14.06.2013 Автор: Константин Антипов

Китай стремится в лидеры ближневосточного урегулирования

5278В контексте выстраивания стратегической линии участия КНР в ближневосточном урегулировании, в Пекине подвели предварительные итоги прошедших в первой декаде мая визитов в Китай президента Палестины Махмуда Аббаса и премьер-министра Израиля Биньямин Нетаньяху. Несмотря на то, что израильско-палестинская встреча на высшем уровне не состоялась, в Пекине считают, что «необычная дипломатическая ситуация создала благоприятную атмосферу для возобновления диалога между двумя сторонами». Как отметил специальный представитель правительства КНР на Ближнем Востоке У Сыкэ, все стороны продемонстрировали свою позицию, китайское руководство подтвердило стратегический интерес КНР к Ближнему Востоку и выдвинуло программу арабо-израильского мирного урегулирования, а также сосуществования палестинского государства с Израилем. Представители Палестины и Израиля, со своей стороны, выразили доверие Китаю, дали высокую оценку своих отношений с КНР и высказали пожелания «более активного участия Китая в делах региона».

Отметим в этой связи, что активность Китая на Ближнем Востоке заметно возросла с началом т.н. «арабской весны». В данном случае речь идет уже о третьей крупной инициативе КНР на Ближнем Востоке за последнее время, учитывая, что в марте и ноябре 2012 года Пекин дважды выступал с планами по Сирии. Нынешние шаги Китая осуществляются в русле определившейся стратегии, они свидетельствуют о развороте Пекина от выжидательной позиции к наступательной деятельности, нацеленной на повышение роли КНР как в данном регионе, так и в более широком международном контексте. В этой связи обращают на себя внимание повторяющиеся заявления пекинских комментаторов о том, что новое китайское руководство проявляет «особое внимание» к Ближнему Востоку и прежде всего – к вопросам арабо-израильского урегулирования. При этом Китай заявляет, что отношения между Палестиной и Израилем являются главной проблемой политического процесса на Ближнем Востоке.

Однако, добиваясь «места за столом переговоров», Пекин в настоящее время не форсирует свое участие в существующих механизмах многосторонней дипломатии на Ближнем Востоке, считая их малоэффективными. Признавая сохраняющуюся доминирующую роль США, китайская сторона в то же время считает американскую политику в регионе «провальной» и не желает присоединяться к ней даже в рамках квартета международных посредников. При этом китайцы не склонны вообще дистанцироваться от международных усилий и говорят о стремлении координировать свою политику «со всеми участниками мирного процесса». Соглашаясь с выдвигаемыми планами и инициативами арабских и западных представителей, Китай, по-видимому, намерен продолжать действовать самостоятельно и сосредоточить усилия на «устранении препятствий» для мирных переговоров. Подчеркивается, что с концепцией «устранения препятствий» Китай выступил еще в ноябре 2007 года на мирной конференции в Аннаполисе. Китайские представители отмечают также, что Пекин готов и далее служить «непрямым, но эффективным каналом связи» между лидерами Израиля и Палестины.

Весьма характерным является момент, выбранный Пекином для перехода к активным шагам в этой области — вслед за прозвучавшими ранее заявлениями израильских и палестинских лидеров об их заинтересованности в возобновлении переговоров. Что касается сферы усилий китайской дипломатии, то одним из важнейших направлений может оказаться экономическое содействие, особенно – палестинской стороне в решении целого ряда вопросов развития и жизнеобеспечения. Об этом свидетельствуют торгово-экономические соглашения, подписанные в Пекине в ходе встреч с Аббасом и Нетаньяху.

Полноценное участие Китая в качестве одного из посредников в ближневосточном урегулировании стало давно назревшим вопросом. Призывы расширить созданный в 2002 году Квартет по Ближнему Востоку в составе США, России, ЕС и ООН и включить в эту группу Китай, а также Индию звучали уже в течение ряда лет на международных встречах по БВУ, в том числе на Валдае, на Мальте и в Аннаполисе. Еще в 2006 году министры иностранных дел Израиля — Иосси Бейлин и Палестины — Абдель Кадер Хамед на форуме в Пекине высказались за включение КНР в число признанных международных посредников.

