29.10.2013 Автор: Юрий Симонян

Грузия: на смену Саакашвили пришел его политический оппонент

elections_gruzia_01Новым президентом Грузии стал представитель правящей коалиции «Грузинская мечта» Георгий Маргвелашвили. 44-летний философ, до начала избирательной кампании, работавший министром образования, победил в воскресных выборах с более чем солидным преимуществом над оппонентами.

Согласно данным ЦИК, Маргвелашвили набрал более 62% голосов избирателей. Его главные соперники – два экс-спикера парламента Давид Бакрадзе, выдвинутый кандидатом в президенты бывшей партией власти «Единым национальным движением» (ЕНД) и Нино Бурджанадзе от «Демократического движения – Единая Грузия», получили около 22% и 11%, соответственно. Максимального результата среди остальных 19 участников марафона добился лидер Лейбористской партии Шалва Нателашвили – 4%.

Многочисленные международные наблюдатели отметили высокую степень прозрачности состоявшихся выборов, отсутствие нарушений, способных повлиять на их итоги, и абсолютную свободу в голосовании даже в пенитенциарных учреждениях Грузии. Такое свободное волеизъявление беспрецедентно для постсоветской республики, отмечают зарубежные и грузинские эксперты. Возможно, этим отчасти объясняется невысокая активность электората – в воскресенье проголосовало всего около 47% грузинских избирателей, и никто не стал искусственно «накачивать» этот показатель. Другим фактором, сформировавшим низкую явку, стала предопределенность итогов. Ситуация в Грузии сегодня такова, что победил бы любой кандидат, пользующийся поддержкой премьер-министра, лидера коалиции «Грузинская мечта» Бидзины Иванишвили. Представляя Маргвелашвили в качестве кандидата в президенты, премьер «пояснил» населению: «Голосуя за него, считайте, что голосуете за меня!» Этого оказалось достаточно.

Большинство соперников, не дожидаясь окончательных итогов, уже поздравили Георгия Маргвелашвили с победой. Сетования Нателашвили и Бурджанадзе на свои низкие результаты – явление временное, и их протест не примет сколько-нибудь массовый и затяжной характер. Хотя 11% Бурджанадзе – возможно, главная неожиданность состоявшихся выборов. Экс-спикер небезосновательно рассчитывала занять второе место. Похоже, злую шутку с ней сыграла именно предопределенность итогов – ее сторонники, видимо, не стали утруждать себя походом на избирательные участки, посчитав, что разницы между вторым и третьим местом по большому счету нет никакой.

Однако неудача Бурджанадзе носит более серьезный характер, чем место на пьедестале. Она оформила за «Единым национальным движением» статус главной оппозиционной силы Грузии и уменьшили вероятность развала бывшей партии власти. Более того, как объявил уходящий президент Михаил Саакашвили, ЕНД не собирается пребывать в оппозиционном состоянии долго, и уже приступает к подготовке возвращения во власть. Благо в течение года состоятся выборы в органы местного самоуправления. Помешать или помочь в этом «националам» может сама власть – т.е. «Грузинская мечта».

Дело в том, что генеральный секретарь ЕНД, бывший премьер Вано Мерабишвили находится под арестом. Обвинения против него выдвинуты очень серьезные и могут потянуть лет на 20 тюрьмы. Уголовные дела возбуждены против нескольких видных представителей партии, во главе с мэром Тбилиси Гиги Угулавой. Не исключено, что к ответственности может быть привлечен уходящий президент Михаил Саакашвили, а его приглашения в прокуратуру для дачи пояснений по ряду громких дел видится почти решенным вопросом. Трудно представить, что ЕНД, протянувшее целый год после поражения на парламентских выборах, вынесет и такой удар, и выживет без своих лидеров.

Возможная же помощь ГМ в возвращении ЕНД во власть заключается в том, что сама правящая коалиция может развалиться. Бидзина Иванишвили, сплотивший вокруг себя разношерстную оппозицию, в течение недели после инаугурации президента покинет пост премьер-министра, саму коалицию и перейдет в гражданский сектор. Поставленную задачу – убрать Саакашвили и «националов» он выполнил. Ему не нравится заниматься политикой, отнимающей все время, и не оставляющей ни минуты на многочисленные увлечения. Например, садоводство. Иванишвили привык к размеренной жизни, по расписанию. А политическая активность, как поговаривают в Тбилиси, разрушала его многолетние привычки и уклад – например, рано ложиться спать и просыпаться с первыми лучами солнца.

