09.03.2014 Автор: Владимир Симонов

Кризис вокруг Катара обостряется

765

Фото: newslinemd

После решения КСА, ОАЭ и Бахрейна 5 марта по завершению заседания Совета мининдел ССАГПЗ отозвать своих послов из Катара, которое было объяснено как «реакция на вмешательство Дохи во внутренние дела региона в нарушение коллективных обязательств», накал страстей в отношении Катара стал разгораться еще сильнее.

Весь день 7 марта саудовский канал «Аль-Арбийя» и местные СМИ вели мощную пропагандистскую кампанию против Катара. Доху обвинили не только в поддержке террористических и подрывных организаций на Ближнем Востоке, но и организацию антисаудовских политических настроений в США и на Западе, в том числе финансовыми проплатами, через катарские лобби в Сенате и парламентах ряда ведущих стран ЕС. Более того, катарцам инкриминируется поддержка йеменским повстанцам-хусистам, якобы поддерживаемых Ираном, которые не только борются с просаудовским режимом в Сане, но и периодически заходят на саудовскую территорию, угрожая территориальной целостности королевства. Кроме того, Доху подвергли резкой критике за предоставление на телеканале «Аль-Джазира» слова известному радикальному проповеднику Юсефу аль-Кардауи, который выступил с нападками на Египет за запрет деятельности «Братьев-мусульман», смещенных с помощью Саудовской Аравии египетскими генералами.

Подоплека этого конфликта внутри ССАГПЗ проста. В ходе событий «арабской весны» выявилась конкуренция между наиболее влиятельными аравийскими монархиями. Ваххабитская Саудовская Аравия стала оказывать поддержку единомышленникам-салафитам в Ливии и Египте, а также в других странах. Катар же, который тоже исповедует ваххабизм, пошел на конфликт с Эр-Риядом, руководствуясь своими непомерными амбициями, возникшими в результате огромных доходов от газового экспорта, и стал помогать более политизированным, но менее консервативным «Братьям-мусульманам». Тем более что в Дохе уже много лет проживает шейх Юсеф аль-Кардауи – председатель всемирного Совета исламских богословов и идейный наставник международной ассоциации «Братья-мусульмане». Он стал чуть ли не духовником эмира Хамада и де-факто идейно направлял работу катарского телеканала «Аль-Джазира» по освещению событий «арабской весны», а также выступал с фетвами в мечетях Дохи и на страницах катарских газет. Однако свержение в Египте летом 2013 года военными кругами ставленника «Братьев — мусульман» Мохаммеда Мурси символизировало поражение Катара в борьбе за влияние в регионе. Новая египетская власть постаралась ограничить влияние Катара и даже прибегла к арестам журналистов катарского телеканала «Аль-Джазира», активно работающего практически на всем Ближнем Востоке. А египетские военные недавно запросили вооружения в России на 2 млрд.долл., причем оплатить этот заказ вызвалась Саудовская Аравия, несмотря на расхождения Эр-Рияда и Москвы по арабским «цветным революциям», особенно в Сирии.

Именно после событий в Египте стал прослеживаться раскол между связанными с этими монархиями джихадистскими группировками в Сирии. В то время как Катар даже после смещения эмира Хамада в июне 2013 года продолжил активные контакты со связанной с «Аль-Каидой» организацией «Джабхат аль-Нусра», саудовцы сформировали из ряда отрядов боевиков близкий к ним «Исламский фронт».

Соглашение от 23 ноября 2013 года, подписанное после прихода к власти в Каире военных, а в июне того же года нового эмира, 33-летнего шейха Тамима бин Хамад аль-Тани, было призвано не допустить переливания соперничества между Саудовской Аравией и Катаром непосредственно в зону Персидского залива. Но не получилось. Три страны, отозвавшие своих послов из Дохи, обвинили во всем Катар. А, как известно, отзыв послов государствами, входящими в региональную группировку аравийских монархий ССАГПЗ, это – необычно резкая мера, свидетельствующая о том, что конфликт между Саудовской Аравией и Катаром вышел из латентного состояния. Трения, существующие внутри ССАГПЗ, в последние 10 лет традиционно решались в гораздо более сдержанной манере.

