Пакистан – удастся ли подорвать стабилизацию? Часть 1

Прогремевший 29 сентября взрыв в Пешаваре, главном городе провинции Хайбер-Пахтунхва на северо-западе Пакистана, был, очевидно, еще одной попыткой подорвать процесс нормализации положения в стране, наметившийся после парламентских выборов 11 мая этого года. Атаки боевиков, представляющих, как правило, непримиримую часть пакистанского движения Талибан, участились с конца августа и происходили как в хайберско-пуштунской провинции, так и в западной провинции Белуджистан. В сентябре такие попытки предпринимались неоднократно. Наиболее громкий теракт был совершен в середине месяца в том же Пешаваре против членов христианской общины.

Несмотря на эти эксцессы, можно говорить о заметном улучшении политического климата после прихода к власти в Пакистане правительства Пакистанской мусульманской лиги во главе с Навазом Шарифом. Он в начале июня стал премьер-министром и сформировал кабинет, пользующийся доверием большинства членов нижней палаты парламента, сформированной по итогам выборов.

Приход к власти Н. Шарифа не был чем-то неожиданным и экстраординарным. Его партия уверенно победила на майских выборах, которые впервые в истории страны (а ей почти 70 лет) были очередными, т.е. проведенными, как и положено по конституции, через пять лет после предыдущих. Правительство Пакистанской народной партии (ПНП), находившееся у власти после выборов 2008 г. (в коалиции с некоторыми другими партиями) в начале апреля, согласно принятым парламентом конституционным поправкам, ушло в отставку и было заменено временной администрацией. 

Организацией выборов занималась Избирательная комиссия, которая опиралась на армию и другие силы безопасности, чтобы не допустить срыва выборов, эксцессов и терактов в ходе их проведения. Число избирателей на выборах приближалось к 100 миллионам, что делало выборную кампанию дорогостоящей, — для ее проведения потребовалась иностранная помощь. Явка, по оценкам, равнялась почти 60%, в то время как на предшествующих выборах, а эти выборы – десятые по счету — активность избирателей была меньше – 40-50%.

Партия Наваза Шарифа (Пакистанская мусульманская лига, ПМЛ-Н) одержала безоговорочную победу в крупнейшей (60% жителей) провинции Панджаб. Поддержка панджабцев и обеспечила ей победу на федеральном уровне (Пакистан – одно из немногих в мусульманском мире федеральных государств, состоящее из четырех провинций, столичного округа и ряда территорий с особым статусом). ПМЛ-Н получила на выборах в нижнюю палату парламента 47% мест. В связи с переходом большинства независимых депутатов в ее фракцию Н.Шариф получил возможность сформировать однопартийное правительство, которое функционирует с начала июня. Помимо премьерского поста Шариф оставил за собой портфели министра обороны и иностранных дел.

Внешняя политика

Во внешнеполитической области, судя по всему, в основном сохранится прежняя линия на поддержание разносторонних взаимовыгодных контактов со всеми участниками международного процесса, кроме Израиля. Официально на первом месте останется поддержка единства и солидарности мусульманских стран, а главными внешнеполитическими опорами будут США, Саудовская Аравия и КНР. Шариф будет стремиться улучшать отношения с Вашингтоном, которые уже вышли из кризисного состояния двухлетней давности. Нынешний премьер-министр известен как политик, заявляющий о желании развивать связи с Индией, прежде всего экономические. Шариф – ведущий пакистанский предприниматель и один из самых богатых людей в стране. Отстаивая интересы торгово-промышленных кругов, он может продвинуться на индийском направлении, не забывая, впрочем, о Кашмире и стремясь ослабить эффект экономического присутствия Индии в Афганистане.

К значению Афганистана для Пакистана вернемся позже, пока же отметим, что правительство Н. Шарифа, очевидно, продолжит линию прежнего руководства на укрепление связей с Россией. Пакистан интересуют три области – экономическая, политическая и военная. Понимая, что российско-индийские связи не позволяют рассчитывать на многое в последней сфере, Исламабад будет концентрироваться на первых двух, в первую очередь, на привлечении российского капитала в металлургию, энергетику и высокотехнологичные отрасли (мобильная связь, космос и т.п.). В политической сфере Пакистан рассчитывает на совместное с РФ участие в многосторонних проектах (ШОС и др.) и двустороннюю кооперацию в борьбе с афганским наркотрафиком.

Внутренние проблемы

Несмотря на явную победу партии Шарифа, назвать ее всеобъемлющей нельзя. Выборы в законодательные собрания провинций, проходившие в тот же день, закончились для неё не так благоприятно. Из четырех провинций в трех наилучших результатов добились другие партии. Партия Шарифа торжествовала только в Панджабе – 80% мест, но во второй по величине и значению провинции Синд почти половину мест получила бывшая правящая Пакистанская народная партия, в пограничной с Афганистаном провинции Хайбер-Пахтунхва (хайберско-пуштунской) около половины мест досталось впервые добившемуся значительного успеха Движению за справедливость (Техрик-е-инсаф) во главе со знаменитым в прошлом спортсменом, крикетистом Имраном Ханом, а в наиболее беспокойной и сложной по этническому составу провинции Белуджистан места завоевали несколько пуштунских и белуджских партий, а также партия Шарифа. В результате в существенно важном для политического климата в стране вопросе о провинциальных правительствах возобладала чересполосица – в Панджабе продолжилось правление кабинета ПМЛ, во главе с братом Наваза, Шахбазом, являющимся вторым по влиятельности человеком в партии. В Синде у власти осталось правительство ПНП, в Хайбер-Пахтунхва кабинет министров сформировала партия И. Хана, а в Белуджистане к присяге приведено коалиционное правительство с участием ПМЛ-Н.

