10.03.2013 Автор: Станислав Иванов

Федерализм иракских курдов проверяется на прочность

4321Как известно, новая конституция Ирака предусматривает федеративное устройство государства. Пока лишь три северные провинции страны: Дохук, Сулеймания и Эрбиль, где компактно проживает свыше 5 млн. курдов, воспользовались своим правом и провозгласили Иракский Курдистан субъектом федерации. Ранее иракские курды обладали правами автономного района. Центральные и южные регионы Ирака, где проживают соответственно арабы-сунниты и арабы-шииты, предпочли сохранить ранее установленный порядок взаимодействия с центральными властями. Таким образом, в стране на сегодня имеется лишь один субъект федерации с самыми широкими правами и полномочиями.

Иракский Курдистан имеет флаг, гимн, конституцию и региональные законы, президента, правительство, парламент, другие региональные органы законодательной, судебной и исполнительной власти, вооруженные силы (бригады «пешмерга»), спецслужбы, полицию. В регионе аккредитовано свыше 30 иностранных дипломатических представительств (консульств), одной из первых в 2008 году открыла Генеральное консульство в Эрбиле и Россия. Президента Иракского Курдистана Масуда Барзани на регулярной основе принимают в США, странах Евросоюза, Турции, Иране, арабских и других странах, в феврале 2013 года он был принят на высшем уровне и в России. Властям региона удалось наладить довольно тесные взаимовыгодные отношения и приграничную торговлю с Турцией и Ираном. Курдский язык (его диалекты) наряду с арабским признан вторым официальным языком общения в Ираке, регион получает пропорционально своей численности 17 % от экспорта иракской нефти за рубеж. Федеральному центру в Багдаде курды делегировали лишь функции внешней политики, национальной обороны и фискальные.

При этом курды весьма активно участвуют и в работе центральных органов власти. Президентом Ирака является лидер Патриотического союза Курдистана Джаляль Талабани, курды занимают шесть постов в кабинете министров, включая пост министра иностранных дел, другие важные государственные должности, имеют представительную фракцию в парламенте. Во многом благодаря посредническим усилиям президента Иракского Курдистана М.Барзани удалось преодолеть правительственный кризис 2010 года, когда ни один политический блок не смог набрать необходимого количества голосов для убедительной победы на парламентских выборах и процесс межпартийного противостояния затянулся на 10 месяцев. Основными противоборствующими силами во внутриполитической борьбе остаются арабы-сунниты и арабы-шииты, хотя и внутри этих общин существуют различные группировки. Согласно, так называемым Эрбильским соглашениям, был достигнут компромиссный вариант и правительство было поручено сформировать прежнему премьер-министру Нури аль-Малики (арабу-шииту), который взял на себя обязательства удовлетворить основные политические требования курдов и арабов-суннитов.

К сожалению, второй срок нахождения Н.аль-Малики на посту главы правительства не оправдал надежд большинства населения Ирака. Правительство все больше превращается в замкнутый чиновничий аппарат, погрязший в коррупции. Несмотря на то, что уровень добываемой нефти превысил довоенные показатели (годовой импорт составил 90 млрд. долларов США), в стране катастрофически не хватает электроэнергии, отмечаются перебои с подачей воды, нет жилья, школ, больниц, разрушена инфраструктура, уровень террористической опасности не снижается, ежедневно совершаются теракты, убийства и похищения людей, на улицах городов гремят взрывы. Саботаж со стороны премьер-министра Эрбильских соглашений вызывает растущее недовольство различных групп населения страны, в первую очередь, курдов. К настоящему времени накопилась уже целая группа нерешенных проблем между Багдадом и Эрбилем, которые имеют тенденцию к своему дальнейшему обострению.

Прежде всего, иракские курды требуют выполнения положений статьи 140 конституции Ирака, которая предусматривает возвращение насильственно перемещенных Саддамом Хусейном лиц курдской и арабской национальности к местам их прежнего проживания, после чего проведение новой переписи населения, так называемых, спорных территорий и проведение референдумов среди их населения о будущей административной принадлежности этих районов. Как известно, в центре территориальных споров оказался богатый нефтью район провинции Таамим со столицей в г. Киркук, где около половины населения составляют курды (из 350 тысяч депортированных курдов пока вернулись обратно далеко не все). Не случайно, что именно в этом городе в последнее время гремят взрывы и совершаются убийства на межнациональной почве. Правительственные войска пытаются разместить здесь новые контингенты войск центрального подчинения, в ответ курды вводят на спорные территории свою национальную гвардию – бригады «пешмерга», уже были отмечены между ними вооруженные стычки.

