31.07.2013 Автор: Николай Бобкин

США – Иран: возможен ли отказ от политики угроз и санкций

https://www.islamnews.ru/news-140281.htmlВ Тегеране 4 августа с. г. состоится инаугурация вновь избранного президента ИРИ Хасана Роухани. Для участия в церемонии, по заявлению представителя МИД Ирана Аббаса Аракчи, впервые после Исламской революции 1979 года приглашены «все страны, исключая США и Израиль». Ранее глава пресс-службы президиума парламента Голам Реза Месри объявлял, что все страны лишь кроме Израиля смогут участвовать в церемонии, включая и Соединенные Штаты. Более того, Месри указал на то, что список утвержденных стран, а также выразивших готовность участвовать на церемонии, предоставит парламенту Штаб новоизбранного президента, а затем парламент официально пригласит их. Получилось иначе, на сегодняшний день список приглашенных представителей иностранных государств не оглашен, в иранском внешнеполитическом ведомстве назвать страны, выразившие готовность участвовать в церемонии, пока не в состоянии, но, тем не менее, участие США исключено. Кстати, из Вашингтона поздравления Роухани с победой на президентских выборах в Тегеране так и не дождались.

Дело не в забывчивости администрации Обамы, американцы уже после избрания Роухани продемонстрировали, что не намерены смягчать свою политику в отношении этого государства. Хотя с избранием нового президента Ирана у Белого Дома могли появиться надежды, что внешняя политика ИРИ может претерпеть изменения в плане нормализации отношений с США и Западом, а также уступок в области иранской ядерной программы. К примеру, известный аналитический центр в США — Институт Брукингса, в опубликованном на днях материале, рассматривая новую политику Запада в иранском ядерном вопросе после избрания нового президента ИРИ, пишет: «В условиях, когда власти США, КНР, России и европейских государств готовятся к последующим шагам на переговорах с Ираном, возникают новые возможности в связи с преобладанием умеренных тенденций во внешней политике Тегерана». Отдельные американские политики также поспешили оценить поражение на выборах консерваторов из ближайшего окружения главы Ирана аятоллы Хаменеи как повод для изменения позиции Вашингтона в отношении Тегерана. Так, 118 депутатов Конгресса США, в числе которых и республиканцы, и демократы, с учетом итогов президентских выборов в Иране направили президенту Обаме письмо с призывом приложить усилия для начала прямых переговоров с иранскими властями. Кроме того, 29 американских отставных высокопоставленных дипломатов и чиновников обратились с письмом к президенту США с призывом начать новые многосторонние и двусторонние переговоры с Ираном после вступления в должность президента Роухани.

Примечательно, что осторожный оптимизм в оценке смены президентской команды в Иране отмечается и в Европе. Глава МИД Великобритании Уильям Хейг, выступая в комитете по внешним связям Палаты общин, заявил о готовности к улучшению взаимоотношений с Тегераном на пошаговой основе. Лондон и Тегеран задумались над восстановлением полноценной деятельности своих посольств. Иран сделал дружественный протокольный шаг и поздравил королеву Великобритании Елизавету II и ее внука принца Уильяма с рождением наследника престола.

Желание внести коррективы в отношения с Ираном присуще не только британцам. Европейские экономисты открыто и убедительно доказывают, что их страны в результате инициированных Вашингтоном санкций против Ирана упускают множество возможностей.

Разумеется, на Западе высказываются и диаметрально противоположные оценки возможных перспектив деятельности Роухани. С избранием нового президента, по мнению многих американских экспертов, ситуация вокруг Ирана кардинально не изменится. Так, Джон Болтон, бывший посол США в ООН, а ныне один из руководителей Американского института предпринимательства уверен, что избрание Роухани — не что иное, как ловушка, которая дает Америке ложное чувство безопасности и ведет к затягиванию сроков переговоров, но ни на минуту не остановит ядерные разработки. Разница между новым президентом и Ахмадинежадом, на его взгляд, лишь в риторике, и в том, что последний заявлял о целях ИРИ во всеуслышание, в то время как Роухани будет действовать без лишних деклараций. В этой связи напоминается, что в 2003–2005 годах Роухани уже возглавлял делегацию Ирана на переговорах по его ядерной проблеме. По некоторой информации, он хвастался своим иранским коллегам о том, с какой легкостью он сумел перехитрить европейских дипломатов. В 2004 году он, предположительно выступил с речью перед иранскими законодателями и профессорами. Он рассказал им о том, что Тегерану удалось выиграть время для ядерных разработок.

