28.06.2013 Автор: Виктория Панфилова

О направлениях сотрудничества в бассейне Каспийского моря

Xezer denizi xeritede 131010Неумолимо приближается время, когда западная военная коалиция во главе с США окончательно, как утверждают Вашингтон и Брюссель, покинет Афганистан. У России появляется серьезная головная боль. Угрозы, исходящие из Афганистана и сопряженные с главным образом с российским подбрюшьем в Центральной Азии – само собой разумеется. Но это не все. Серьезную озабоченность, точнее настороженность Москвы вызывают выводимые из Афганистана техника и живая сила. Где они могут оказаться в конечном счете? Действительно ли все выводимое из неспокойной страны окажется в бывших местах дислокации, или осядет где-то в приграничных с Россией регионах? На эти вопросы ответов пока нет – и Запад, и бывшие советские республики категорически отрицают планы по созданию новых военных баз, временных пунктов и точек на прилегающих к России территориях. Но Москва не может спокойно верить на слово.

Вывод войск и имущества собственно начался еще полгода назад. Силы международной коалиции используют для перевозки грузов и солдат несколько маршрутов. Главные из них – Южный маршрут (через Карачи); Северный маршрут (по железной дороге через Узбекистан, Казахстан, Россию до балтийских портов или из Узбекистана воздушным путем в российский Ульяновск, аэродром которого Москва разрешила использовать); Западный маршрут (до казахстанского порта Актау, далее – в Баку, по железной дороге в Грузию и либо из грузинских черноморских портов Батуми и Поти, либо из Тбилиси по железной дороге Баку-Тбилиси-Карс в Турцию, если дорога к тому времени будет достроена).

Особое внимание вызывает западный маршрут. Во-первых, он пока самый «неопределенный». А во-вторых, непосредственно проходит через крайне сложный, известный своими противоречиями Каспийский бассейн. Как отметил посол по особым поручениям МИД Казахстана, спецпредставитель по Афганистану Тимур Уразаев, западные силы в течение двух лет используют порт Актау в качестве транзитного перевалочного пункта грузов для Афганистана. «И это ни для кого не является секретом», – сказал он в интервью РИА Новости. Уразаев утверждает, что через Актау проходят вполне мирные грузы в небольших объемах. Но будет ли так на протяжении всего процесса прекращения западного присутствия в Афганистане?

Известно, что казахстанские власти намерены превратить Актау в крупнейший транзитный узел за счет расширения порта, увеличения пропускной способности аэропорта грузовых перевозок и строительства железнодорожных линий в направлении Туркмении и Ирана. По словам казахстанских чиновников, реализация этого плана позволит США транспортировать свои грузы в более полном объеме через порт и аэропорт Актау, а Казахстан приобретет опты в организации мультимодальных транспортных перевозок. Для этих целей Казахстан, как заявил президент Нурсултан Назарбаев, готов увеличить транзит грузов НАТО из Афганистана через порт Актау и далее по маршруту «Азербайджан – Грузия – Турция».

«Транзит должен быть согласован с правительством сопредельных государств, многие их которых, входили в антитеррористическую коалицию. Например, Азербайджан активно участвовал и в гуманитарной деятельности в Афганистане и в транспортировке грузов, которые направлялись в Афганистан», – считает заведующий кафедрой криминалистики Бакинского государственного университета Кямиль Салимов. И не исключено, что и дальше Азербайджан будет оказывать услуги транзита. Тем более, что в 70 км. от Баку строится морской порт, который будет использоваться в коммерческих целях.

Столь тесное сотрудничество прикаспийских стран с США позволило ряду экспертов выступить с предположением, что на Каспии может появиться американская военно-морская база, каким бы «транзитным» узлом или центром ее впоследствии не называли. Для России такой поворот событий совершенно неприемлем. «Первый же флаг U.S. Navy в Актау, на катере любого водоизмещения, сразу и навсегда изменит весь военно-стратегический баланс на Каспии, в ОДКБ и позицию России по восприятию Казахстана во внутреннем ядре евразийской экономической интеграции. Доверие к Казахстану как к надежному союзнику исчезнет раз и навсегда», – считает руководитель Ассоциации приграничного сотрудничества Александр Собянин.

Появление на Каспии третьих стран (неважно, будут ли это США, кто-либо другой, или группа) усилит и без того начавшуюся гонку вооружений среди государств бассейна. «Проблему милитаризации Каспия нужно регулировать в формате пятисторонних договоренностей, прикаспийские государства должны заключить соглашение по безопасности», – считает генеральный директор Института каспийского сотрудничества Сергей Михеев. Он назвал следующие угрозы безопасности в прикаспийском регионе: попытка проникновения в регион третьих сил, неопределенный статус Каспия, нерешенный вопрос с прокладкой трубопроводов через крупнейший водоем. Данное заявление Сергей Михеев сделал в ходе прошедшей в Москве международной конференции на тему: «Каспийский субрегион: угрозы безопасности и факторы стабилизации».

