03.12.2013 Автор: Константин Асмолов

Южнокорейский сериал. Часть 1

Это серия заметок написана в развитие нескольких горячих тем, которые мы обещали отслеживать, знакомя аудиторию с последними новостями по событиям на Корейском полуострове.

Дело о госперевороте в Южной Корее 

Новые радикальные улики против Объединенной прогрессивной партии не представлены. Впрочем, согласно Закону о национальной безопасности достаточно того, что уже есть, тем более что факт собрания никем не оспаривается, и только цитаты объявляются оторванными от контекста. 

Понятно, что Закон о национальной безопасности (ЗНБ) применяется избирательно, иначе бы все, кто трудится в сфере межкорейского сотрудничества, оказались бы в тюрьме как потворствующие врагу. Но в данном случае политическая конъюнктура совпадает с желанием разведки раздуть громкое дело, благо формальные основания для этого есть. Собрание с исполнением запрещенных северокорейских песен было, строй КНДР восхваляли, а что разговоры о перевороте или обсуждения того, как «подрывать бензоколонки и захватывать телекоммуникационные станции», были шуткой, так благонамеренный гражданин на такие темы даже шутить не будет. Напомним, что один из южнокорейских блогеров вообще цитировал северян в ироническом контексте, но условный срок все равно получил. Поэтому непонятно, насколько дело закончится серьезными сроками, но удар по репутации партии уже нанесен.

Более того, впервые со времен Шестой Республики Объединенную прогрессивную партию пытаются разогнать официально. 5 ноября 2013 г. Кабинет министров РК принял решение направить запрос о роспуске партии в Конституционный суд. Как заявил в ходе экстренного брифинга для журналистов министр юстиции Хван Ге Ан, «Мы пришли к заключению, что цели и деятельность ОПП противоречат основам демократического порядка».

Если запрос будет удовлетворен и одобрен президентом, регистрация ОПП будет отменена, хотя формально это третья по значению политическая партия. По-хорошему, конечно, «третья» – это первая из малых после двух больших (она имеет 6 мандатов в Национальном собрании, где 299 мест). Но в этом качестве она остается партией, собранной вокруг левой идеологии и отстаивающей, в частности, интересы рабочих в государстве, которое весьма далеко от социального.

Решение вызывает споры. Кое-кто из левых депутатов даже постригся под ноль в знак протеста, а пресс-секретарь ОПП Хон Сон Гю заявил, что Кабинет министров своим решением растоптал основные принципы демократии, и обвинил президента Пак Кын Хе в нарушении Конституции.

В свою очередь, Хван У Ё — лидер правящей Сэнури, сказал, что нужно защитить принципы либерального демократизма с помощью Конституционного суда. Лидер парламентской фракции партии Чхве Гён Хван также подчеркнул, что политическим силам, отрицающим легитимность республики, нельзя разрешать доступ в Национальное собрание, представляющее интересы и волю народа.

Лидер оппозиционной Демократической партии Ким Хан Гиль, наоборот, подчеркнул, что нужно крайне осторожно подходить к принятию решения. Он отметил, что такая ситуация является редкостью в мире и первым случаем в конституционной истории страны, но всё произошло так, как будто приурочено к отсутствию президента в стране, а также призвал Объединенную прогрессивную партию воспользоваться возможностью и четко объяснить народу цели своей деятельности. Лидер парламентской фракции партии Чон Бён Хон сказал, что нельзя допускать не только просеверокорейских настроений, но и намерений получить выгоды путем политических махинаций.

Тем не менее, представители Демократической партии скорее поддержали власть: как говорится в их заявлении, «демократические основы порядка должны быть сохранены в любом случае. Этому должны соответствовать цели и деятельность любой партии. Мы надеемся, что Конституционный суд вынесет трезвое решение, основанное на историческом сознании».

