10.10.2013 Автор: Владимир Беляков

Осенние заботы египтян

3687746798_7be1d24be5_bВо второй половине сентября я вновь побывал в Каире. Поездка была недолгой, и я бы не взялся рассказывать о ней, если бы не одно обстоятельство. Дело в том, что Египет для меня – страна почти родная. В конце прошлого века я долгих 15 лет жил и работал в Египте, а в веке новом бываю там 2-3 раза в год. Естественно, что у меня в этой стране немало друзей и знакомых – и сами египтяне, и русские, и европейцы. Так что беседы с ними, чтение местных газет и просто наблюдения, пусть и всего в течение нескольких дней, дали немало пищи для размышлений о настоящем и будущем Египта.

Каир живет абсолютно нормальной жизнью. На улицах не видно ни полиции, ни военных. Народные рестораны вечерами забиты до отказа, а вот в заведениях пошикарнее пустовато: сказывается рост цен и почти полное отсутствие иностранных туристов. Дефицита товаров не наблюдается, если не считать баллонов с бутан-газом (на нем готовят в большинстве египетских семей) и дешевого бензина марки «80», которым заправляют свои машины таксисты, невзирая на их возраст и модели. Народная лепешка, основа рациона подавляющего большинства египтян, по-прежнему стоит 5 пиастров – менее одного цента и европейского, и американского. В городе все еще действует комендантский час, причем в пятницу, выходной день, когда противники нынешнего режима чаще всего проводят свои протестные акции, он начинается с 19.00. Из окна квартиры в Каире, в которой я остановился, в пятницу вечером я наблюдал за улицей. К моему удивлению и после 19.00 по ней двигались и люди, и машины, хотя далеко и не в таких количествах, как в обычный день.

В центре внимания политической жизни – разработка новой конституции страны. Конституция 2012 года, которую исламисты навязали египтянам, отменена. На первом этапе ее доработка была доверена комиссии из 10 экспертов. В сентябре приступила к работе уже более широкая комиссия в составе 50 человек. Ее возглавляет бывший генеральный секретарь Лиги арабских государств и один из лидеров либерального крыла египтян Амр Муса. В комиссию вошли представители самого широкого политического спектра, в том числе и консервативной исламской партии «Ан-Нур» («Свет»). Представителей «Братьев-мусульман» в комиссии нет, взявшись в августе за оружие, они вычеркнули себя из политической жизни страны и запрещены судебным решением. Окончательный вариант новой конституции будет представлен общественности и временному президенту Адли Мансуру лишь в начале ноября, но из сообщений печати о работе конституционной комиссии следует, что Египет будет провозглашен светским государством, а создание партий на религиозной основе запрещено.

Новая конституция будет вынесена на всенародный референдум, затем, согласно объявленной военными после отстранения от власти президента Мухаммеда Мурси «дорожной карте», должны быть проведены парламентские выборы, а вслед за ними – и президентские. Между тем все громче звучит предложение поменять парламентские и президентские выборы местами. Аргументы в пользу подобной рокировки таковы: избрание президента поможет стабилизировать обстановку и ускорит легитимизацию режима. США и Евросоюз расценили отстранение Мурси как незаконное, как военный переворот, и на этом основании отказывают Египту в предоставлении так нужной ему сейчас помощи. Да и сама подобная оценка происшедшего для большинства египтян оскорбительна. Ведь 30 июня на улицы египетских городов вышли, требуя отставки Мурси, почти в три раза больше египтян, чем голосовали за него на прошлогодних выборах. В престижном районе Замалек через всю улицу вывешен плакат на арабском и английском языках: «Америка, убирайся вон! Это революция, а не военный переворот!»

Обсуждаются и возможные кандидатуры на пост президента. Растет число сторонников избрания президентом министра обороны генерала Абдель Фаттаха ас-Сиси. Этот человек сейчас в Египте чрезвычайно популярен, его называют спасителем революции. Именно ас-Сиси взял на себя ответственность за отстранение от власти Мурси. Значительная часть египтян считает, что он в качестве президента наилучшим образом соответствует стоящим перед страной первостепенным задачам – стабилизации положения и укрепления государства. Ширится движение «Ас-Сиси – раиси» («Ас-Сиси – мой президент»).

