20.12.2013 Автор: Петр Львов

Новые очертания Ближнего Востока после «арабской весны»

3432

Фото: MidEastPosts

Прошло ровно три года после старта арабской «весны», начавшейся в Тунисе и быстро перетекшей в «цветные революции». В этих «революционных» процессах, подстрекаемых ваххабитами Аравии и финансируемых за счет нефтедолларов Саудовской Аравии и газовых доходов Катара, приняли активное участие иностранные наемники из многочисленных экстремистских и террористических группировок самых различных исламских стран. К сегодняшнему дню, судя по всему, «революционный дух» куда-то испарился, а страны, по которым прокатилась волна «революций» лежат в руинах или находятся на грани коллапса. Ближний Восток, который мы знали все эти года и вплоть до декабря 2011 года, более не существует. Так каковы результаты арабской «весны» и что ждет этот вечно неспокойный регион в будущем?

Конкретные и лежащие на поверхности итоги всех этих процессов вполне очевидны. Именно на Сирии, хотя там и продолжается гражданская война, как раз и закончилась волна «революций», разбившись о стойкость режима Б.Асада, нежелание сирийского народа жить по нормам ваххабитского шариата и твердую позицию России, которая трижды заблокировала в СБ ООН проекты антисирийских резолюций интервенционистского плана. Совместный план Запада-ССАГПЗ осуществить свержение законного правительства САР под прикрытием решения мирового сообщества не прошел. А воюющие на саудовские, катарские, кувейтские и эмиратские деньги боевики, в том числе из Аль-Каиды, не смогли одолеть воинские части, верные Б.Асаду. А тут еще и президент США Б.Обама под давлением Москвы и, испугавшись прихода к власти в Дамаске оголтелых исламистов, в сентябре с.г. отказался от односторонних ударов по Сирии, воспользовавшись предложенным РФ планом уничтожения сирийского химоружия.

Война в Сирии не могла не повлиять и на ситуацию в соседнем Ливане, где нарастает противостояние по этно-конфессиональному признаку. А многие ливанские группировки, прежде всего Хизбалла, оказались прямыми участниками сирийского конфликта.

Жаль, конечно, что арабская «весна» не захлебнулась раньше – в Ливии, что вполне могло произойти, если бы тогда антиливийские резолюции были заблокированы в СБ ООН. Но прошлого не вернешь. В результате, Ливия не только превратилась в несостоявшееся государство (failed state), но и стоит на грани распада, поскольку Киренаика и Аззавад объявили автономию, и реальная власть центрального правительства распространяется лишь на Триполитанию. И что еще хуже – в перспективе Ливию ждет «сомализация», когда в стране вообще не будет никакой власти, за исключением сфер контроля отдельных вооруженных формирований, созданных на племенной основе. Вот результат вмешательства НАТО и ваххабитских монархий!

Еще один итог арабской «весны» — это нескончаемая череда смены режимов в Египте, который всегда считался ведущей страной арабского мира, от которой зависела стабильность во всем регионе Ближнего Востока. АРЕ сейчас тоже балансирует на грани превращения в несостоявшееся государство и начала полномасштабной гражданской войны. Вот уже месяц как сторонники «Братьев-мусульман» ежедневно проводят манифестации по всей стране с требованием освободить президента М.Мурси, а армия и полиция вынуждены прибегать к применению силы. Сколь долго продержится военная верхушка в Каире, никто предсказать не может. Но вполне очевидно другое – если в Египте все-таки пройдут выборы, то к власти почти наверняка опять придут легальным путем «Братья-мусульмане». И тогда все завертится заново, учитывая, что другая половина населения АРЕ не хочет жить по законам шариата. И все это – результат политических игр Саудовской Аравии и Катара на фоне бессилия дипломатии США. А конечным итогом может стать полная деградация Египта и его экономическое истощение, уход на задворки не то что мировой, но и региональной политики.

Аналогичный сценарий развивается и в Тунисе, откуда все и пошло. Там тоже маячит перспектива трансформации политического конфликта в вооруженную борьбу.

Еще одна жертва арабской «весны» — Бахрейн. Там все было подавлено оккупацией королевства саудовскими войсками. Если их сегодня вывести, то завтра шиитское большинство вновь выйдет на улицы против правящей суннитской династии, представляющей не более трети населения острова.

Не обошли упомянутые выше события и Йемен. Президент Салех в конечном счете уступил власть, но это не принесло спокойствия и мира. Аль-Каида наращивает теракты, повстанцы-хусисты на севере продолжают борьбу, конфликт внутри правящей элиты сохраняется, обостряются проблемы южного сепаратизма, а быстрый рост влияния Аль-Каиды Аравийского полуострова грозит Йемену распадом на несколько квази –государств или анклавов. И все это – результат политики Саудовской Аравии и Катара в йеменских делах.

