11.06.2013 Автор: Людмила Захарова

Экономические санкции против Северной Кореи

https://ont.by/news/our_news/0086494Пхеньян живет в режиме внешнеэкономических ограничений не первый год. Уже в течение нескольких лет любые грузы, следующие в Северную Корею или из нее, рискуют быть задержанными любым государством-членом ООН, если оно сочтет, что перевозимая продукция может использоваться в ракетно-ядерной программе КНДР.

12 февраля 2013 г. Северная Корея провела очередное, третье по счету, ядерное испытание, вновь бросив вызов мировому сообществу. В ответ 7 марта 2013 г. Совет Безопасности ООН принял резолюцию №2094, ужесточившую уже существующие экономические санкции в отношении КНДР. С учетом списка товаров двойного назначения, которые могут использоваться и в военной, и в гражданской областях и поэтому запрещены для ввоза в КНДР, возможности Северной Кореи в области внешнеэкономического сотрудничества и привлечения инвестиций существенно сужены. Наглядный пример – алюминиевые стержни Северной Кореи, задержанные в марте с. г. в японском порту на основании того, что они могут использоваться в строительстве центрифуг для обогащения урана.

Новые меры накладывают серьезные ограничения на финансовые связи Северной Кореи с внешним миром, как через банковскую систему, так и с использованием наличных средств. В частности, резолюция призывает не позволять северокорейским банкам открывать новые отделения на территории государств-членов ООН и поддерживать корреспондентские связи с их банками. Кроме того, Совет Безопасности призывает запретить финансовым учреждениям государств-членов ООН открывать отделения или банковские счета в КНДР. Данные рекомендации сопровождаются оговоркой «если есть достаточные основания полагать, что подобные действия могут способствовать ракетно-ядерным программам КНДР или нарушению резолюций СБ ООН». Подобная формулировка не достаточно конкретна, и при желании ее можно использовать для создания препятствий легальной внешнеэкономической деятельности Северной Кореи под прикрытием борьбы против ракетно-ядерной программы КНДР. При этом, как показывает история развития северокорейской ракетно-ядерной программы, экономические санкции не являются для нее серьезным препятствием. Уже в условиях введенных Совбезом ограничений КНДР удавалось осуществлять запуски ракет и проводить ядерные взрывы.

Главным сторонником санкций против КНДР являются США. Ранее в Вашингтоне считали, что экономика Северной Кореи слишком мала, изолирована от внешнего мира, и поэтому экономические санкции как мера принуждения не сработают. Однако в последние годы уровень зависимости КНДР от экономических связей с внешним миром существенно вырос: внешний товарооборот увеличился с 4,35 млрд. долл. в 2006г. до 8,03 млрд. долл. в 2011 г. И нынешнее руководство США, очевидно, решило все же попробовать надавить на Пхеньян с помощью экономических санкций.

Наиболее вероятно, Вашингтон понимает, что Пхеньян ни за что не откажется от ядерного оружия, и реальной целью США является задушить КНДР экономическими санкциями, добиться внутренней нестабильности и, в конечном итоге, смены режима. Убедившись в малой эффективности решений Совета Безопасности ООН, американское руководство стало активно продвигать дополнительные односторонние меры. В частности, в марте 2013 г. США ввели санкции в отношении Внешторгбанка КНДР, через который проходят ее основные валютные операции. Эти действия явно направлены не столько против ракетно-ядерной программы Северной Кореи, сколько против ее внешнеэкономических связей в целом.

Расширяя круг санкций, Вашингтон, как и в случае с Ираном, пытается распространить их действие на неамериканских субъектов, имеющих финансовые связи с внесенными в черный список северокорейскими организациями и гражданами. В результате, иностранные компании, банки и физические лица, имеющие связи с КНДР, рискуют лишиться доступа к американскому рынку, финансовой системе и контрагентам.

То, что Вашингтон запретил своим гражданам и организациям иметь дело с Внешторгбанком КНДР, не окажет особого влияния на Северную Корею. Объем экономических отношений двух стран незначителен: двусторонний товарооборот за 2011 налоговый год в США составил лишь 38 млн. долл. (менее 1% внешнего товарооборота КНДР). Более опасно для Пхеньяна желание США добиться присоединения к этим санкциям других стран, а также фактически распространить их на иностранных субъектов, имеющих дело с Внешторгбанком КНДР.

Россия выступает против подобных мер, поскольку именно через Внешторгбанк КНДР ведет дела российское посольство (как и посольства европейских стран, а также международные организации, работающие в Северной Корее). Кроме того, согласно достигнутому в 2012 г. Соглашению об урегулировании задолженности КНДР перед Российской Федерацией, на счет Внешэкономбанка РФ именно в этом банке Северная Корея зачислила более 1 млрд. долл.

Вашингтон своими действиями, безусловно, оказывает психологическое давление на иностранные банки и бизнес, отпугивая их от мыслей о ведении дел с Северной Кореей. Так, вскоре после введения санкций немецкая гостиничная сеть Кемпински объявила об отмене своих инвестиционных планов в КНДР (а именно, участия в управлении знаменитым пхеньянским отелем Рюгён). В будущем Соединенные Штаты вполне смогут оправдать введение санкций против любых северокорейских граждан или организаций, а также любой деятельности КНДР «в связи с имеющимися основаниями полагать, что они могли бы содействовать развитию ракетной или ядерной программ». В условиях непрозрачности северокорейской экономики и невозможности отследить, куда руководство направляет доходы страны, любая деятельность КНДР, направленная на получение иностранной валюты, теоретически может рассматриваться как способствующая развитию ракетно-ядерного потенциала. Так что простор для дополнительных санкций у Вашингтона еще есть.

К несчастью для Соединенных Штатов, главным экономическим партнером КНДР сегодня является Китай, на него приходится более 70% ее внешней торговли. В связи с этим, эффективность экономических санкций в значительной степени зависит от позиции китайского руководства. А учитывая заинтересованность КНР в сохранении стабильности в Северной Корее, Пекин вряд ли присоединится к призывам США. Скорее всего, Китай продолжит расширять экономическое сотрудничество с КНДР в целях обеспечения приграничной стабильности и развития своих северо-восточных провинций. Расширение списка санкций против КНДР не заставит Пхеньян отказаться от ядерного оружия, но еще больше осложнит для Северной Кореи осуществление внешнеэкономической деятельности и, вероятно, усилит ее зависимость от Китая.

Недавно громко растиражированное решение государственного Банка Китая о закрытии счета Внешторгбанка КНДР навряд ли существенно скажется на уровне двусторонних экономических связей. Значимая доля китайско-северокорейской торговли осуществляется по принципу бартера или с оплатой наличными в обход банковской системы, а также через региональные китайские банки, которые получают от этих транзакций приличную прибыль и не заинтересованы в закрытии северокорейских счетов. В случае дальнейшего ужесточения санкций, КНДР вполне сможет использовать КНР как «окно в мир». Разветвленный механизм китайских посредников для проведения различных операций Северной Кореи с внешним миром уже существует – от экспорта северокорейских морепродуктов и текстиля, произведенного в КНДР, до аусорсинга услуг северокорейских программистов на запад – через китайские фирмы.

Людмила Захарова, кандидат экономических наук, старший научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для Интернет-журнала «Новое восточное обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×