такой ситуации в Тегеране угрозы Израиля в одиночку атаковать Иран уже всерьез не воспринимаются даже несмотря на то, что Израиль продолжает подготовку к военному удару, демонстрируя приверженность силовому решению проблемы. При этом разведывательная деятельность Израиля в Иране сейчас сосредоточивается на том, чтобы выявить нарушения иранцами требований «женевского договора», а не на том, чтобы вести подготовку к военному удару.

По словам главы иранского Агентства по атомной энергии Али Акбара Салехи, Тегеран не будет реагировать на какие-либо обвинения со стороны МАГАТЭ, не подкрепленные весомыми доказательствами. В частности, Международное агентство не может обвинять Иран в попытках разработки ядерного оружия на основании отчетов отдельных экспертов, а тем более израильской разведки, заинтересованной в склонении Запада к продолжению поддержания санкционного режима в отношении Тегерана. Санкции являются предметом особого интереса Израиля, если Тель-Авиву удастся через еврейское лобби в США добиться их ужесточения, то это не только повредит текущему переговорному процессу между Тегераном и мировым сообществом, но может спровоцировать иранских военных на отказ от переговоров вообще. Не стоит забывать, что вооруженные силы Ирана со всей серьезностью и давно готовятся к возможному отражению агрессии.

Министр обороны Исламской Республики бригадный генерал Хоссейн Дехкани, комментируя недавние испытания иранских баллистических ракет нового поколения, снабженных разделяющимися боеголовками, заявил, что баллистические ракеты – ответ на американские и израильские угрозы. Генерал назвал прошедшие испытания успешной отповедью американскому позерству и болтовне. В частности, имелись в виду неоднократные высказывания официальных лиц США о сохранении «военной опции» решения иранского вопроса. Как отметил Дехкани, вооруженные силы Ирана готовы и будут даже рады проверить свои силы на американцах. В отношении Израиля иранские военные позволяют себе быть еще более категоричными. Командующий Корпуса стражей исламской революции Джафари считает, что именно Израиль подталкивает США к военному вмешательству, и прямо говорит о том, что «удар по Ирану будет означать немедленное уничтожение Израиля».

Успех Тегерана на переговорах с «шестеркой», достигнутый при согласии США, вынуждает Израиль искать новых союзников в своем противостоянии с Тегераном. В этом контексте Иран обеспокоен сближением Саудовской Аравии с Израилем. Недовольство политикой Обамы в саудовских оценках появилось сразу же после первых признаков оттепели в ирано-американских отношениях. В Эр-Рияде сделали вывод, что США и Иран втайне планируют стратегический союз, направленный на ослабление саудовского влияния. В том, что сближение с Ираном может отвечать региональным интересам Америки, ничего неожиданного нет. Как считают сами американцы, для США выгоден вариант контроля над Ближним Востоком, который не позволил бы ни одной из стран стать безусловным военным лидером с претензиями на роль региональной сверхдержавы. Классический путь к достижению этой цели – поддержание баланса сил и сохранение при этом постоянной напряженности в отношениях соперничающих государств, в данном случае Саудовской Аравии и Ирана, а также и Израиля с ИРИ.

Саудовская Аравия также как и Израиль заинтересована в военном сокрушении Ирана и смене исламского режима, нельзя исключать их совместные действия. Направление ударов по Ирану через территорию КСА рассматривается израильскими военными в числе вполне вероятных. Сведения о тайных переговорах Израиля и Саудовской Аравии уже несколько лет не относятся к числу сенсационных. Даже вопреки планам США мир может стать свидетелем появления кажущегося маловероятным арабо-израильского союза, претендующего на роль «коллективной сверхдержавы» региона. Мир уже сейчас наблюдает хаос в рядах американских союзников. Планы военной акции США в Сирии не поддержала самая преданная союзница Великобритания, от участия в этой авантюре отказалось подавляющее большинство стран НАТО, уклонились от солидарности с президентом Обамой лидеры многих других союзных государств, а теперь и многолетние ближневосточные партнеры претендуют на самостоятельность в решении вопроса о войне с Ираном.

Бобкин Николай, старший научный сотрудник Центра военно-политических исследований Института США и Канады РАН, к.в.н., доцент, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×