Иные умеренные отмечают, что если партию и запрещать, то все-таки после того, как будет завершено следствие и виновность участников «переворота» будет определена судебным решением.

Тем временем 12 ноября 2013 г. Ли Сок Ки и еще семь членов партии начали судить. Как сообщается, многие граждане страны желают присутствовать на суде, поэтому решено выбирать зрителей каждую среду путем жеребьевки. Интересно, что процесс проходит не в Сеуле, а в городском суде города Сувона провинции Кёнгидо.

Дело о «троллях в погонах»

Здесь появляются новые подробности. Во-первых, 8 ноября 2013 г. был отстранен от должности Юн Сок Ёль, бывший глава специальной следственной группы по делу о Национальной службе разведки. Второй по важности человек в расследовании, глава отдела уголовного розыска Центральной окружной прокуратуры Сеула Пак Хён Чхоль получил дисциплинарное взыскание. Оказывается, они нарушили Закон «О прокуратуре», не соблюдая установленную процедуру ведения следствия, а также не уведомляя руководство о ходе следственных действий, хотя отстранение случилось как раз после того, как Юн передал прокурору Сеула все собранные данные и улики.

Одновременно с главы Центральной окружной прокуратуры Сеула Чо Ён Гона ввиду отсутствия каких-либо доказательств были сняты все подозрения об оказании давления на следственную группу. Решение было принято в ходе заседания инспекционного комитета Генеральной прокуратуры, посвященного вопросу противоречий, возникших между руководством прокуратуры и следственной группой в ходе расследования. Это создает впечатление, что ранее независимое следствие оказалось под влиянием конкретных прокурорских чиновников после того, как прежний прокурор был вынужден уйти.

Во-вторых, выясняется, насколько широко использовались социальные сети, в том числе Твиттер, где (напомню, что в Южной Корее нет анонимных комментаторов, и требуется идентификация по удостоверению личности) было создано более 400 аккаунтов, которые «гнали волну» или отстаивали «правильную» точку зрения. По данным, представленным прокуратурой оппозиции, сотрудники Национальной службы разведки выложили в Твиттер 55 тыс. комментариев, касающихся прошедших выборов. В ответ в правящей партии Сэнури подчеркнули, что прокуратура предоставила доказательства в отношении только 2 тыс. 200 комментариев; к тому же это происходило во время работы предыдущего правительства, поэтому правящие силы не намерены обвинять разведку. Тем не менее, 30 октября 2013 г. новые улики пополнили обвинительное заключение по делу Вон Сэ Хуна и Ко, а подозрения начали клубиться и вокруг нового директора Нам Чжэ Чжуна.

Также выяснилось, что были причастны и военные, имеющие свое кибер-командование, которое тоже вместо того, чтобы противостоять внешним угрозам, занималось борьбой с левыми внутри корейских сетей. 18 октября 2013 г. четверо его сотрудников были вызваны на допрос, и выяснилось, что они действительно писали в интернете комментарии политического характера. Правда, допрошенные подчеркнули, что комментарии носили исключительно частный характер, и никакого приказа сверху не было. Следственная группа попытается восстановить уже удаленные сообщения. Кроме того, следственная группа приступила к выяснению наличия факта нарушения правил несения военной службы, требующих политического нейтралитета от военнослужащего, а также — к расследованию других сопутствующих вопросов. Оппозиция требует подробного и честного расследования.

Пикантности ситуации добавляют недавние разоблачения Эдварда Сноудена, представившего доказательства того, что Агентство национальной безопасности (АНБ) США систематически прослушивало и президента РК, и генсека ООН южнокорейского происхождения. АНБ прослушивало мобильные и обычные телефоны, перехватывало факсимильные сообщения, а также регулярно вскрывало электронную почту.