Стало очевидным, что новый эмир Катара шейх Тамим бин Хамад аль-Тани не собирается отказываться от наступательной внешнеполитической линии своего отца. И телеканал «Аль-Джазира» по-прежнему является проводником политики Катара в регионе. Не способствуют нормализации отношений между Саудовской Аравией и Катаром и провокационные речи известного проповедника Юсуфа аль-Кардауи в поддержку египетских «Братьев-мусульман» и его призывы к джихаду против новых властей в Каире. Это крайне раздражает Саудовскую Аравию, которая понимает, что Катар не собирается отказываться от поддержки «Братьев-мусульман» в Египте и активности (в ущерб интересов Эр-Рияда) в Ливане и Сирии, а также в Ливии. Причем еще на последнем саммите организации в Кувейте в декабре 2013 года саудовская инициатива о превращении Совета в военно-политический блок вызвала крайнее недовольство не только со стороны Катара, но и Омана. Маскат совершенно не разделяет гипертрофированных страхов Эр-Рияда по поводу иранской угрозы и даже выступил в роли посредника между Вашингтоном и Тегераном, благодаря чему состоялось заключение сделки Ирана с «шестеркой» международных посредников по ядерной программе ИРИ. А тут еще Доха начала контакты с Тегераном об участии в проекте прокладке газовой трубы из месторождения Южный Парс в Европу через Сирию. Катарцы просто поняли, что их собственный проект прокладки своей собственной трубы через КСА , Иорданию, Сирию и Турцию не сможет быть реализован, поскольку правящий режим в Дамаске при поддержке России и Ирана никогда не разрешит прокачку катарского газа через свою территорию.

И вот уже 7 марта Саудовская Аравия внесла в список террористических организаций ряд исламских группировок — «Братьев-мусульман», «Хизбалла», «»Исламское государство в Ираке и Леванте» и » Джабхат ан-Нусра». Королевским указом всем саудовцам, которые воюют за эти организации за пределами своей страны, повелевается в 15-дневный срок вернуться домой, сообщает телеканал «Аль-Арабийя». Предыдущим указом в конце февраля король Абдалла установил наказание в виде 20 лет лишения свободы для граждан Саудовской Аравии, которые воюют за рубежом. Наказание будет применяться к членам «экстремистских религиозных и идеологических групп, или организаций, признанных террористическими на национальном, региональном и международном уровне». А 3 марта правительство страны потребовало возвращения домой всех саудовцев, воюющих в Сирии. Глава Саудовской религиозной полиции Абдель Латиф аль-Шейх пояснил, что четыре исламистские группировки, призванные террористическими, «контролируются извне и служат политическим целям». «Они представляют собой группы, которые создают проблемы для умеренных мусульман по всему миру. Мы считаем, что они идут против исламских принципов и создают негативное впечатление о мусульманах на Западе», — пояснил шейх.

По словам Мхаммада Зулфа, члена правительственного Консультативного совета, такое решение давно назрело. «Мы были неправы, когда открыли двери наших университетов и школ для иностранцев, несших идеи нашей молодежи. К сожалению, мы поняли это слишком поздно. Но Саудовская Аравия не намерена допускать попыток нарушения стабильности в стране», — сказал он. Как напоминает «Аль-Арабийя», ранее некоторые саудовские священнослужители выпускали фетвы — религиозные указы — которые поощряли отправку молодежи в зоны конфликтов. И это «погубило репутацию ислама и повлияло на имидж Саудовской Аравии перед мировым сообществом». Еще один член Совета, Шура Зухайр аль-Харефи высказал мнение о том, что процесс избавления королевства от экстремизма будет очень длительным. «Мы имеем дело с идеологией, а противостоять идеям могут только новые идеи. Мы нуждаемся в просвещенных духовных лидерах, чтобы отразить истинное лицо ислама и объяснить, как религиозные тексты в некоторых случаях используются в угоду политическим целям», — заметил он. Наибольшую сложность, по мнению саудовского журналиста Джамала Хашогги, представляют «Братья-мусульмане». В отличие от ИГИЛ, «Хизбалла» или «Джабхат ан-Нусра», которые являются вооруженными группировками, представители этой организации с трудом могут быть идентифицированы.

В любом случае, активная поддержка радикальных исламистов в Египте, Ливии и Сирии, как и следовало ожидать, бумерангом вернулась к основным донорам «арабской весны» — Саудии и Катару. И если конфликт между Эр-Риядом и Дохой не будет урегулирован мирным путем, то скорее всего, произойдет очередная смена катарского эмира. И на место Тамима может быть посажен нынешний премьер-министр и одновременно глава МИД Катара Хамад Аль Тани – двоюродный брат предыдущего главы государства, который известен теплыми личными связями с Эр-Риядом.

Владимир Симонов, эксперт по Ближнему Востоку, кандидат исторических наук, специально для Интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×