23.07.2013 Автор: Юрий Симонян

Грузия и обеспечение безопасности Олимпиады «Сочи-2014»

https://sports.ca.msn.com/top-stories/russians-intent-on-safe-and-quiet-sochi-olympicsСогласно одному из последних опросов американского Национального демократического института (NDI), неурегулированные отношения Тбилиси и Москвы вошли в тройку наиболее злободневных вопросов, беспокоящих жителей Грузии. Надежды на их улучшение связаны с новыми властями и лично премьер-министром Бидзиной Иванишвили. Небольшой прогресс, конечно же, есть: открытие российского рынка для грузинской продукции, скорое восстановление регулярного авиасообщения вместо нынешнего чартерного, а также возможная либерализация визового режима со стороны России.

Наметившиеся положительные тенденции позволили Иванишвили объявить о завершении первого этапа улучшения отношений с Россией. О полной нормализации речи пока нет. Она возможна, согласно позиции Грузии, в том случае, если Россия отзовет признание суверенитетов Абхазии и Южной Осетии, а также выведет войска с этих территорий. Согласно позиции России, нормализация отношений с Грузией связана с ее отказом от притязаний восстановить юрисдикцию в бывших автономиях. Впрочем, Москва хоть сейчас готова восстановить разорванные по инициативе Тбилиси дипломатические отношения. Но такой шаг, как считает грузинская сторона, приведет лишь к легитимизации нынешнего положения, ее категорически не устраивающего. Поэтому на данном этапе речь может идти о начале второго этапа улучшения отношений.

По мнению грузинской стороны, точкой отсчета могут стать Олимпийские игры в Сочи. Прежние власти Грузии немало сделали, чтобы и по этому вопросу настроить против себя Россию. Речи и письма президента Михаила Саакашвили президенту МОК графу Жаку Рогге о недопустимости проведения Олимпиады «вблизи с зоной оккупации» и в стране, «осуществившей агрессию против Грузии», перемежались с угрозами бойкотировать игры, сорвать их, приложить все силы на международной арене и добиться переноса Игр в более «подходящее» место.

Естественно, такая политика, направленная на девальвацию российской «национальной идеи», коей стала сочинская Олимпиада, доводила Москву до белого каления. Так мало этого, грузинские власти стали покровительствовать аналогичной черкесской идее. На нескольких конференциях в Тбилиси, организованных и профинансированных Джеймстаунским фондом, недостатка в зарубежных гостях, поддерживающих требования ряда групп черкесской диаспоры признать геноцид народа в Российской империи, и как следствие, отменить Олимпийские игры в местах их массового истребления и притеснения, не было.

Представить, что МОК пойдет на поводу у Грузии, малозначащей в этой организации в сравнении с Россией, конечно, сложно. Еще сложнее вообразить, что в столь прагматичное время такая рациональная организация, как МОК, вдруг заинтересуется политическим вопросом, который как ни крути, а является в определенном смысле внутрироссийским, да еще относящимся к позапрошлому веку. Кампания по срыву Олимпийских игр в Сочи изначально представлялась обреченной. Но не раздражать Москву, тратившую на строительство олимпийских объектов, обновление инфраструктуры сотни миллионов долларов, ситуация не могла. Тем более, что одновременно стало прорисовываться нечто более опасное, чем плакатные призывы Тбилиси. В 2011 году президент РФ Дмитрий Медведев, касаясь вопросов, связанных с организацией Олимпийских игр, заявил, что «имеются определенные проблемы с Грузией, требующие внимания дипломатов и силовых структур». Что подразумевалось под этим, стало понятно летом следующего года.

Сведения или слухи о том, что грузинские власти фактически возобновили практику привлечения в страну северокавказских боевиков, нашли подтверждение незадолго до парламентских выборов в этой стране осенью 2012 года. Тогда недалеко от дагестанского участка российско-грузинской границы в местечке Лапанкури силовые ведомства Грузии затеяли в высшей степени странную многодневную операцию по ликвидации некой вооруженной группировки. Откуда вдруг взялась эта группа, куда и с какими целями направлялась – не очень понятно до сих пор. В Тбилиси по Лапанкурскому делу идет следствие, возбужденное уже новыми властями.

