13.09.2013 Автор: Владимир Карякин

О политической ситуации в Египте

0847После очередной смены власти в Каире стало очевидным, что масштабная трансформация региона Ближнего Востока ещё далека от завершения. Если в начале этого года казалось, что в арабском мире имеет место объединительная тенденция, и он продвигается по пути создания «нового Халифата», то события в Египте и успехи правительственных сил в Сирии говорят о том, что «исламское пробуждение» встретило сопротивление со стороны приверженцев светского государства и представителей так называемого «глубокого государства», под которым на Ближнем Востоке понимают союз военных, спецслужб, олигархов и могущественное сообщество бюрократов. Не исключено, что именно эти силы тайно спонсировали протестное движение по устранению М. Мурси и саботировали его политические реформы в стране.

Известно, что 30 % египетской экономики находятся в руках военных: от бензозаправочных станций до туристических компаний. Мэры городов и губернаторы, как правило, — отставные военные. Поэтому желание М. Мурси поставить на ключевые посты в регионах своих людей было враждебно воспринято в армейских кругах. Совершенно не нравилась генералитету и мысль о войне с Эфиопией, к которой призывали «Братья-мусульмане», из-за строительства дамбы на Голубом Ниле.

У западных политологов отношение к происходящим в Египте событиям двойственное. Одни видят в этом реванш «военщины», которая свергла демократически избранного президента, и призывают не поддерживать новую власть. Другие считают, что генералы выполнили волю народа, причём её наиболее прогрессивных слоёв общества и предотвратили начало гражданской войны.

В то же время военные понимают, что они не способны сохранить власть, опираясь только на собственные силы. Исламисты де-факто оказались в чём-то сильнее, и они более решительно настроены на победу, чем те, кто выступает за либерально-светские нормы жизни в стране. Проблема заключается ещё и в том, что на среднем и низшем уровнях руководства функционеры исламистского движения действуют самостоятельно. Они имеют твёрдое желание идти до победного конца и добиться освобождения М. Мурси, отмены результатов перехода власти в руки военных. «Братья-мусульмане» готовы начать гражданскую войну, хотя пока воздерживаются от этого шага, полагая, что, рано или поздно, военные будут вынуждены освободить М. Мурси и назначить выборы, в которых исламисты надеются взять реванш.

Всё это напоминает алжирский сценарий, когда в 1991 г. военные отказались признать победу исламистов на выборах в данной стране. В результате Алжир на протяжении 10 лет был охвачен гражданской войной, в которой погибло более полумиллиона человек.

Тупиковость ситуации, на наш взгляд, объясняется несостоятельностью исламистских теоретиков и практиков в управлении страной при решении её сложных внутренних проблем. Свидетельством этому является то, что ни в одной стране «арабской весны» исламисты не сумели закрепиться во власти. Так, первыми сдали свои позиции радикалы Ливии, уступив Али Зидану и Махмуду Джибрилю. Пока там исламисты сохраняют влияние в парламенте, но их шансы на обретение полноты власти крайне малы. В Тунисе военные пока сохраняют лояльность исламистскому правительству Ан-Нахды, но там их позиции крайне шатки на фоне усиливающегося молодёжного движения «Бунт», которое начало борьбу против исламизации страны, что может также привести к повторению египетского сценария.

Аналогичные тенденции имеют место и в Турции. Взяв курс на исламизацию страны, Т.Эрдоган способствовал росту недовольства значительных групп своего населения страны, включая светски ориентированную часть среднего класса, а также алавитов и курдов.

Можно в определённой степени предположить, что в Египте, Тунисе и Ливии контрисламистские движения начали набирать силу вследствие того, что Катар постепенно сдаёт позиции как спонсор движения «Братья-мусульмане», вследствие серьёзных финансовых проблем. Это же относится и к движению ХАМАС, которое постепенно возвращается под влияние Ирана.

В руководстве Египта сторонниками решительных мер, вплоть до запрещения «Братьев-мусульман», в целях предотвращения гражданской войны и сползания страны к хаосу, выступают министр обороны генерал Абдель Фатах ас-Сиси и премьер-министр Хазем аль-Баблауи. Временный президент Египта Адли Мансур колеблется, а «человек Вашингтона» Мухаммед аль-Барадеи объявил об отставке, что укрепило позиции генерала ас-Сиси, который позиционирует себя в качестве нового лидера страны.

Жесткие действия египетских силовиков по разгону сторонников экс-президента М. Мурси привели к пересмотру отношения западного сообщества к новому руководству страны. Военных и полицию Египта обвинили в чрезвычайном применении силы. С одной стороны, Вашингтон, позиционируя себя как защитник прав человека во всём мире, посоветовал руководству страны уважать права людей на самовыражение и свободу собраний, назвав действия властей «военными репрессиями». В качестве практического шага были отменены ежегодные американо-египетские военные учения «Яркая звезда». С другой стороны, американский демарш не привёл к отказу ежегодной финансовой помощи Египту в размере 1,3 млрд долларов. Всё это говорит о том, что в Вашингтоне до сих пор до конца не определились с отношением к событиям в Египте, началу которым положило решение поменять союзника Х. Мубарака на власть исламистов.

На наш взгляд, следует ожидать, что ситуация в Египте может серьёзно обостриться уже в ближайшее время. Армия начала зачистку политического поля от «Братьев-мусульман» и гражданская война может стать повседневной реальностью. Это будет иметь далеко идущие последствия как для страны, так и для региона в целом.

Владимир Карякин, кандидат военных наук, ведущий научный сотрудник отдела оборонной политики Российского института стратегических исследований, специально для Интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×