Сейчас же в своих первых публичных заявлениях Роухани следует несколько измененной позиции: «Мы предпримем два шага для прекращения санкций. Во-первых, мы собираемся удвоить прозрачность нашей ядерной программы. Во-вторых, мы намерены укрепить доверие между Ираном и международным сообществом». Нужно признать, что подобные заявления Роухани услышаны и восприняты серьезно. Верховный представитель внешней политики Евросоюза Кэтрин Эштон призывает к скорейшему возобновлению переговорного процесса с ИРИ. На состоявшихся в Брюсселе закрытых консультациях политдиректоров «шестерки», в которую входят США, Россия, Китай, Великобритания, Франция и Германия, участники встречи выразили общую заинтересованность в начале нового этапа обсуждения иранского ядерного досье. Переговорный процесс, взявший с апреля паузу на период президентских выборов в Иране, возобновится после формирования нового правительства ИРИ и назначения состава иранской делегации, которой, как ожидается, на определенные уступки, видимо, действительно придется идти.

Тем не менее, по мнению ряда политологов, нельзя исключать того, что американская солидарность в «шестерке» направлена на извлечение политической выгоды из ситуации с новым президентом в Иране. Главной целью для американцев остается усиление давления на Тегеран, есть искушение и проверить Роухани «на излом». Напомним, что власти США уже после избрания нового президента ввели новые санкции, на этот раз против автомобилестроительной промышленности Ирана. На днях Россия не приняла последние претензии к Ирану, сформулированные в докладе экспертов Совета Безопасности, и вместе с Китаем заблокировала принятие новых санкций по линии ООН. Если Россия убеждена, что действия мирового сообщества по решению вопросов, связанных с ядерной программой Ирана, подрываются односторонними санкциями, то из Вашингтона президенту Роухани вместо заблокированных Россией и Китаем санкций ООН уже обещаны новые односторонние американские карательные меры. Непреклонность США позволяет делать вывод о преобладании у американцев мнения, что победа Роухани на выборах отражает недовольство иранцев режимом, но не в состоянии кардинально повлиять на политический курс ИРИ. Предложения о перезагрузке отношений с Тегераном не нашли поддержки у администрации Обамы. Ожидать резкой оттепели в отношениях Ирана и США после ухода Махмуда Ахмадинежад не стоит. Главный аргумент для американцев — последнее слово в вопросах внешней политики в Исламской Республике принадлежит не президенту, а верховному лидеру аятолле Хаменеи.

С такой оценкой можно согласиться. Принципиально реформировать и изменить стратегию ИРИ на международной арене президент Роухани самостоятельно не сможет. Во-первых, он избран всего лишь главой исполнительной власти. Главой государства в Иране является верховный лидер, контролирующий действующие независимо от правительства вооруженные силы, различные высшие религиозно-политические органы надзора, судебную власть, парламент. Во-вторых, сам Роухани тесно связан с религиозными кругами, входил в политическое окружение основателя Исламской республики аятоллы Хомейни, стал выдвиженцем исламской революции. Более того, он десятилетия работал рядом с нынешним верховным лидером Хаменеи, был его доверенным лицом. Данное обстоятельство, но не без оговорок, исключает открытое политическое противостояние и саму возможность возникновения каких-либо системных противоречий между ними.

Поэтому не случайно, что и на этот раз точку в заочном обсуждении возможностей прямых переговоров с США опять поставил аятолла Хаменеи. По его оценке, Вашингтон «не заслуживает доверия Исламской республики», поэтому речь о том, чтобы наладить дипломатические отношения между двумя государствами, пока идти не может. Диалог по отдельным проблемам, представляющим взаимный интерес, все же не исключается лидером Ирана, который признал, что «в последние годы я не запрещал диалог по специфичным проблемам, как, например, по Ираку». Видимо, иранское ядерное досье – не та тема, которую на данном этапе можно отнести к числу «специфических» для двустороннего обсуждения. Формат «шестерки», где обеспечено участие России и Китая предпочтительнее для Тегерана. Руководство Ирана, понимая, что американцы не могут позволить себе военную агрессию, следуют и будут идти и дальше курсом продолжения ядерных исследований. Американские санкции, поддержанные Евросоюзом, без сомнения, создают серьезные проблемы для иранской экономики. Вместе с этим, нужно признать, что они не являются единственной причиной экономического спада, сказались и не совсем удачные эксперименты прежнего правительства, ошибки которого и предстоит исправлять новой команде Роухани. А вот штурвал управления стратегическим курсом страны, по-прежнему, остается в руках верховного лидера ИРИ.

Николай Бобкин, эксперт по проблемам безопасности Ближнего и Среднего Востока, кандидат военных наук, доцент, специально для Интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×