04.06.2013 Автор: Александр Орлов

Алжир накануне перемен

5276Появляющаяся в последний период в западных и, прежде всего, фоанцузсих СМИ информация о состоянии здоровья президент Алжира, активно используется многочисленными недругами независимой политики этого государства в распространении различных спекуляций и построении прогнозов о будущем этой прекрасной свободолюбивой страны.

Как стало известно, с 27 апреля президент Алжира А.Бутефлика находится с нарушением мозгового кровообращения во французском военном госпитале Валь-де-Гра в Париже. Ранее он неоднократно проходил там лечение, в том числе в 2006 году, но по подозрению с другим диагнозом – онкологическим. Иногда алжирский лидер исчезал на несколько недель, иногда и на более длительные сроки, каждый раз порождая своим отсутствием слухи о скорой кончине. Но каждый раз вновь возвращался домой и «становился в строй».

На этот раз, если верить сообщениям французских СМИ, дела обстоят действительно серьезно. Циркулирует даже информация о том, что фактически Бутефлика находится в состоянии клинической комы и вряд ли из нее выйдет. Если это так, то он станет последним из плеяды престарелых лидеров эпохи «арабского социализма» старого поколения, которые в последние 2 года были сметены «арабской весной», а точнее исламистскими выступлениями, подогреваемыми и финансируемыми ваххабитскими режимами Персидского залива.

Эти события миновали Алжир, погруженный в течение всех 90-х годов прошлого века в войну на выживание в условиях вооруженного мятежа исламских экстремистов из организаций Вооруженная исламская группировка (ВИГ) и Фронт исламского спасения (ФИС), которые, в конечном счете, были разгромлены армией АНДР после того, как в огне войны с терроризмом погибли сотни тысяч мирных граждан. Однако исламизм в Алжире сохранился, приняв где-то более умеренные черты, а где-то остался в виде подпольных бандформирований, к которым позднее примкнула «Аль-Каида исламского Магриба», регулярно осуществляющая вооруженные вылазки против армии, полиции, мирных жителей и иностранных специалистов. Их жертвой не раз становились и россияне (последний раз в январе 2007 года, когда исламисты убили сотрудника «Стройтрансгаза» на отдаленном объекте в 150 км от столицы).

Поэтому уход Бутефлики будет означать не просто окончание целой 50 – летней эпохи независимого Алжира, в течение которой страной правили исключительно представители поколения руководителей освободительного движения против французских колонизаторов. С учетом этой освободительной войны, длившейся почти десятилетие, многие алжирские руководители той формации называли себя «старыми партизанами» от президента Бенбелы до Бутефлики, и их опорой была верхушка алжирской армии, которая поголовно также была в рядах этого движения.

По оценкам ряда экспертов, как западных стран, так и северной Африки, в новых условиях Алжир может оказаться опять на грани раскола, если исламисты поднимут голову, а их поддержат (как и в случае с Египтом, Ливией, Тунисом и Сирией) Катар и Саудовская Аравия. Тем более, что несколько тысяч боевиков скрываются в горах, лесах и пустынной местности Сахары в ожидании своего часа. Социально-политическое положение в АНДР для них вполне благоприятное: уровень безработицы крайне высок (особенно среди молодежи, которая практически поголовно стремится уехать во Францию в поисках работы и лучшей жизни), коррупция пронизывает структуры власти, госсектор, частный бизнес и политические партии дискредитированы, парламент беспомощен, судебная система не работает. И хотя Алжир накопил почти 200 млрд. долл. золотовалютных запасов благодаря доходам от экспорта газа и нефти, которые вполне могут позволить нынешнему режиму просуществовать без особых перемен еще несколько лет, все понимают, что реформы не просто назрели, но сильно запоздали. И на этом фоне существует существенный потенциал для революционного взрыва, который наверняка попытаются использовать исламисты радикального толка. Националистическая модель устройства АНДР с опорой на вооруженные силы (когда армейская верхушка фактически управляет всем – от госкомпании «СОНАТРАК», ответственной за нефтегазовый комплекс, до банков и финансовой системы) практически изжила себя, хотя до сих пор она позволяла стране избежать судьбу соседних североафриканских арабских стран – Ливии, Туниса и Египта. Кроме того, нельзя исключать, что Катару и Саудовской Аравии было просто не до Алжира, пока они раскручивали «арабские революции» в них, а сейчас эти монархии слишком сильно вовлечены в гражданскую войну в Сирии.

