11.04.2013 Автор: Валерий Малеев

Пакистан – Китай – США: взаимодействие ради стабильности?

5219Когда речь идет о современной Южной и Юго-Восточной Азии, одним из главных факторов, влияющих на развитие ситуации в этом регионе, безусловно, является роль, которую здесь играет Пакистан. При выработке оценок указанной роли внешние наблюдатели, прежде всего, учитывают взаимодействие этой мусульманской ядерной страны, как с США, так и с КНР.

Наряду с влиянием пакистано-американских связей на ситуацию в регионе, увеличивающийся в мире вес Китая в экономической и политической сферах не может пренебрегаться, в частности в его отношениях с Пакистаном. Немало экспертов склонны полагать, что якобы пакистано-китайские связи на протяжении всей их истории развития имеют особый статус, сохраняют свою значимость и сегодня. Насколько это соответствует действительности и работает ли эта «схема» сегодня?

Являясь первой мусульманской страной признавшей независимость Китая в 1950 г., Пакистан, безусловно, попал в число союзников КНР и стал до определенной степени проводником интересов этой державы в регионе и на международной арене. Тем более что Китайские власти неоднократно пытались подкреплять эту дружбу военно-экономическими «вливаниями» в экономику своего южноазиатского соседа.

Как известно, Каракорумское шоссе связывает Пакистан с Китаем. Вместе с этим и с Вашингтоном, как свидетельствуют факты, до недавнего времени Исламабад сохранял тесные союзнические связи. Однако между Вашингтоном и Пекином пока не наблюдается «теплых» отношений, они скорее с каждым днем становятся серьезными соперниками, как в мире, так и в этом регионе.

До недавнего времени, по определению одного обозревателя, Пакистан воспринимал Китай «своим всепогодным братом». Особенно эти настроения усилились в Пакистанском руководстве после временного осложнения (2011-2012 гг.) пакистано-американских связей (несанкционированные полеты американских беспилотников над территорией Пакистана, убийство Бен Ладена американскими спецслужбами без должного согласования со своими пакистанскими коллегами и др.), которые завершились приостановлением американской военной помощи объемом в 800 млн. долларов. Однако «всепогодный друг» в этих обстоятельствах почему-то не спешил прийти Пакистану на помощь, хотя Пекин и был заинтересован заменить США в качестве финансового и политического «гаранта» для обеспечения безопасности этой страны и тем самым укрепить свои позиции в регионе.

Необходимо отметить, что пакистано-китайское сотрудничество не является таким уж «безоблачным» как его пытаются представить некоторые международные наблюдатели. Хорошо известно, что уйгурский терроризм и сепаратизм в КНР на протяжении длительного времени скрытно поддерживается Пакистаном, что в немалой степени усложняет двусторонние связи. Можно констатировать, что такая деятельность Исламабада в пограничных районах с Афганистаном и СУАРом не лучшим образом сказалась на его отношениях с двумя великими державами (КНР, США).

Если сопоставлять относительно стабильное военное сотрудничество Пакистана и США с китайско-пакистанскими военными связями, то нужно признать, что последние находятся в весьма «зачаточном» состоянии. Так, первые в истории пакистано-китайских контактов переговоры в военной области были проведены лишь в 2002 г., а первые совместные военные учения состоялись и того позже – в ноябре 2011 г. Как свидетельствуют региональные СМИ, Пекин продал Пакистану в мае 2011 г. 50 истребителей «JF-17».

Последние «трещины» в двусторонних отношениях появились сравнительно недавно во время торжеств по случаю 60-летия пакистано-китайской дружбы. Так, в 2012 г. в Китае стали появляться сообщения о беспорядках в Синьцзяне как раз в тот момент, когда глава пакистанской разведки (ISI) Шуджа Паша летел в Пекин на юбилейные мероприятия. В соответствии с этой информацией сепаратистские элементы в СУАР предприняли атаки на полицейский участок и совершили ряд противоправных акций. Стало известно, что эти провокации учинили представители независимого Исламского движения Восточного Туркменистана (East Turkmenistan Islamic Movement), которые проникли на территорию Синьцзяна, получив подготовку в Пакистане.

Пекин опасается деятельности уйгурских сепаратистов, связывая определенную нестабильность в Западном Китае с поддержкой пакистанцами некоторых повстанческих групп. Из этого следует, что если власти в Исламабаде не смогут навести порядок и установить контроль в слабо контролируемом районе проживания племен в Пакистане, то они рискуют потерять «покровительство» и США, и КНР.

Можно ли в настоящее время говорить о своеобразном треугольнике США-Пакистан-Китай, который оказывает влияние на ситуацию в регионе?

Как показывают события, Пакистан сейчас пытается использовать свои отношения с КНР в качестве демонстрации, что ему якобы «больше нужна лояльность соседа», а не помощь Вашингтона, но это не соответствует действительности. Скорее это попытки выдать желаемое за действительное. Факты, по меньшей мере в данный момент, свидетельствуют о том, что США уже сделали для Пакистана то, чего не может и не стремится делать Китай: они предоставили этой мусульманской стране крупную финансовую помощь и передали немалые партии современного вооружения. Поэтому пока эти обстоятельства не изменились, вряд ли можно говорить о «замене» одного союзника (США) другим (КНР).

На основании вышесказанного можно предположить, что кто бы ни оказался у власти в Пакистане после предстоящих в мае с. г. выборов, руководство этой страны будет продолжать балансировать между двумя великими державами. Со своей стороны, и США, и Китай, в конечном счете, исходя из своих глобальных интересов, будут продолжать разыгрывать региональную карту, используя до определенной степени Пакистан как рычаг давления друг на друга, а также на Индию – другого крупного политического игрока, чье влияние распространяется далеко за пределами Южной и Западной Азии.

А какую позицию лучше занять России в этих условиях? Рад бы ошибиться, но приходится констатировать, что ее роль в настоящее время сведена к минимуму, т. к. она пока не демонстрирует свое стремление оказывать влияние ни на одну из сторон для защиты своих внешнеполитических интересов в этом регионе. Хотя значение этого региона, безусловно, весьма важно для сохранения стабильности южных границ России.

Малеев В. А., эксперт востоковед, специально для Интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×