19.08.2013 Автор: Юрий Зинин

Тунис в поисках компромисса

https://www.shutterstock.com/pic-69040885/stock-photo-nice-january-tunisian-manifestants-rally-the-street-of-the-city-after-the-runaway-of-dictator.html?src=csl_recent_image-1

Фото: shutterstock.com

Прошедшие  в Тунисе массовые демонстрации и митинги как сторонников, так и оппонентов исламской партии «Ан-Нахда», стоящей у власти в стране с конца 2011 года в стране, высветили растущую политическую поляризацию в обществе.

Катализатором этих акций стало убийство 25 июля сего года у порога собственного дома депутата Национальной учредительной ассамблеи НУА /парламента/ Туниса, оппозиционера – Мохаммеда Брахми. Шестью месяцами ранее подобным образом расправились с Ш. Бельаидом – лидером Народного фронта. Обе жертвы из левонационального лагеря тунисского общества были главными рупорами критики партии «Ан-Нахды», возлагая на нее ответственность за ухудшение социально-экономической ситуации, безопасности, дилетантство в управлении страной и т. д.

Эти расправы в Тунисе, где раньше не было политических убийств, вызвали заметный протестный резонанс. На его волне оппозиция потребовала отставки кабинета министров, создания правительства национального спасения или независимых технократов, роспуска ассамблеи. Солидаризируясь с ней, более 60 депутатов приостановили свою работу во временном парламенте.

Правительство, контролируемое «Ан-Нахдой», чтобы удержаться на вершине политической системы маневрирует. Оно настаивает на принятии новой конституции (вопрос был камнем преткновения все эти месяцы) и затем в декабре на избрании  постоянного парламента. «Ан-Нахда» согласна приостановить на время  работу НУА и на переговоры о создании правительства национального единства.

Приведет ли втягивание части «арабской улицы» в массовые выступления к обострению кризиса в Тунисе, или страна, давшая пример наиболее мягкого варианта «арабской весны», найдет свой либеральный ключ решения проблем?

Стоит отметить, что противостояние между двумя течениями: происламским и просветским возникло не сегодня. Оно уходит корнями в колониальную эпоху и продолжалось после обретения страной независимости.  Жасминовая революция в январе 2011 года и свержение  правления Бен Али придали этому явлению новый измерение, открыв  путь для  переформатирования элиты и к доступу новых фракций  к «пирогу власти».  Разномастные по своим  взглядам и воззрениям силы были сведены в общий поток спонтанным народным движением протеста и мотивом свергнуть общего врага – главу авторитарного режима.

После этого свержения  рыхлый альянс распался, всеобщие выборы закрепили эту фрагментарность и усилили разобщенность, которая  пошла по нарастающей,  провоцируя  взаимную неуступчивость. Блок оппонентов исламистов в Тунисе неоднороден и состоит из левых, либералов, демократов, прогрессистов и светских сил.  Он включает те партии, которые очень скромно представлены в парламенте, или вообще не попали в него, либо возникли уже после выборов.

Оппозиция не имеет харизматической личности, нередко  внутри идет соперничество амбиций  руководителей отдельных партий. Сегодня многие в этом лагере считают, что отступление «братьев-мусульман» в арабском регионе наглядно иллюстрируется в приходе к власти военных в Египте, в неудачах вооруженного мятежа исламистов в Сирии, хаосе в соседней Ливии. Они считают, что на этом фоне «Ан-Нахда» играет свою «последнюю карту».

Но в мировоззренческой конкуренции на идейном поле политический ислам остается влиятельной силой. В  целом он лучше организован, способен мимикрировать и нащупать пульс социально уязвимых масс. Исламисты действуют в мозаичном обществе, где остается значительным  влияние архаичных социальных связей и образа жизни людей, освященных консервативными традициями.  В будущих выборных баталиях исламисты имеют шансы доминировать ввиду того, что женщины, представляющие половину населения, голосуют в основном под указку мужей, родственников и местных мулл.

Тем не менее, ряды политического ислама тоже не монолитны. Умеренные исламисты, апеллирующие к гражданскому обществу и демократическим принципам, подвергаются нападкам сторонников крайних взглядов: салафитов и джихадистов.

Сегодня  правительство, ведомое «Ан-Нахдой»,  ведет боевые действия против вооруженных боевиков, прячущихся в горах Шаанби на границе с Алжиром вместе с бежавшими из Мали  исламистскими мятежниками.

Противостояние исламистских сил и их оппонентов, по мнению ряда блоггеров, рискует истощить страну и деструктивно отразиться на самой государственности Туниса. Не достаточно быть врагом исламистов, пишет один из местных авторов, чтобы прослыть «настоящим  демократом». Также как недостаточно быть исламистом, чтобы считаться «хорошим мусульманином».  Речь идет о судьбе страны, где политическая неустойчивость бросает вызов экономическому положению, инвестиционному климату и развитию туристического сегмента – важнейшего источника  валютных доходов и т. д.

Так, по данным Центрального банка страны, первая половина этого года свидетельствует об откате темпов производства, о не спадающем уровне инфляции и т. д. Оживление экономики возможно, если  политики, по словам эксперта, сделают ставку на диалог и достижение согласия.

В этом плане обращает на себя внимание  недавняя инициатива Всеобщего тунисского союза труда по выходу из нынешнего политического тупика. Он  призвал все политические партии подняться  над своими  «узкими расчетами и поставить выше всего интересы страны, которая проходит этап развития, чреватый вспышкой терроризма».  Руководство союза, который насчитывает полмиллиона членов и является влиятельной силой в стране, начало переговоры с различными  политическими партиями и организациями страны.  Ведь если в нынешних условиях не найти формулу компромисса между большинством и меньшинством в парламенте, то и после будущих выборов противоборство между ними может повториться в духе сегодняшнего.

Юрий Зинин, старший научный сотрудник МГИМО, специально для Интернет-журнала «Новое восточное обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×