Примечательно, что призывы такого рода мотивировались не только необходимостью признать растущую роль Китая, как глобальной державы, но и неудовлетворенностью позицией Вашингтона в вопросах БВУ, фактическим переходом США из статуса миротворца к роли воюющей державы и т.д. Свое стремление активизировать участие в делах Ближнего Востока китайская сторона объясняет тем, что наряду с потрясениями «арабской весны», «поворот» США к тихоокеанскому региону постепенно оттеснил проблему БВУ на периферию международных отношений. Это, по мнению китайских экспертов, повышает риски дальнейшей дестабилизации региона, где сосредоточена значительная часть важных политических и экономических интересов КНР.

Повышение роли КНР на Ближнем Востоке в контексте нынешних китайско-американских отношений может стать вызовом доминирующему положению США в делах региона. Хотя на данном этапе Америка остается необходимым союзником и партнером большинства стран Ближнего Востока, растущее присутствие Китая ограничит возможности продолжения политики абсолютного американского лидерства. В этой связи китайская сторона уделяет особое внимание реакции США и старается смягчить ее, подчеркивая близость позиций Пекина и Вашингтона по ряду вопросов урегулирования арабо-израильского конфликта, необходимость взаимодействия в борьбе против терроризма и исламского радикализма. Пекин также указывает на возможность совместных шагов по поддержанию общей стабильности в регионе.

Вместе с тем, в выступлениях ответственных представителей китайского руководства недвусмысленно звучит тезис о том, что США не могут оставаться единоличным лидером ближневосточного процесса. Пекин предлагает действовать «параллельно», «не задевая интересов друг друга». По словам У Сыкэ, «США сохранят решающую роль в ближневосточном мирном процессе, но международное сообщество выиграет, если такие страны, как Китай, сбалансируют некогда возникшие перекосы в позиции Америки». Учитывая, что с июля 2012 года ближневосточная тематика включена в стратегический диалог КНР и США, стороны, по-видимому, смогут найти приемлемую форму координации своих усилий. В этой связи заслуживают внимания прозвучавшие в Вашингтоне авторитетные высказывания о целесообразности поощрять более активное участие КНР в ближневосточном процессе.

Ключевым вопросом для активизации деятельности китайской дипломатией в роли посредника-миротворца является доверие к Китаю, выраженное со стороны Израиля и Палестины. Как подчеркивают китайские эксперты, сложившиеся доверительные отношения позволили сторонам прийти к выводу, что в деле урегулирования нет недостатка мирных инициатив, но есть явный дефицит «положительного политического влияния», способного сдвинуть ситуацию в нужном направлении. Полезный вклад в решение этой многоплановой задачи мог бы, по мнению участников состоявшихся переговоров, внести и Китай. Сделанные в этой связи заявления Б. Нетаньяху и М. Аббаса носят далеко не формальный характер и опираются на многолетний опыт двустороннего взаимодействия с Пекином, в том числе — в вопросах арабо-израильского урегулирования. Кроме того, как израильтяне, так и палестинцы видят в сотрудничестве с Китаем значительный политический и экономический потенциал и стремятся использовать его в интересах развития своих государств. Намерение Пекина исправлять произраильские перекосы США вряд ли вызывают беспокойство в Иерусалиме, где в сотрудничестве с КНР видят далеко идущие возможности глобального масштаба, особенно – в развивающемся мире.

Так, принимая 27 мая генерального директора Синьхуа Ли Цунцзюня и говоря о перспективах китайско-израильского сотрудничества, президент Израиля Шимон Перес подчеркнул, что Китай, добившийся быстрых экономических успехов, «может служить примером для развивающихся стран всего мира». Интерес к Китаю усиливается в результате успехов, достигнутых КНР в торгово-экономических отношениях с другими странами региона за последние годы, а также возросшим авторитетом Пекина в арабском мире в результате его миротворческой миссии в Судане, активного участия в миротворческих операциях ООН, посреднической деятельности в ряде кризисных ситуаций.

 Константин Антипов, старший научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН, специально для Интернет-журнала «Новое восточное обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×