02.07.2013 Автор: Владимир Симонов

Египет на рубеже политической развязки

437141-egypt-protestsКак это и прогнозировалось, военное руководство АРЕ не смогло остаться в стороне от нынешней острой конфронтации между сторонниками президента Мурси и оппозицией, требующей его отставки. В этой связи вечером 1 июля появился де-факто ультиматум командования вооруженных сил Египта, предоставивший  48 часов всем политическим силам страны для выполнения требований народа, что означает призыв к главе государства и остаткам египетского правительства, которое разваливается на глазах, отойти от управления страной. Правда, военные тут же оговорились, что этот ультиматум не является попыткой военного переворота, если верить официальному представителю египетской армии Ахмеду Али. Он  подчеркнул, что «история и традиции египетской армии исключают политику военных переворотов».

Президент Египта Мохаммед Мурси почти сразу же отверг ультиматум Высшего совета вооруженных сил, сделав это через заявление руководителя администрации главы государства. В нем говорится, что демократическое египетское государство — самое важное завоевание революции 25 января 2011 года. Руководство страны, подчеркивается в заявлении, уже предприняло серьезные шаги, чтобы запустить план «национального примирения», о котором объявил Мурси в выступлении по случаю своей годовщины на посту президента. Его администрация также сообщила, что президент не имел представления об ультиматуме военных, пока он не был обнародован. Далее отмечается, что «отступать нельзя ни при каких условиях, так как народ пожертвовал своей кровью, детьми и стабильностью, чтобы построить новую страну», — цитирует указанное заявление сайт телеканала «Аль-Джазира».

Весьма символично, что ответ Мурси  военным прозвучал именно через катарский телеканал, который по указанию Дохи всемерно разжигал конфликт в Египте в 2011 году, а затем однобоко встал на защиту «Братьев-мусульман», обвиняя оппозицию в том, что ею руководят либо представители бывшего режима Мубарака, либо некие «иностранные силы».

Сейчас ситуация на внутриполитической арене Египта остается весьма сложной. Оппозиция настаивает на своем требовании о том, чтобы  глава государства добровольно ушел  в отставку иначе он   столкнется с еще более  массовыми акциями гражданского неповиновения и всеобщей забастовкой. Правительство покинуло уже 10 министров, включая главу МИД и министра юстиции. Подали в отставку три губернатора. Фактически, режим трещит по швам, но он пока не собирается сдаваться. Проведя поздно вечером 1 июля совещание руководителей исламистских партий и организаций, входящих в коалицию с «Братьями-мусульманами», Мурси явно принял решение «дать бой», причем не только оппозиции, но и военным, если они танками и бронетехникой вмешаются в конфликта, введя чрезвычайное положение в стране и взяв на себя всю полноту власти.

Халед Дауд — официальный представитель Фронта национального спасения (ФНС) — коалиции, объединяющей либералов и левых деятелей, заявил в ответ, что никакой диалог с  Мурси невозможен, «так как мы считаем, что он больше не легитимен». Оппозиционное движение решило вечером 1 июля назначить экс-кандидата на пост президента АРЕ Мухаммеда Эль-Барадеи своим представителем в вероятных переговорах с армией. «Наши требования, которые мы собираемся представить армии, главным образом состоят в том, что президент Мурси должен выйти в отставку, а нам необходимо  создать сильное правительство и назначить временного президента, которым может стать председатель Конституционного суда, кандидатуру которого мы предлагаем»,- сказал он.

Совершенно очевидно, что уже не может быть мирного исхода противостояния и обе стороны «закусили удила». Уступать друг другу они не намерены, взяв курс на силовое решение конфликта. Исламистская коалиция готова к столкновению с армией, не говоря уже о готовности применить силу против оппозиции. То есть фактически исламисты приготовились к переходу на нелегальное положение и ведению партизанской войны в крупных населенных пунктах, если до этого дойдет дело. В этом, как они считают, им поможет созданная у «Братьев-мусульман» и у их более радикальных союзников боевая инфраструктура вооруженных джихадистов, у которых нет иного выхода. Они отдают себе отчет, что, уступив власть сегодня, они уже никогда ее больше не получат. Одолеть армию они, конечно, не смогут, но пролить кровь десятков тысяч людей вполне способны. Для этого достаточно вспомнить войну алжирской армии с Фронтом исламского спасения на протяжении 12 лет в АНДР, начиная с 1992 года. Если это случится, то мы будем наблюдать что-то вроде ливийского сценария, но с участием более боеспособных вооруженных сил, хотя и в египетской армии полно тех, кто симпатизирует исламистам, особенно среди рядового состава, унтер-офицеров и младших офицеров. Однако опасность здесь заключается в том, что жертвами исламского подполья станут не только граждане АРЕ, но и иностранцы, в том числе туристы, поскольку туризм – самое слабое звено в египетской экономике. Нанеся удар по иностранному туризму, можно серьезно ослабить финансовые возможности государства.

Однако сейчас пока рано говорить о том, что развитие событий в Египте произойдет по этому наиболее худшему сценарию, хотя многочисленные признаки указывают именно на это. Стороны могут блефовать, запугивая друг друга ультиматумами и угрозами. Для египетского менталитета это весьма характерно. Кроме того, в нынешней ситуации очень важна роль внешнего фактора, прежде всего подходы США и Саудовской Аравии. Если с последней все ясно, и Эр-Рияд не хочет антиисламистской «контрреволюции», то в Вашингтоне пока еще явно не определились. Не зря Мурси 1 июля звонил президенту Обаме, пытаясь заручиться его поддержкой.

Но и у египетской оппозиции имеются свои выходы на высшие чины американской администрации, которые никак не симпатизируют «Братьям-мусульманам». Как, впрочем, и у военных. Однако, в случае появления первых признаков перерастания нынешнего конфликта в гражданскую войну армия вмешается незамедлительно, не дожидаясь «согласования» с США. Поэтому уже 3 июля нужно ожидать новой вспышки протестных выступлений, если не революции или военного переворота.

Предстоящие 2-3 дня могут стать решающими, и, скорее всего, станут именно таковыми. Решать будущее Египта скорее всего будут военные. Так что можно констатировать, что сейчас АРЕ и весь мир замер в ожидании того, полыхнет ли пламя войны или революции, или египетская армия введет чрезвычайное положение и подавит смуту силовым путем. Если победит светская оппозиция или власть перейдет в руки военных, то можно считать период «цветной революции» в Египте завершенным, причем откровенным поражением исламистов.

А это будет существенным стимулом для сирийских властей покончить со своими джихадистами. И тогда изменится весь баланс сил в регионе. Процесс уже пошел, когда США и Саудовская Аравия на днях сменили в Катаре ставший одиозным режим эмира Хамада – премьер-министра Х.бен Джассема. А поражение исламистов в АРЕ будет означать торжество тех сил арабского мира, которые выступают за светские нормы жизни, модернизацию политической системы и экономики на основе европейских ценностей. Консервативные монархии Аравии вновь отойдут в тень, а настроенные на демократию и процветание традиционные режимы крупных государств Ближнего Востока, за которыми последует большинство других арабских стран, вновь выйдут на передний план.

 Развязки ждать недолго. Центр событий сегодня – это Египет. Именно там сейчас решается будущее всего ближневосточного региона.

   Владимир Симонов, эксперт по Ближнему Востоку, кандидат исторических наук – специально для Интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×