19.12.2013 Автор: Максим Егоров

Саммит ССАГПЗ: замыслы Эр-Рияда и реальные итоги. Часть 2

51.

Фото: Al Jazeera

Не в восторге от идеи военного союза с самого начала были Оман и ОАЭ, действовавшие не без оглядки на Тегеран и пытающиеся строить с ним сбалансированные отношения. Им явно не хотелось его антагонизировать такими сомнительными идеями, а в своей внутренней устойчивости, они, в отличие от КСА, были уверены больше.

Эр-Рияд пытался сломить оппозицию своим замыслам и приложил немало сил к тому, чтобы Катар (не без поддержки США) отказался от активной внешней политики и встроился в кильватер Саудовской Аравии. Этому в значительной степени помогла позиции ОАЭ, которые, также как и сауды, были всерьез встревожены ростом веса и влияния АБМ в зоне Персидского залива. Именно благодаря их поддержке саудовской правящей семье удалось вернуть военных к власти в Египте в начале июля этого года, задействовав весь свой финансовый потенциал (общий объем выделенных египетским венным «подъемных» из «закромов» КСА и ОАЭ составил 12 млрд. долл.). Практически в те же сроки при поддержке Вашингтона произошла смена власти в Дохе, где у власти встал молодой, но еще неискушенный в политических делах принц Тамим, едва перешагнувший тридцатилетний рубеж.

Казалось, что победа Саудовской Аравии, венцом которой стало бы создание военно-политического союза, близка. Для того, чтобы ее достичь Эр-Рияду требовалось малое – добить сирийский режим, что он рассчитывал сделать при помощи Вашингтона. Однако произошедший в сентябре 2013 года разворот в политике Б.Обамы в сторону поиска политических решений как в отношении кризиса в Сирии, так и в отношениях с Ираном, полностью расстроил эти планы и одномоментно сделал идею военно-политического союза ССАГПЗ, по крайней мере сейчас, нерелевантной.

Именно это и вызвало бурную реакцию в Эр-Рияде, где не ожидали ни готовности Б.Обамы сменить курс, ни активной роли в обеспечении этого маневра со стороны российской дипломатии. Неожиданностью для Эр-Рияда и крупным провалом саудовской разведки стало ее полное неведение в отношении ведшихся в Омане без малого год, причем буквально у него под носом, в одном из лучших отелей Маската, американо-иранских секретных переговоров, вылившихся в возобновление диалога между Вашингтоном и Тегераном и успехом переговоров Ирана в формате «пять плюс один» 24 ноября по иранской ядерной программе.

Перед саудовскими властями стоит сейчас крупный вызов – продолжать линию на конфронтацию с Ираном, или пытаться встроиться в новые мировые тренды. Пока окончательного ответа, судя по решениям саммита ССАГПЗ в Кувейте, не найдено. Решения получились половинчатыми как в отношении кризиса в Сирии, так и иранской политики. Во всем видны следы глубокого компромисса, на который должны были пойти саудовские руководители. Но своих позиций они до конца не сдали.

Хотя сама идея мирного урегулирования сирийского кризиса на основе Женевы-1 поддержана и слов об обязательном уходе Асада не сказано, тем не менее согласие на Женеву-2 обставлено предварительными условиями вроде того, что в состав переходного органа власти, который планируется создать по итогам конференции, не должно войти ближайшее окружение Асада, «запятнавшее свои руки кровью сирийского народа», действия сирийского режима названы «геноцидом», сирийская оппозиция заранее объявлена единственным законным представителем всех сирийцев. Ни слова о преступлениях джихадистов, зато есть требование о выводе «иностранных сил» (читай, Хизбаллы) из Сирии.

Соглашение с Ираном по ИЯП поддержано, но названо лишь «первым шагом», за которым должно последовать всеобъемлющее соглашение и «лишение его ядерного оружия» (как если бы оно у него было)?!

Половинчатость видна и в решениях по военно-политическому союзу. Он не создан, но сформировано совместное военное командование стран ССАГПЗ. Так против кого собираются воевать сауды?

Максим Егоров, политический обозреватель по Ближнему Востоку, специально для Интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×