Иванишвили обещал населению: уход из политики не означает, что он пустит все на самотек. Наоборот – из гражданского сектора он эффективнее сможет контролировать правительство, способствовать притоку инвестиций и пр. Однако то, что удалось Ден Сяо Пину в Китае, может не получиться у Бидзины Иванишвили в Грузии. В силу специфики стран, различного менталитета обществ, традиций и политической культуры. Посему возникает вопрос: сохранит ли ГМ единство, или развалится по партиям и погрязнет в междоусобицах? Ответ на этот вопрос станет известен после 17 ноября – инаугурации Маргвелашвили, которая согласно Конституции состоится в третье воскресенье после дня выборов. А до этого Иванишвили объявит имя своего преемника. В Тбилиси муссируются слухи о том, что новым премьером может стать министр здравоохранения Давид Сергеенко, проведший успешные реформы в своем ведомстве. Сам Сергеенко эти слухи не комментирует.

С президентскими выборами в воскресенье в Грузии окончательно была демонтирована 9-летняя власть «Единого национального движения». Первые годы молодого революционного правительства во главе с Саакашвили, несомненно, были успешными. «Националам» удалось выдернуть страну из трясины, быстрыми и энергичными реформами показать населению альтернативную многолетнему застою жизнь, разрешить ряд экономических проблем, создать и заставить толково работать государственные институты власти. Успехи были яркие и серьезные. Грузию стали приводить в пример как образцовое молодое государство, способное к быстрому развитию. Но быстрое развитие не получилось. Возможно, оно вообще не получилось. Начались ошибки. При этом у властей возникло головокружение от успехов, приведшее к синдрому вседозволенности. В обществе росло недовольство, приведшее к расколу и противостоянию, которые усугубились отношением властей: кто не с нами – тот враг Грузии. «Приватизированная» «националами» любовь к родине породила новую череду вопиющих промахов, обернувшихся затяжным внутриполитическим кризисом, войной в Южной Осетии, утратой территорий и к закономерному фиаско на парламентских выборах 1 октября 2012 года и президентских – 27 октября 2013 года. Уходящий президент Михаил Саакашвили нашел в себе силы признать вину за некоторые из совершенных ошибок. К слову, война 2008 года и тяжелые отношения с Россией в их число не вошли.

Новые власти Грузии, как известно, изрядную долю ответственности за войну 2008 года возложили на Саакашвили и его команду. Тем же путем пошел новый президент. При этом он выразил готовность наладить отношения с Россией. Но с существенной оговоркой – не ценой национальных интересов. Это означает, что серьезных изменений в российско-грузинских отношениях в ближайшем времени ожидать не стоит. Грузия, конечно же, не откажется от идеи восстановления территориальной целостности. Она не станет менять внешнеполитический прозападный вектор, а попытается максимально совместить свои устремления с нормализацией в российском направлении.

«Грузия будет конструктивной по отношению к России и продолжит процесс налаживания отношений», – заявил избранный президент Георгий Маргвелашвили. Он пообещал искоренить малейшую агрессию в отношении России и занять конструктивную позицию.

Как это понимать? — Как точно соответствующее нынешнему состоянию российско-грузинских отношений. Маргвелашвили по сути повторил заявления премьер-министра Иванишвили, который в общем-то вполне преуспел в вопросе отношений с Россией. Тбилиси необходим российский рынок сбыта – он его получил. Налажено транспортное сообщение, получено фактическое обещание РФ смягчить визовый режим для граждан Грузии. И это, очевидно, тот максимум, который грузинская сторона может получить от российской. Большее сопряжено с геополитическим разворотом страны, а этим Тбилиси взамен на туманные перспективы от членства в пророссийских альянсах – допустим, Таможенном союзе, рисковать совершенно не желает. А агрессию проявлять в отношении России – себе дороже. Грузия в этом смысле свой исторический урок уже получила и вряд ли захочет получить повторно.

Россия в свою очередь вполне понимает, что разворота Грузии ожидать в обозримом будущем не стоит. Цена этого, назначенная Грузией, слишком высока – Москва никак не может отказаться от признания суверенитетов Абхазии и Южной Осетии. Такой ее пируэт не нанесет имиджевый урон РФ на международной арене, а попросту уничтожит его. А никакое возвращение хоть «десяти грузий» на пророссийскую орбиту этого не стоит.

Юрий Симонян, обозреватель «Независимой газеты», специально для Интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×