02.01.2014 Автор: Владимир Карякин

Афганистан после 2014 года. Часть 1

454232

Фото: Flickr

Это точное определение истинного положения этой страны на Среднем Востоке и в Центральной Азии. Без фундаментально прочного мира в этом регионе никогда не будет стабильности на южных границах России.

Важность Афганистана для современной системы международной безопасности обусловлена тем, что ситуация в этой стране на протяжении нескольких десятилетий является источником угроз и вызовов как регионального, так и мирового масштаба. Череда войн, приведших к разрушению хозяйственной инфраструктуры страны и бедности населения, какая была во времена средневековья, создали условия для перманентного социально-экономического кризиса, который обострили неадекватные реальной обстановке силовые акции США и НАТО, что создало питательную среду для терроризма, религиозного экстремизма и наркоторговли.

Современный Афганистан превратился в государство, где сконцентрированы многочисленные противоречия современного мира: идеологические, политические, экономические, социальные и религиозные, порождающие угрозы международной безопасности, в том числе России. Афганская нестабильность распространяется на страны Центральной Азии, политические режимы которых ещё не в состоянии дать достойный отпор исламским радикалам. В случае продвижения идеологии талибов на север – в государства Центральной Азии, в зоне политической нестабильности могут оказаться, помимо Северного Кавказа, и другие исламские регионы России: Татарстан и Башкирия. Эти процессы могут затронуть также исламские диаспоры Урала, Сибири и центральных регионов нашей страны.

Несостоятельность политики США и их союзников по НАТО в решении афганской проблемы вызвана двумя основными причинами: стремлением Запада внедрить в принципиально иной социум своё видение общественных отношений и непонимание Западом процессов, происходящих в исламском мире. Консультируемое американскими политтехнологами правительство Афганистана в качестве выхода из тупика предлагает талибам переговоры с целью прекращения вооруженного противостояния и последующей интеграции их в политическую систему страны. В ответ талибы ставят своё условие, по которому переговоры возможны только после полного вывода из страны иностранных войск.

Так уже было во времена советского присутствия в Афганистане, когда оппозиция заявила о возможности примирения после ухода советских войск из страны. Но после этого в Афганистане началась гражданская война и к власти пришли талибы. Наверняка так будет и после ухода войск коалиции из страны.

Для предотвращения такого развития событий необходимо дальнейшее присутствие иностранных войск. А это ведёт к необходимости проведения противоповстанческих операций как на территории Афганистана, так и в зоне племён на афгано-пакистанской границе. При этом, как считают некоторые эксперты, военного решения афганская проблема не имеет ни в ближайшей, ни в отдалённой перспективе. Дело в том, что талибы в Афганистане имеют достаточно сильное политическое влияние. По различным оценкам, уровень поддержки со стороны населения движения Талибан, Исламской партии Хекматиара и других противников существующего режима составляет около 80 %.

Разрозненное сопротивление полевых командиров трансформировалось в общенациональную борьбу, в ходе которой представители большинства афганских этносов – пуштунов, таджиков, узбеков, туркмен и хазарейцев – стремятся к новой консолидации, выступая против иностранных интервентов и недееспособного центрального правительства уже как афганцы в целом.

Присутствие сил коалиции позволяет до некоторой степени обеспечить баланс сил и сохранить управляемость военно-политической обстановки в стране. А имеющееся время западные политтехнологи собираются использовать для поиска путей политического урегулирования афганской проблемы. При этом политика поиска и вовлечения «умеренных талибов» во власть под лозунгом «национального примирения» оказалась тщетной. Сотрудничество с «умеренными талибами» не даёт ожидаемых политических дивидендов ввиду их малочисленности и их незначительного влияния на политические процессы в афганском обществе.

Эмиссарам США и Великобритании и проводяшему политику Вашингтона в Афганистане Х. Карзаю не удаётся расколоть движение Талибан с целью его ослабления и последующего уничтожения оставшихся очагов сопротивления по частям. Происходит обратное. Экстремисты расширяют и укрепляют свои позиции в целом ряде провинций, что ставит под угрозу существование нынешней политической системы Афганистана.

Основные задачи внешней политики США в Афганистане состоят в установлении контроля над транспортировкой энергетических ресурсов из Ближнего Востока для осуществления экономического давления на Китай. А средой, в которой они реализуют свою политику, является «управляемый хаос», который вызывается путём манипулирования конфликтным потенциалом данного региона.

(Продолжение следует…)

Владимир Карякин, кандидат военных наук, ведущий научный сотрудник отдела оборонной политики Российского института стратегических исследований, специально для Интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×