17.09.2013 Автор: Петр Львов

Что стоит за женевскими соглашениями по Сирии?

NEO collageТема женевских договоренностей по сирийскому химоружию продолжает оставаться основной темой мировых СМИ, а также главным вопросом международной политики. И, надо сказать, трактовки достигнутой «сделки» между Россией и США довольно сильно разнятся. Постепенно восторг от мирной паузы сходит на «нет» и начинают появляться здравые оценки и трезвые размышления относительно того, что достигнуто, и того, что предстоит сделать, чтобы женевские договоренности по ХО не превратились, как и соглашения «Женева-1» и «Женева-2» по сирийскому урегулированию, в очередной мыльный пузырь.

 Так, «женевское соглашение по Сирии не должно создавать иллюзий: оно помешало США нанести военные удары, но не означает их отказа от «смены режима» в Сирии», — написал председатель думского комитета по международным делам А. Пушков на своей страничке в Твиттере.

Госсекретарь США Джон Керри в свою очередь считает, что соглашение, достигнутое Россией и США, предоставляет возможность «полной ликвидации» химоружия в Сирии, отметив при этом, что «применение силы в отношении Сирии остается реальным». Накануне об этом предупредил Обама. «Будут последствия, если режим Башара Асада не будет выполнять рамочные договоренности, достигнутые сегодня. Если дипломатия не поможет, США готовы будут действовать», — заявил он в субботу.

Так что силовой сценарий Вашингтона против Дамаска остается в силе, хотя в своей инициативе Москва говорила о встречном движении и гарантиях с обеих сторон.

Эксперты по химоружию также сохраняют изрядную долю скептицизма. Задача ликвидации такого опасного ОВ, как зарин, может оказаться трудной даже в самых благоприятных обстоятельствах, что уж говорить о Сирии: инспекторам придется броситься в самое пекло военного конфликта, предупреждают они. США согласились избавиться от химоружия 20 лет назад, но задача не выполнена до сих пор, несмотря на то, что на это тратятся миллиарды долларов, Россия тоже отстает от графика, пишет в воскресенье The Washington Post (Оригинал материала размещен на http://www.interfax.ru/world/txt.asp?id=329000).

Известный американский обозреватель Грегори Уайт в своей статье «Россия набирает вес со своей инициативой по Сирии» в «The Wall Street Journal» 15 сентября пишет, что «для президента Владимира Путина, который с момента прихода к власти в 2000 году публично сокрушается по поводу снижения российского влияния, а также тех бед и несчастий, которые несет, как ему это видится, опасная глобальная гегемония США, такой разворот событий особенно приятен и сладостен, ведь еще две недели тому назад казалось, что у Москвы закончились все доводы и варианты действий. Но в инициативе по Сирии, предусматривающей установление международного контроля над арсеналом химического оружия, для Москвы таятся немалые риски, поскольку теперь она обязана сделать так, чтобы ее зачастую непослушный союзник шел на сотрудничество и не саботировал начавшийся процесс». То есть Москва стала заложником того, как будет идти процесс ликвидации ХО САР. 

Хотя напористость Москвы выбила из колеи некоторых американских дипломатов, официальные лица в Вашингтоне говорят о том, что Кремль перестал быть частью сирийской проблемы, по крайней мере, временно, и стал частью ее возможного решения. Как отмечают дипломаты, американские и российские представители как минимум год обсуждали идею о принуждении Дамаска к отказу от химического оружия, но Москва видимо была не готова, либо не могла заставить режим Асада пойти на такую меру.

«Достигнутое [в субботу] соглашение — это победа и для Москвы, и для Вашингтона при условии его реализации, перспективы которой пока далеки от определенности, — сказал старший научный сотрудник Института Брукингса (Brookings Institution) и бывший посол Стивен Пайфер (Steven Pifer). — Для реализации соглашения русским понадобится давить на Дамаск, если сирийцы будут медлить и затягивать процесс. Вопрос состоит в том, готова ли к этому Москва? Пока Кремль получил драгоценный запас времени, чтобы режим Асада продолжил военное наступление на оппозицию и вновь продемонстрировал преданность своему заступнику. Москва осуждает поставки оружия повстанцам, но сама тем временем неизменно поставляет режиму самые современные системы вооружений» (Оригинал публикации: Russia Gains Clout With Syria Initiative, 15/09/2013).

Другой американский обозреватель Дойл МакМанус (Doyle McManus) в своей публикации «Америка: не изоляционизм, но скептицизм» в газете « Los Angeles Times» полагает, что президент Обама и его помощники были крайне удивлены силой общественного сопротивления их призывам к военному вмешательству в дела Сирии. Однако такая реакция вполне предсказуема. Сегодня у американцев есть дополнительные причины испытывать скептицизм. Они уже пережили войны в Ираке и Афганистане. Простые американцы опасаются, что любой вооруженный конфликт на Ближнем Востоке неминуемо превратится в очередное болото.