В Иордании ситуация несколько лучше, но сохраняется риск обострения конфронтации между сторонниками нынешнего монархического режима и исламистами под воздействием сирийского конфликта.

Да и сами спонсоры арабских «революций» оказались в сложном положении. Наиболее активный их «финансист» и «мотор» в лице Катара пострадал сам напрямую, когда в конце июня с.г., устав от чрезмерного вмешательства эмирата во все конфликты, причем с опорой на террористов и экстремистов, саудовцы и американцы просто отстранили зарвавшегося эмира Хамада и стоящего за ним коррумпированного премьер-министра Х.бен Джассема от власти, заменив на молодого и неопытного наследного принца Тамима, который сейчас вообще старается никуда не встревать. В других малых странах ССАГПЗ ситуация лучше, но и там наблюдается рост протестных настроений под воздействием исламистов и недовольства рабочих-иммигрантов, находящихся на положении людей «третьего сорта». А в Кувейте нарастает роль и шиитского фактора.

Но самый главный нарыв вызревает в Саудовской Аравии – сером кардинале арабской «весны», ее главной движущей силе. Вот-вот там произойдет смена поколений, поскольку король Абдалла и наследный принц Сальман не просто стары, но и тяжело больны. В правящей семье Аль Саудов нарастает напряжение и ширятся противоречия, молодое поколение больше не хочет жить по нормам ваххабитов 18-го века, нарастает протест шиитского меньшинства, проживающего в основном районе нефтедобычи страны, засасывает недальновидная политика втягивания КСА в конфликты в Сирии, Йемене, Египте и Ираке, за которой стоит руководитель разведки принц Бандар, искусственно нагнетается враждебность по отношению к Ирану, который быстро выходит из западной изоляции. Королевство может просто распасться на 4-5 частей, причем некоторые из них вполне могут быть поглощены соседними странами. Если Саудовская Аравия развалится, то весь Ближний Восток сотрясет до основания.

Даже в далеком от Ближнего Востока Алжире нарастает риск дестабилизации, учитывая, что скоро там должны пройти президентские выборы, а вопрос с наследованием власти не решен. Поколение «революционеров-партизан», добившееся независимости от Франции, сильно состарилось. Да и Аль-Каида Исламского Магриба наращивает свою активность в стране.

Ирак как был, так и остается ареной вооружено-террористического противостояния шиитов и суннитов на фоне сепаратизации курдов. Нарастают противоречия внутри правящей шиитской элиты. Активность террористического подполья и баасистского сопротивления не ослабевает. А Саудовская Аравия продолжает подталкивать суннитское население Ирака к отделению или автономизации.

В ходе арабских «революций» палестинская проблема почти предана забвению, а ведь она когда-то совсем недавно сплачивала всех арабов. Но огонь конфликта в Палестине тлеет по мере того, как продолжается поселенческая политика Израиля, а переговоры между палестинцами и израильтянами не выходят из тупика.

На фоне всего этого пострадала и Турция, которая решила активно поучаствовать в сирийском конфликте. В результате, в самой этой стране летом с.г. прокатилась волна мощных протестов, которая существенно подорвала власть премьер-министра Эрдогана и снизила внешнеполитическую роль Анкары. Да и ее стабильность сейчас под вопросом.

Единственной выигравшей региональной страной от всех этих событий на Ближнем Востоке оказался Иран. После смены там президента Ахмадинеджада, которого в июле с.г.сменил Роухани, Тегеран за короткое время смог договориться с Западом по вопросу своей ядерной программы и начать процесс быстрой нормализации отношений с США и странами ЕС. Открыты перспективы снятия всех финансово-экономических и военных санкций, что позволит ИРИ быстро трансформироваться в самую мощную региональную державу на фоне упадка ведущих арабских государств. А это означает совершенно новый баланс сил на Ближнем Востоке, а главное – в Персидском заливе, где добывается 2/3 объема нефти в мире. Тем более что США сокращают свое присутствие в регионе, уходя в более важный для них район – АТР, где им нужно сдерживать рост влияния Китая.

Так что, начав «революции», консервативные арабские монархии – их зачинщики, в конечном счете нанесли ущерб самим себе, подорвав роль арабского мира в целом и оказавшись на грани коллапса. А на сцене появился новый мощный игрок – Иран, который будет делать ставку на шиитов в арабских странах, что еще больше перекроит политическую карту Ближнего Востока. Не исключено, что сбудется кошмарный сон саудовских королей об образовании шиитской дуги от Тегерана до Бейрута. Ждать этого осталось не так уж долго.

Петр Львов, доктор политических наук, специально для Интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×