12.03.2014 Автор: Александр Салицкий

Экономика Китая в 2013 году: подготовка к реформам? Часть 2

0614_china_economy_630x420Рынок недвижимости и финансовая сфера

Эти две сферы зарубежные аналитики, как правило, считают наиболее проблемными зонами китайской экономики. Заметим, что китайская статистика все более подробно освещает состояние рынка недвижимости в стране. Напомним, что со второй половины 2012 года в Китае наблюдалось оживление продаж.

Эта тенденция захватила и весь 2013 год. В натуральном выражении прирост продаж жилой недвижимости составил свыше 17%, в стоимостном – почти 27%.

Некоторый перегрев данного рынка очевиден уже по росту цен на жилье – предмету постоянного беспокойства населения и регулятора (меры, принимаемые властями с целью ограничения спекулятивной составляющей на рынке недвижимости, нередко приводят к неожиданным результатам; к таковым, например, можно отнести рост числа разводов в крупных городах из-за введения дополнительного налога на вторую квартиру). Добавим, что соотношение между строящимся и проданным жильем в натуральном выражении несколько улучшилось и составило 4.2 против 4.35 в 2012 году (табл. 3). Но это существенно хуже ситуации 2010 года, когда аналогичный показатель составлял 3.4.

Таблица 3.

Отдельные показатели рынка недвижимости КНР в 2013 г.

Млн. кв.м Прирост, %
Продажи недвижимости 1306 17.3
- в том числе жилья 1157 17.5
Начато строительство 2012 13.5
- в том числе жилье 1458 11.6
Всего в стадии строительства 6656 16.1
- в том числе жилье 4863 13.4

В течение года в функционировании китайской финансовой системы было отмечено два сбоя, когда на рынке отмечался недостаток ликвидности и резкое повышение ставок межбанковского кредитования. Но они были кратковременными и в целом не нарушили картины постепенного снижения темпов прироста М2 и объемов нового кредитования (примерно с 900 млрд. в месяц в первом квартале до 700 млрд юаней в третьем). Показатель М2 за год в целом увеличился на 13.6% (уровень предыдущего года) и достиг 110.7 трлн. юаней (193% ВВП).

Общий объем кредитов на конец года составил 76.6 трлн. юаней (134% ВВП), увеличившись на 13.8% к показателю предыдущего года.

Сбережения населения превысили 46.5 трлн. юаней (прирост на 13.5%). Накопленный объем потребительских кредитов подошел к отметке 13 трлн. юаней – за год он увеличился на 2.5 трлн. юаней.

В целом кредитная система выглядит сбалансированной. В то же время в течение года печать КНР не раз обращала внимание на проблему «плохих долгов» в банковской системе. Их общий объем превысил 300 млрд. юаней (около 50 млрд. долл.). Немалые сомнения вызывают и способности местных правительств своевременно рассчитаться с накопившимися долгами. Свыше 3 трлн. юаней в 2014 году предстоит выплатить крупным китайским предприятиям по выпущенным корпоративным облигациям. Все это создает определенное напряжение.

Вместе с тем низкий уровень государственного долга, значительные резервы и наличие у государства (в том числе местных правительств) крупных активов в виде земли и других прав собственности позволяют, на наш взгляд, продолжать достаточно активную кредитную экспансию, тем более что высокими остаются и показатели сбережений населения.

В КНР продолжают работу над созданием своеобразного «строенного» (Шанхай, Шэньчжэнь, Гонконг) финансового центра глобального уровня. В минувшем году продолжились эксперименты с валютным режимом в шанхайской зоне свободной торговли. Приняты решения о начале регистрации частных банков.

В минувшем году Пекин с успехом проводил в жизнь политику интернационализации юаня. В октябре 2013 года доля китайской валюты в международных платежах за товары и услуги достигла 8.66% – против 81.1% у доллара США и 6.6% – у евро. Лидируют по использованию юаней, помимо Китая, на который приходится 60% платежей в китайской валюте, Гонконг и Сингапур – расчетные центры по операциям с офшорными юанями (суммарно 32% оборота).

Тренды развития

Впервые в истории китайского хозяйства доля индустрии в ВВП (44%) оказалась по итогам 2013 года ниже, чем доля сферы услуг, на которую пришлось 46%. Иными словами, продолжилось постепенное продвижение страны по пути сервисизации экономической структуры.

Этот магистральный тренд свидетельствует о столь же постепенном завершении этапа, на котором главным двигателем экономического развития выступало создание комплексной системы национальной промышленности, а также форсированное инфраструктурное строительство. В докладе бывшего премьера Вэнь Цзябао на сессии ВСНП (март 2013) отмечено, что за последние пять лет в КНР было проложено 19.7 тыс. км новых железнодорожных путей, включая 9 тыс. км скоростных магистралей. Сданы в эксплуатацию скоростные железнодорожные магистрали Пекин – Шанхай, Пекин – Гуанчжоу и Харбин – Далянь и другие междугородние линии. Построено 609 тыс. км новых автодорог, в том числе 42 тыс. км скоростных, что довело общую протяженность последних до 95.6 тыс. км. Сооружен 31 новый аэропорт.