Несомненно, общественность испытывает сомнения по поводу оправданности вмешательства США в дела другой страны. Недавно Pew Research Center сообщил, что 46% американцев придерживаются мнения о том, что «на международной арене США стоит решать свои собственные проблемы и позволить другим странам самостоятельно определять свою судьбу». Американцам не понравилось предложение Обамы атаковать Сирию не только из-за в принципе скептического отношения к военным кампаниям, но и из-за отсутствия уверенности, что эта конкретная кампания послужит их национальным интересам.

А бывший командующий британскими силами в Афганистане полковник Ричард Кемп так прокомментировал газете «Jerusalem Post» российско-американское соглашение об уничтожении химических арсеналов Башара Асада: «Я полагаю, что сделать нечто подобное в условиях активного конфликта очень, очень трудно. Это займет длительный период времени и потребует больших военных ресурсов для обеспечения безопасности инспекторов. Этот аспект, сам по себе – огромный вызов. Какая страна, прежде всего, готова послать ученых, берущих на себя огромный риск, и военные силы, которые будут их защищать? Это очень опасная ситуация».

Кемп продолжил: «Во-вторых, проверить что-либо в существующих условиях, честно говоря, попросту невозможно. Для президента Асада будет очень легко спрятать или вывезти за пределы страны значительные количества химического оружия». 

Британский генерал предсказывает: «То, что мы увидим в конце – символическое шоу разоружения. Я не думаю, что настоящее разоружение реально».

В Женеве, кроме того, остался открытым важный вопрос – об ответственности тех, кто применил химоружие 21 августа. В Москве уверены, что это сделали повстанцы. Тогда как они за это ответят? И вот что пишет по этому поводу российский эксперт Ш. Мамаев в статье «Барак Обама проиграл Сирию Эр-Риаду»: Любопытно, что в подвергнувшемся атаке пригороде Дамаска ходят слухи, что химическое оружие боевикам было передано самим руководителем разведки и председателем Совета национальной безопасности КСА принцем Бандаром. Свидетельства боевиков и их родственников на этот счет собрал и опубликовал в своей статье журналист-фрилансер Дейв Гавлак – араб по происхождению. Он работал на англо-саксонскую прессу в течение 20 лет, а потому прекрасно ориентируется в ситуации и знает очень многих на Ближнем Востоке.

Опубликованные им свидетельства говорят о том, что саудовский боевик Абу Айеша, известный в этом районе как командир батальона, попросил группу местных бойцов тайно перенести некое оружие в виде «огромных газовых бутылей» и «тубусов» в расположение Свободной сирийской армии так, чтобы они не попали в руки джихадистов из «Аль-Каиды». Причем многие из боевиков говорят о том, что весь этот «товар» поступил якобы от принца Бандара, и винят его в сокрытии от них того факта, что это было химическое оружие, и не обучил обращаться с ним. В результате в туннеле, где был складирован «товар», произошел взрыв, породивший множество жертв как среди бойцов оппозиции, включая самих «перевозчиков», так и среди мирных жителей Гуты. Характерно, что сами боевики настаивали на «случайности взрыва» из-за неумелого обращения «перевозчиков» с этим оружием, предоставленным им Саудовской Аравией. Это тот ключевой момент, который придает достоверность их свидетельствам. Поскольку им даже не приходит в голову, что Абу Айеш (или «принц Бандар») готовил не боевую операцию, а антиасадовскую провокацию – именно поэтому использованные «втемную» транспортировщики химического оружия должны были быть так или иначе уничтожены. Поскольку иначе они стали бы весьма опасными свидетелями. Так что, скорее всего, взрыв «товара» произошел отнюдь не из-за оплошности местных «перевозчиков», а был запрограммирован или произведен намеренно.

В связи с этим нужно обязательно принять в расчет и версию Дейва Гавлака по поводу причастности к взрыву принца Бандара. Поскольку человек, который прилетал в Москву 31 июля с. г. и уверял российского президента, что он контролирует чеченских боевиков как в Сирии, так и на Кавказе, а также предложил гарантии «на спокойное проведение Олипиады в Сочи», наверняка может знать много интересного про Абу Айеша и теракт в Восточной Гуте. Хотя, глядя на поведение Барака Обамы, создается впечатление, что ни одну из подобных версий он не станет рассматривать – даже если В.В. Путин и прав, ведь стратегическим союзником США сегодня является все-таки Саудовская Аравия. А это означает, что Вашингтон проиграл Сирию Эр-Риаду.  

И еще – все это наводит на мысль о непрочности женевских договоренностей. Раз уж США идут на поводу Саудовской Аравии, которая не хочет мира в Сирии, то рассчитывать на «миротворчество» Обамы, тем более по российской инициативе, не стоит.

Петр Львов, доктор политических наук, специально для Интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×