Хотелось бы подчеркнуть, что выборы привели к заметному сдвигу вправо всей оси политической жизни – условно светские и левоцентристские партии (ПНП, Народная (авами) национальная партия, Муттахида кауми мувмент и др.) понесли серьезные потери, а правоцентристские, более склонные к исламской риторике (ПМЛ, Техрик-и-инсаф и др.) праздновали победу. По сравнению с выборами 2008 г. успешно выступили чисто религиозные партии. Привычного успеха среди пуштунов северо-запада добилась «Джамиат-е улама-е ислам», партия богословов деобандской школы, духовных наставников афганских талибов. Неплохо для себя выступила и фундаменталистская «Джамаат-е ислами».

Обе эти религиозно-политические партии предлагают свои услуги Н. Шарифу в качестве посредников на переговорах с талибами. После проведения выборов наблюдалось вплоть до конца августа весьма заметное, снижение активности террористов в Пакистане. Это, очевидно, связано с попытками новых властей северо-западных регионов страны найти общий язык с Движением талибов Пакистана и другими исламистскими организациями. Определенное значение, впрочем, имело то обстоятельство, что на этот период пришелся месяц рамазан.

Пакистан и афганская проблема

Укрепление центральной власти в Пакистане и ее концентрация в руках Шарифа, политика более сильного и опытного, чем А.А. Зардари, видимо, заставило Кабул искать точки соприкосновения своих интересов с пакистанскими. Недавний (27-28 августа) визит Хамида Карзая в Исламабад прошел, судя по официальным реляциям, весьма успешно. Карзай даже задержался на день для продолжения переговоров. 

Пакистан недаром считается едва ли не ключом к урегулированию афганской проблемы. Причина этого — в прочных и давних связях между афганскими талибами и пакистанской Межвидовой военной разведкой (Inter-Service Intelligence). Опираясь на влияние у талибов и снабжая их деньгами, оружием, средствами тылового обеспечения, пакистанская военная разведка, по всей видимости, держит под контролем оперативную обстановку в Афганистане, а во многом и процесс политического урегулирования. После вывода к концу 2014 г. основной части американо-натовских войск роль Пакистана, его армии и военной разведки, еще более возрастет.

Пакистан рассматривает борьбу за влияние в Афганистане, во-первых, сквозь призму конкуренции с Индией, во-вторых, с позиции укрепления своей общей роли в региональной геополитике. Третья причина его заинтересованности в афганских делах состоит в том, что положение там косвенно влияет на безопасность внутри страны. Окопавшиеся в горах пакистанские талибы, выступающие под идейным флагом афганских талибов, на протяжении последних лет ведут ожесточенную войну с силами регулярной армии, пограничным корпусом и полицией. Жертвами этой войны, по некоторым оценкам, стали 40 тыс. человек, в большинстве мирные жители, но в очень большой мере – военнослужащие и представители органов правопорядка.

Снижение роли армии

Хотя репутация армии в обществе остается по традиции высокой, ее политическое влияние уменьшилось. Это вызвано успехом электоральной демократии, которому военные сами и содействовали, а также консолидацией власти в руках человека, чьи отношения с военной верхушкой складывались неровно. Выдвиженец генерала-президента Зия-уль-Хака Наваз Шариф дважды досрочно покидал пост премьер-министра по инициативе начальников штаба армии в 1993 и 1999 г. Причем во втором случае его отставка сопровождалась введением чрезвычайного положения, за которым последовало осуждение Шарифа на пожизненное заключение, сменившееся помилованием и высылкой из страны, на которое генерал Первез Мушарраф пошел, как считается, под давлением Саудовской Аравии. 

По иронии судьбы бывший президент и отставной генерал находится ныне под следствием, обвинения грозят ему смертной казнью. Неясно, насколько далеко сможет и захочет пойти Шариф в преследовании своего бывшего преследователя. Сам по себе открывшийся процесс представляется не слишком благоприятным знаком для страны. Хотя армия открыто пока не поддерживает Мушаррафа, она, очевидно, будет пристально следить за судом над ним.

В конце ноября этого года в отставку с ключевого поста начальника штаба армии уйдет авторитетный генерал Ашфак Кияни (занимал пост шесть лет). Шарифу предстоит сделать нелегкий выбор среди генералов, претендентов на главную военную должность. На первых порах политическая роль и амбиции начштаба будут скромными, но по мере возможного ухудшения социально-экономической и политической обстановки они могут возрасти, поставив страну перед угрозой нового военного переворота.

Продолжение следует…

Вячеслав Белокреницкий, доктор исторических наук, заместитель директора ИВ РАН, Сергей Каменев, кандидат экономических наук, заведующий сектором Пакистана ИВ РАН, специально для Интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×