Однако в те же дни местные жители поведали пытавшимся что-то разведать грузинским журналистам, что незадолго до событий в Лапанкури, в Панкисском ущелье – месте компактного проживания кистинцев (этнических чеченцев Грузии) и беженцев из Чечни, то и дело появлялись молодые выходцы из республик Северного Кавказа, прибывавшие из различных стран Европы. Пришельцы задерживались в Панкиси ненадолго. Как выяснилось из показаний задержанных в ходе лапанкурской операции людей, грузинские силовики перевозили приезжих северокавказцев на конспиративные квартиры в Тбилиси, одним обещая обеспечить выход в Чечню и Дагестан для продолжения «освободительной войны», другим – что-то еще, третьим – третье. Однако бездействие слишком уж затянулось, и многие из них решили покинуть Грузию и вернуться в страны своего временного или уже постоянного пребывания. Конечно, все эти «странности» в свете угроз властей Грузии во что бы то ни стало насолить проведению Олимпиады не могли остаться без внимания российских властей. И вполне закономерно, что придя к власти, Бидзина Иванишвили, провозгласивший нормализацию отношений с северным соседом приоритетной задачей, попытался устранить этот острый раздражитель.

Во-первых, грузинский премьер объявил, что никакого бойкота Олимпийских игр со стороны Грузии не будет, и в Сочи поедут все грузинские спортсмены, которые сумеют преодолеть квалификационные соревнования – это несколько горнолыжников, саночников и фигуристов, всего до 10 человек. Во-вторых, Иванишвили выразил готовность посетить торжественную церемонию открытия спортивного форума, если получит на то приглашение. И наконец, в-третьих, он объявил о готовности Грузии оказать максимальное содействие России в проведении Олимпийских игр и обеспечении их безопасности. Принятие российской стороной предложения, уточнил, впрочем, грузинский премьер, не означает, что следующим шагом станет восстановление дипотношений и полная регуляция связей, но это станет серьезной мерой повышения взаимного доверия и началом второго большого этапа улучшения отношений.

«Зимние Олимпийские игры 2014 года пройдут вблизи грузинской границы, поэтому мы готовы помочь России в обеспечении ее безопасности… Наше отношение к этому вопросу заключается в том, чтобы максимально помочь безопасному проведению Олимпиады. Мы должны суметь сделать так, чтобы у наших границ не было никаких эксцессов и готовы сотрудничать с Россией по любому интересующему ее вопросу», – уточнил Иванишвили, заметив, что «Олимпиада в Сочи – очень хороший повод для упорядочения отношений с Россией, и если бы его не было, то надо было выдумать другой повод… может быть, именно Олимпиада станет переломным моментом в наших отношениях».

Возникает вопрос, что собственно в плане обеспечения безопасности Олимпийских игр может предложить Грузия России, ведь потенциал стран просто несопоставим, и, как следствие, не стоит ли расценивать заявления Бидзины Иванишвили как элементарный пиар?

По мнению грузинского эксперта по военным вопросам и проблемам безопасности Вахтанга Маисаи, ситуацию следует рассматривать в плоскости коренного изменения политики Тбилиси в отношении к Москве. «Сегодня не является секретом, что при правительстве Саакашвили в Грузии была возможной подготовка террористов или диверсионных групп. Это косвенно доказывается, как минимум, двумя фактами: событиями в Лапанкури, за которыми стояло МВД, и арестом в Турции некоего террориста, при котором был найден паспорт гражданина Грузии на фамилию «Папаскири». При Саакашвили Грузия стала страной, которая, скажем так, в неких целях могла на своей территории укрывать террористов, создавать им условия для подготовки. Новое руководство Грузии сразу отмежевалось от этой политики, проведя несколько результативных спецопераций. Это подтверждает заявление премьер-министра Грузии о готовности способствовать укреплению безопасности Олимпийских игр в Сочи», — заявил корреспонденту «Нового восточного обозрения» Вахтанг Маисая.

По словам эксперта, вряд ли от новых грузинских властей стоит ожидать продолжения политики поддержки черкесских групп, поскольку эта самая поддержка прежним руководством была обусловлена их антироссийской политикой, а у правительства Иванишвили в отношении Москвы противоположная цель. Что же касается конкретного сотрудничества российских и грузинских структур в преддверии Олимпиады, то, по мнению Маисаи, вполне реально говорить хотя бы об обмене информацией, тем более, что такого рода сотрудничество уже существует. «Оно идет по трем уровням: по дипломатической линии через посольство Швейцарии, посредничающее между Россией и Грузией в условиях отсутствия дипотношений, по линии Интерпола, а третий уровень – напрямую, будет задействован, если вдруг выявится конкретная террористическая угроза оперативного характера. Терроризм – международная проблема, выходящая за рамки двусторонних отношений. Это проблема общего вызова, поэтому кооперация против нее – естественный нормальный процесс», — сказал Маисая.

Юрий Симонян, обозреватель «Независимой газеты» — специально для «Нового восточного обозрения»


×
Выберие дайджест для скачивания:
×