Несложно предположить, что начинающаяся фаза будет характеризоваться и некоторым снижением доли накопления, и замедлением темпов экономического роста. Постепенность (плавность) этому тренду будет придавать сохраняющаяся неравномерность в развитии регионов (и потребность поддержания высоких показателей накопления для подтягивания внутриконтинентальных и западных районов; темпы промышленного роста во внутриконтинентальных и западных районах в последние годы неизменно превышают показатели прибрежных провинций, откуда в западном направлении начался и перенос части индустриальных мощностей), а также неизбежное продолжение урбанизации, автомобилизации, механизации сельского хозяйства и пр.

Китай продолжает движение по пути инфраструктурной, информационной, потребительской и экологической революции. В ходе этого движения на первый план выходят сложные социальные проблемы, в том числе неравенства доходов, разрывов в уровне развития между регионами, пенсионного обеспечения и здравоохранения, коррупции и т.д.

Это отчетливо представляет себе новое поколение руководителей. Как показали дискуссии о путях дальнейшего развития страны, развернувшиеся в минувшем году в ходе подготовки третьего пленума ЦК КПК (ноябрь 2013) восемнадцатого созыва, Пекин стремится к проведению взвешенного курса. Дальнейшая, но достаточно умеренная либерализация экономической политики пока обозначена в качестве основной линии. Такой выбор, на наш взгляд, продиктован, по крайней мере, двумя императивами. Первый – борьба с коррупцией путем снижения административных барьеров. Второй – консолидация китайских территорий и зарубежной диаспоры вокруг задачи «возрождения Китая» (китайской мечты).

Отражая выросшую роль негосударственных секторов в экономике, новый курс позволяет государству и госсектору (особенно в лице ведущих корпораций и банков) переключить внимание на некоторые острые внутренние проблемы (в частности, экологическую), а также сконцентрировать усилия на наиболее перспективных направлениях, включая экономику новаций, создание финансового центра глобального уровня и продолжение внешней экспансии. Ресурсы для выполнения этих задач предполагается получить и за счет продажи части пакетов государственных корпораций.

Явно усиливается поддержка малого предпринимательства и микробизнеса, которые стимулируются с помощью налоговых послаблений, кредитной поддержки, программ профессиональной подготовки и т.п.

При этом в постоянном фокусе общества и государства находится сфера образования и науки.

Для КНР характерна пропорциональность между высшим и средним специальным образованием. В высшие учебные заведения в 2013 году поступило почти 7 млн. абитуриентов, общее число студентов превысило 24.7 млн. человек. Столько же новых учащихся набрали средние специальные заведения, где учится 19.6 млн. человек.

Расходы на НИОКР составили в 2013 году 1190 млрд. юаней (почти 2.1% ВВП) и выросли почти на 15.6%. Около 5% этой суммы было направлено на фундаментальные научные исследования.

Общая стоимость контрактов на передачу технологий за год составила 746 млрд. юаней – на 16% больше, чем в предыдущем году. За год произведено 14 успешных запусков искусственных спутников и двух пилотируемых кораблей.

Сохраняет свое значение и стимулирование роста путем реализации крупных инфраструктурных проектов. Предусматривается, в частности, увеличение протяженности высокоскоростных железных дорог до 15 тыс. км к концу 2015 года – с нынешних 9 тыс. км. Амбициозная программа, похоже, себя оправдывает: ежедневно услугами этого вида транспорта пользуются более 1.3 млн. человек.

Стабильное развитие Китая хорошо показало возможность энергичного развития хозяйства в периоды вялой внешней конъюнктуры. Это имеет международное значение. Так, авторы доклада о торговле и развитии ЮНКТАД (2013) прямо пишут о невозможности возвращения к предкризисным стратегиям ориентации на экспорт из-за стагнации спроса в развитых странах. Альтернатива видится им как раз в развитии внутреннего и регионального спроса в отстающих странах, стимулировании собственной промышленности, работающей на эти рынки. В рамках этого видения, кстати, находятся и многие программы развитых стран (insoursing, reshoring), фактически напоминающие замещение импорта.

Китайский опыт преодоления последствий финансового кризиса на Западе (теперь его уже смело можно охарактеризовать как успешный) привлек многих своевременным стимулированием реального сектора. Именно разрыв между ним и финансомикой признается большинством экспертов главным пороком сложившихся во многих странах кредитно-финансовых систем. Для преодоления разрыва уже упоминавшиеся выше эксперты ЮНКТАД считают, например, очень важным пересмотр роли центральных банков в развитии и, в частности, лишение их независимого статуса (по аналогии с КНР). Среди других рецептов – необходимость сохранения в трудные времена достаточного уровня государственных расходов (и в том числе за счет дефицита бюджета) для подержания потребления и занятости.

Александр Салицкий, доктор экономических наук, главный научный сотрудник ИМЭМО РАН, профессор Института стран Востока, специально для Интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×