15.10.2013 Автор: Погос Анастасов

Размышления о судьбе Ближнего Востока. Часть 1

6904946068_92a2283c10-1С 10 октября в исламском мире начались праздники, связанные с выполнением мусульманами своего главного свидетельства любви к Аллаху – хаджа. Традиционно – это время рассуждений о Единосущном, его милости, всемогуществе и благодати, а также (для паломников) – возможность начать жизнь как бы «с белого листа». Ведь тот, кто побывал в Мекке, смывает тем самым все свои грехи.

В этом году мусульманам – как шиитам, так и суннитам есть о чем подумать и за что попросить у Аллаха отпущение грехов. Ведь со времени прошлого хаджа в регионе и мире произошло множество событий, которые вылились в сентябре в радикальное изменение общего климата на Ближнем Востоке.

Обсуждавшаяся в обстановке полной секретности почти год (с саммита G-20 в Лос-Кабосе) между В.В.Путиным и Б.Обамой проблема ликвидации химического арсенала в Дамаске (об этом пишет авторитетный французский журнал «Монд Дипломатик» в своем октябрьском номере за 2013 год со ссылкой на пожелавшего остаться неизвестным одного из советников Белого дома) привела к серьезным договоренностям между российским и американским президентами в Санкт-Птербурге 5 сентября и, в результате — к «пересдаче карт» не только между участниками самого кровопролитного за последние годы конфликта в регионе, но и в мировом масштабе. Ближний Восток подтвердил еще раз, что мировая политика делается именно в нем и – иногда – за его счет.

Нараставшее все последние годы напряжение в международных отношениях, грозившее крупным, если не глобальным вооруженным конфликтом благополучно разрешилось и привело к многослойному компромиссу, перекроившему прежние балансы.

Если говорить о перераспределении силы и могущества на глобальном уровне, то ясно в чью пользу оно произошло по итогам принятой в СБ ООН 27 сентября резолюции 2118 о постановке сирийского арсенала под международный контроль. Это, конечно же Россия, «капитализация» которой на мировой политической бирже резко выросла. Серьезно и без особого ущерба для себя на других фронтах прибавил Пекин: он поддержал политический компромисс по Сирии в Совбезе и сохранил (в отличие от России) достаточно доверительные отношения с суннитскими монархиями Персидского залива, откуда импортирует все возрастающие объемы нефти, становясь постепенно главным торговым партнером этого региона, взамен слабеющих США.

Баланс для Вашингтона выглядит гораздо более нюансированным. Критики нынешнего хозяина Белого дома считают, что США, пойдя на эту сделку, все же больше потеряли, чем нашли. Да, тактически они потрафили своему главному союзнику — Израилю, вырвав «химический зуб» у его главного врага. Но в то же время фактически признали возвращение России в регион в качестве мировой державы (позиция, которую М.С.Горбачев «сдал» Дж.Бушу-старшему в ходе своей встречи на Мальте в 1989 году – во всяком случае так всегда считали на Ближнем Востоке) и одного из главных игроков на его просторах. При этом Б.Обаме удалось «сохранить лицо» и формально выполнить данное им в 2012 году обещание решительно отреагировать на пересечение Б.Асадом «красной линии», которой является применение химического оружия. При этом всем непредвзятым наблюдателям ясно, что химоружие было применено не режимом, а его противниками, и именно с целью втянуть США в конфликт на своей стороне. Этой войны за чужие интересы американский президент успешно избежал – при помощи России — и это тоже можно поставить ему в заслугу, как и США в целом, которая впервые за долгое время повела себя на Ближнем Востоке как ответственная держава.

Глядя более глобально, США совершили стратегический маневр, допустив усиление влияния Москвы, (а, судя по начавшемуся диалогу с Ираном, в перспективе и Тегерана) в регионе, чтобы сосредоточить свои усилия на перебалансировке своих связей с зоной АСЕАН, где они сталкиваются со все возрастающей активностью Китая. На всё же их ресурсов уже не хватает.

Уверенно выглядит Германия, которая с самого начала скептически смотрела на перспективы военного сценария и никогда его по сути дела не поддерживала.

С громким треском провалилась ближневосточная политика Франции. Со времени начала «арабской весны» именно Париж, еще при Н.Саркози выступил почти «крестным отцом» арабских революций, всячески их спонсировал, подводя под это философскую и политическую базу необходимости победы свободы и демократии от Марокко до Ирака, содействуя всеми силами свержению и убийству М.Каддафи, безоговорочно поддерживая самых радикальных оппозиционеров режиму Б.Асада. Париж и при Ф.Олланде рассчитывал «остаться в обойме» мировых держав первого плана. На это его настраивала и относительно легкая победа в начале 2013 года над джихадистами в Мали, откуда французам удалось вовремя унести ноги при поддержке «большого брата», пролоббировавшего 25 апреля 2013 года принятие в Совете Безопасности ООН резолюции о замене французского контингента (он и тогда уже был замаскирован под контингент стран ЭКОВАС) на интернациональный.

Тем холоднее для Ф.Олланда оказался сентябрьский душ. Ни Б.Обама, ни В.В.Путин не посвятили его в свои планы и не привлекли к разработке темы ликивидации химоружия, а об отмене американской военной операции против Сирии, в которой французы собирались активно поучаствовать, как пишут некоторые злые языки в международных СМИ, в Елисейском дворце узнали в самый последний момент и вынуждены были отменять уже отданные своим вооруженным силам приказы. Даже если это и не так, а миллиардные военные заказы от саудовской монархии, подписанные во время недавнего визита французского министра обороны Ле Дриана в Джидду, могут, конечно, в чем-то Париж утешить, то уже ясно: Франция на Ближнем Востоке из «тяжеловесов» перешла, скорее, в разряд «веса пера» — так в боксе называют боксеров наилегчайшей весовой категории.

(Продолжение следует…)

Погос Анастасов, политолог, востоковед, специально для Интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×