В этой связи любопытен тайно записанный на диктофон и просочившийся в прессу разговор бывшего президента Хосни Мубарака (он находится в тюремной больнице) со своим врачом. Мубарак заявил, что вовсе не собирался делать своего сына Гамаля преемником, что все это происки США, и позицию свою аргументировал так: «Я очень хорошо понимаю, что править этой страной чрезвычайно трудно, это может сделать только военный».

Сам генерал ас-Сиси пока уклоняется от предложения выдвинуть свою кандидатуру на пост президента. Тем временем генерал Ахмед Шафик, живущий ныне в эмиграции в Объединенных Арабских Эмиратах, заявил, что если ас-Сиси не будет участвовать в выборах, то он выдвинет свою кандидатуру. На прошлогодних президентских выборах Шафик, бывший командующий ВВС, вышел вместе с Мурси во второй тур и получил 48,3% голосов избирателей.

Несмотря на популярность ас-Сиси, далеко не все даже в светской части египетского общества хотели бы вновь видеть на посту президента генерала. По их мнению, это плохо вяжется со светским характером государства, чего хотело бы большинство египтян. Военные возглавляли Египет шесть десятилетий, вплоть до 2011 года, и этого вполне достаточно, утверждают они.

Вообще при всем единстве леволиберальной части египетского общества по ключевым вопросам построения египетского государства между ее многочисленными составляющими, а это несколько десятков партий и движений, немало разногласий. После бесславного бегства из Египта в августе Мухаммеда аль-Барадеи (он не поддержал решение разогнать силой бессрочно митинговавших на двух площадях Каира сторонников Мурси) либералы остались по существу без лидера. Замена ему пока не просматривается, как и единый кандидат на пост президента, о выдвижении которого договорились руководители левых и либералов, инициировавшие свержение Мурси.

Кроме ас-Сиси, в Египте сейчас еще две очень популярные фигуры, чьи фотографии можно увидеть на плакатах:

- первая – покойный президент Гамаль Абдель Насер, с именем которого связывают возрождение Египта после антиколониальной и антимонархической революции 1952 года. Последователи Насера и в целом левые играют сейчас в Египте очень заметную роль, в том числе и во временном правительстве страны. Так, вице-премьер Зияд Бахаэддин – лидер социал-демократов;

- вторая фигура – российский президент Владимир Путин. Египтяне всегда хорошо относились к России и к русским, историческая память о тесном и чрезвычайно важном для Египта сотрудничестве в 1960-е годы все еще крепка, особенно у старшего поколения. Но нынешний всплеск симпатий отражает уже сегодняшние реалии. В Египте было встречено на «Ура» заявление Путина о том, что Россия уважает волю египетского народа. Оно было воспринято, как признание законности смены власти и резко контрастировало с позицией стран Запада. Доверия к нашей стране добавили усилия по урегулированию ситуации в Сирии, которые отвели от нее военную интервенцию стран Запада.

Но египтяне живут не только политикой. Лозунгами революции 25 января 2011 года, приведшей к отстранению от власти президента Мубарака, были: «Свобода, достоинство, социальная справедливость». И первого, и второго сейчас у них хватает. С социальной справедливостью сложнее. Правительство сделало в конце сентября важный шаг в этом направлении: оно установило с 1 января будущего года минимум и максимум заработной платы. При этом минимум составляет 1200 ег. фунтов в месяц. Такой цифры в последние два года добивались профсоюзы, обосновывая ее расчетами стоимости жизни. Чтобы понять, много это или мало, бессмысленно переводить эту сумму в доллары или евро. Уровень цен в Египте свой собственный. Я уже упоминал, что народная лепешка стоит 5 пиастров. Добавлю еще одну цифру. Билет в каирском метро стоит 1 ег. ф. Работники довольны, предприниматели возражают, утверждая, что подобная уравниловка не учитывает качество труда, цены в различных регионах страны и ряд других показателей. Но подчиниться им придется.

Если попробовать коротко охарактеризовать атмосферу, царящую сейчас в Каире, то я бы сказал, что это чувство облегчения. Ненавистная большинству египтян власть исламистов свергнута, их вооруженное сопротивление сломлено. Под руководством армии, которой доверяет подавляющее большинство египтян, постепенно рождается обновленное, светское египетское государство. Не все идет гладко, но, как известно, не ошибается только тот, кто ничего не делает.

Владимир Беляков, доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института востоковедения РАН, специально для Интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×