По мнению руководителя Клуба политологов «Южный Кавказ» Ильгара Велизаде, назрела необходимость формирования единой системы безопасности на Каспии в свете существующих рисков и угроз. «Азербайджан сейчас самостоятельно занимается защитой своих морских рубежей. И не только потому, что вся восточная граница страны сплошь является береговой линией протяженностью свыше 800 км, но и потому что в прибрежной зоне проживает больше половины населения страны и сосредоточен основной экономический потенциал. Здесь же находится столица страны – Баку, самый крупный город каспийского побережья», – отметил политолог. До самого недавнего времени охрана морских границ осуществлялась при помощи технических средств, доставшихся Азербайджану в наследство от бывшей советской каспийской морской флотилии, основная база которой располагалась в Баку. В настоящее время власти страны взялись за комплексное перевооружение ВМС. С этой целью в Азербайджане и была осуществлена программа строительства радарной системы состоящей из семи радаров с дальностью действия каждого 200–250 км – она позволяет «просматривать» весь национальный сектор Азербайджана на Каспии. То обстоятельство, что эти радары «появились» в рамках программы помощи США Азербайджану в охране азербайджанских границ, вызывает по сей день опасения относительно их истинного назначения. Высказываются, в частности, предположения что система была навязана Баку Вашингтоном, а ее истинной целью якобы является установление наблюдения за соседними странами, в частности, Ираном и Россией. Однако, радиус этих локальных станций ограничен, а те же США обладают весьма совершенной системой не только наземного, но и космического наблюдения. Таким образом, высказанное опасение частично нивелируется.

Казахстан строит свою систему связи и наблюдения по типу азербайджанской. По словам заместителя главнокомандующего ВМС ВС РК Ермека Кожамберлиева, «она позволит вести полный мониторинг казахстанского сектора моря и станет основой АСУ ВМС». «Находясь в Астане, мы будем видеть реальную обстановку на Каспии», – говорит Кожамберлиев. Этим участие Казахстана в «гонке вооружений» не ограничивается. Страна как покупает корветы в Южной Корее, так и строит свои. В прошлом году был спущен на воду первый ракетно-артиллерийский корабль «Казахстан». В нынешнем году ожидается строительство еще двух аналогичных кораблей.

Не особо отстает Туркменистан. После того как в 2009 г. президент Гурбангулы Бердымухаммедов объявил о планах создания военно-морской базы для охраны рубежей, Ашхабад включился в гонку вооружений. В Украине были закуплены патрульные катера типа «Калкан-М» и «Гриф-Т», а у Ирана взяты в аренду семь катеров береговой охраны и один эсминец. Несколько сторожевых катеров были закуплены у России и Турции. Но видимо власти Туркмении посчитали меры недостаточными, и южнокорейская компания Hyundai Amco начала строительство судостроительного-судоремонтного завода в Туркменбаши, где планируется строить собственные патрульные катера Arkadag.

Мощным флотом на Каспии уже располагает Иран. И он продолжает наращивать здесь военно-морскую группировку, которой надлежит контролировать спорные участки моря. Но наиболее крупную флотилию на Каспии имеет Россия. Российская Каспийская флотилия получит к 2020г. не менее 16 единиц только по корабельному составу. Морякам будут переданы некоторые авиачасти. В арсенале Каспийской флотилии появятся береговые ракетные комплексы «Бастион», которые способны уничтожать надводные цели сверхзвуковыми крылатыми ракетами «Яхонт» на дальности до 300 км. Флагман Каспийской флотилии – сторожевой корабль «Татарстан» располагает ударным комплексом «Уран» на дальности в 130 км поражающий любой объект.

Как заметил директор центра актуальных исследований «Альтернатива» Андрей Чеботарев, если и говорить о появлении на Каспии американских военных, то это, скорее всего, может быть связано с нефтяным фактором. «Американцам, работающим на Каспии, а это компании Chevron и Exxon Mobil (разработка месторождения Кашаган), нужно обеспечить собственную безопасность. Тем более что попытки сотрудничества между военными ведомствами двух стран уже делались», – сказал эксперт.

Ильгар Велизаде считает, чтобы устранить возникающие подозрения и для наиболее полного использования положений Соглашения о сотрудничестве в сфере безопасности на Каспии необходимо активизировать обмен информацией, проведение встреч и консультаций, обмен опытом работы, а также проведение согласованных мероприятий в областях, касающихся обеспечения безопасности. Особое место, по мнению эксперта, занимают вопросы экономической безопасности. Как и в вопросе обеспечения военно-политической безопасности, имеющиеся у государств бассейна планы по освоению ресурсной базы Каспия также расходятся. Правда справедливости ради следует отметить, что в этом вопросе расхождения не столь существенны и касаются они, скорее, методов достижения по сути общих для всех стран целей.

Каждая из стран каспийской пятерки реализует собственную программу развития каспийского региона и освоения прилегающей акватории моря, повсеместно наблюдается повышение значимости Каспийского моря для экономик прибрежных стран. Это объективно способствует повышению и заинтересованности в сотрудничестве. Так, развитие портового хозяйства на Каспии, наращивание странами торгового и танкерного флота способствует превращению Каспия в важнейший субрегиональный транспортный хаб. Однако этот процесс сталкивается с проблемами, связанными с недостаточным развитием современной транспортной инфраструктуры, с системой логистических центров, слабым взаимодействием между портовыми хозяйствами прибрежных стран и пр. Наблюдая за характером хозяйственного освоения Каспия, порой приходишь к выводу, что конкуренция между странами носит более выраженный характер, чем реальная кооперация.

Такое положение не способствует формированию на Каспии единого экономического пространства, эффективное использование которого отвечало бы интересам всех пяти государств. Это создает определенные риски экономического характера, требующие эффективного устранения. В качестве варианта вот уже не первый год предлагается идея создания Организации Каспийского Экономического Сотрудничества (ОКЭС). «Из всех существующих предложений лишь это представляет собой более или менее четкую схему, определяющую как основные черты, так и вектор экономического сотрудничества в бассейне Каспийского моря. И именно по этой причине ее изучение представляется чрезвычайно важным», – отметил Велизаде.

Виктория Панфилова – обозреватель «Независимой газеты», специально для Интернет-журнала «Новое Восточное обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×