В соответствии с документом АНБ от 2007 года, опубликованным New York Times, РК входила в число стран, о которых американские спецслужбы собирали особо подробную информацию по таким направлениям как внешняя политика и технологии. Скорее всего, глобальный контроль осуществлялся за участниками переговоров по подготовке южнокорейско-американского соглашения о свободной торговле. Более того, американская сторона может быть осведомлена о стратегических южнокорейских технологиях.

Как пишет «Российская газета», центрами базирования пунктов АНБ в Сеуле являются посольство США в центре столицы, военная база в районе Ёнсан и, по информации газеты «Чунан Ильбо», пригород Сеула Соннам, где южнокорейская разведка и ЦРУ занимаются сбором информации по КНДР. И если ЦРУ и РУМО (разведуправление Минобороны) обменивается информацией по КНДР с южнокорейскими союзниками, все, что получено по каналам АНБ, имеет гриф «не для иностранцев» и идет только в США.

В результате Сеул довел до американской стороны озабоченность вскрывшимися фактами и официально потребовал от Вашингтона объяснений по этому поводу, а в обществе бродит вопрос: «Не следовало бы тем, кто охраняет обычно границы РК, заниматься своими непосредственными обязанностями вместо того, чтобы в нарушение законов участвовать во внутриполитической борьбе?». Требования прекратить слежку за президентом союзной страны и принести извинения слышны очень сильно.

И пока против дальнейшей прослушки принимают меры (затраты на защитную аппаратуру, которая прикрепляется к стенам или окнам и не пропускает лучи лазера или радиоволны, составили около 400 млн. вон или почти 380 тыс. долларов), политические силы РК продолжают споры. Правящая партия Сэнури считает такой уровень шума неуместным, заявляет, что поведение оппозиции вызывает бессмысленный политический конфликт, и призывает прекратить раздувание скандала и высказывать беспочвенные подозрения в том, что на исход президентских выборов повлияло незначительное количество комментариев в социальных сетях. Оппозиционная Демократическая партия требует назначения специального прокурора, изменений в законах для предотвращения мошенничества на следующих выборах, отставки директора Национальной службы разведки Нам Чжэ Чжуна, главы администрации президента Ким Ги Чхуна и министра юстиции Хван Гё Ана и призывает президента официально принести извинение за сложившийся скандал. Такой взгляд разделяют и иные оппозиционеры, в том числе независимый депутат Национального собрания Ан Чхоль Су, претендовавший на президентское кресло и снявший свою кандидатуру в пользу представителя демократов.

Что же до позиции премьер-министра РК Чон Хон Вона, то, по его словам, правительство готово принять любое решение суда по этому делу, и потому он призывает политические круги к сотрудничеству, выражая сожаление по поводу продолжающихся споров.

Президент Пак Кын Хе не раз указывала на необходимость провести тщательное расследование по данному вопросу, но пока по этому поводу не высказывается, и это понятно – вопрос слишком политизирован, а присоединяться к левым критикам собственных силовиков означает ослабить поддержку президента в этом лагере в то время, когда ей и так надо собирать свою команду и укреплять позиции. Но поскольку вся эта кампания формально разворачивалась в ее пользу как кандидата от правых, молчание Пак Кын Хе в глазах ее недругов приравнивается к одобрению и поддержке данного факта. Так что даже такие газеты как «Korea Times» указывают, что и пассивная позиция президентской администрации по этому вопросу наносит ущерб имиджу лидеру страны.

Пока же объявлено о закрытии группы, руководившей психологической войной с Севером. На первом этапе реформирования планируется реорганизовать Третье управление, в состав которого входила группа психологической войны. Оно получит название Управления науки и информации, а одной из его задач будет предотвращение северокорейских кибератак. Ведь, если верить данным разведки, в Северной Корее насчитываются около шести тысяч профессиональных хакеров, которые объединены по крайней мере в семь государственных структур, и по численности специалистов по ведению кибервойны Северная Корея занимает третье место в мире после России и США. Очень, очень страшная угроза на фоне данных Сноудена.

(Продолжение следует…)

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для Интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×