Но стоит только направить ваххабитские финансовые потоки на поддержку исламистов в АНДР, как правящий там режим закачается. Хотя, как и в Сирии, алжирские военные, сумевшие за последние 5 лет провести полную техническую модернизацию армии и получив из России самое современное оружие, вполне способны погасить любой мятеж исламских радикалов. Другое дело – страна при этом погрузится вновь в пучину гражданской войны, и будет отброшена в ситуацию 90-х годов прошлого века.

Однако не похоже, чтобы военные, прежде всего начальник генерального штаба Гайед Салах и руководитель службы безопасности Мухаммед Мезьян, были готовы к проведению реформ или к примирению с исламистами. А у Бутефлики и его сторонников есть только одна мощная силовая структура в качестве противовеса армии – это МВД и полиция. Но она сильно ослаблена после убийства в 2010 году ее руководителя Али Тунси, тоже «старого партизана».

В любом случае, Алжиру не избежать периода политической трансформации, процесс которой начался 20 лет назад после победы исламистов на парламентских выборах. Но тогда в дело вмешались военные, чтобы спасти АНДР от исламизации. Теперь, если президент уйдет или больше не сможет активно исполнять свои обязанности, придется проводить досрочные выборы. А сильных кандидатов, и тем более харизматических лидеров пока не просматривается на алжирском политическом горизонте.

Разве что Абдельмалек Селяль, нынешний премьер, который имеет опыт дипломатической работы (был послом в Венгрии), в МВД (был его генсекретарем), руководителя одной из провинций (вали) и экономической работы (в качестве министра водных ресурсов). Но он, скорее, хороший технократ, нежели политик. Правда его поддерживает армия и служба безопасности.

Есть и другой кандидат – Абдельазиз Бельхадем, бывший премьер-министр и лидер правящей партии ФНО. Но он по своим взглядам является умеренным исламистом и вряд ли получит поддержу армии.

Нельзя исключать, что армия вновь напрямую возьмет власть на переходный период «постбутефлики», хотя это маловероятно. Слишком стары генералы – «старые партизаны». Но все равно, любому новому лидеру Алжира придется решать вопросы отношений с исламистами и радикальным реформированием общества и экономики. Без этого страна обречена на нестабильность, перерастающую в острый кризис. Если Катар и Саудовская Аравия не вмешаются во внутренние дела АНДР, шансы на успешный переходный период есть.

Тем более в этом заинтересована Европа и в первую очередь Франция, для которой АНДР является «южным подбрюшьем»: одно дело — власть исламистов в далеком Египте, и совсем другое – прямо под боком. Тем более что алжирская община во Франции насчитывает более 3,5 млн. чел, многие из которых открыто симпатизируют исламистам, в том числе радикальным.

России тоже выгоден стабильный режим в Алжире со светской властью, учитывая давние партнерские отношения с этой страной на протяжении всех 50 лет ее независимости. Остается только подождать, по какому пути пойдет Алжир в совершенно новом историческом этапе своего развития. И Россия – давний и верный союзник этой североафриканской страны, всегда готова оказать Алжиру свою помощь, как это было продемонстрировано ранее в период построения нового постреволюционного алжирского общества, а также укрепления экономической, политической и военной независимости этой свободолюбивой страны.

Александр Орлов, политолог, эксперт востоковед, специально для Интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×