Масуд Барзани также требует от аль-Малики скорейшего принятия нового закона о разведке и добычи полезных ископаемых (нефти и газа), так как до сих пор Багдад руководствуется законом еще саддамовских времен, а курды своим, принятым уже в постсаддамовское время. Курды считают, что они имеют полное право заключать новые договора и соглашения с иностранными партнерами на разведку и добычу углеводородов, в то время как центральное правительство этого не признает. Например, те же контракты с российской компанией «Газпромнефть». Причем речь пока не идет о праве на получение денег от экспорта углеводородов, курды согласны, как и раньше, передавать их в государственный бюджет. Якобы их выгода будет заключаться в том, что они смогут более энергично привлекать инвесторов в регион, создавать новые рабочие места, совершенствовать инфраструктуру.

Не менее острым является и вопрос о будущем вооруженных сил Иракского Курдистана «пешмерга», которые сегодня насчитывают около 20 мотопехотных бригад. Хотя ранее была достигнута договоренность между Багдадом и Эрбилем, что эти войска на правах национальной гвардии или пограничной стражи будут входить в состав национальных вооруженных сил, аль-Малики всячески препятствует этому. Багдад не выделяет достаточно средств для их содержания, не заметно пока и их перевооружение, оснащение и т.п. Наоборот, центральные власти предложили передать Багдаду тяжелые вооружения и боевую технику (самолеты, вертолеты, танки, артиллерию и т.п.), доставшиеся курдам в виде трофеев в ходе боев с войсками С.Хусейна. Одновременно аль-Малики попытался выдвинуть на ирако-турецкую границу, контролируемую курдами, воинские части из центральных районов. Можно полагать, что курдам вряд ли достанется что-либо из приобретаемого аль-Малики в США, Украине, Чехии и других странах огромного арсенала вооружений на общую сумму до 40 млрд. долларов США. Поскольку внешних противников у Ирака в настоящее время нет, то курды вправе опасаться, что это оружие может быть использовано против них во внутреннем конфликте.

И все же, несмотря на все большее разочарование курдов действиями или бездействием правительства Нури аль-Малики, курдские лидеры подчеркивают, что они предпочитают все разногласия и противоречия между Эрбилем и Багдадом преодолевать в рамках закона, парламентским путем и за столом переговоров. Вопрос о возможном выходе из Ирака или провозглашении полной независимости Иракского Курдистана пока не ставится. Якобы конституция региона позволяет в случае возникновения противоречий между федеральным и региональным законами руководствоваться региональным законодательством, т.е. приоритет в этом случае отдается местным законам. В сложившихся на сегодня реальных условиях регион выглядит как бы оазисом стабильности и благополучия на общем фоне разрухи и террористических атак в арабских анклавах страны. Созданный региональными властями благоприятный инвестиционный климат, потенциально богатые запасы углеводородов, правовая независимость и самостоятельность региона, относительно безопасные условия пребывания иностранцев на севере Ирака – все это стимулирует деловую активность в Иракском Курдистане.

К сожалению, общая обстановка внутри Ирака и в регионе в целом остается взрывоопасной. Нарастают протестные настроения среди иракских арабов-суннитов, которые все чаще участвуют в массовых антиправительственных демонстрациях и митингах, в их среде активно действует бандподполье («Аль-Каида», ваххабиты, баасисты и т.п.) и спецслужбы монархий Персидского залива. Не все арабы-шииты одобряют действия Малики, в частности, группировка М. ас-Садра обвиняет правительство в проамериканской политике. Гражданская война в Сирии, боестолкновения курдских повстанцев с правительственными войсками на юге Турции, ситуация вокруг Ирана – все это дестабилизирует обстановку в регионе. Дальнейшая судьба иракских курдов во многом зависит от перечисленных выше внешних факторов. Любой новый масштабный конфликт в регионе может вновь отбросить иракских курдов на десятки лет назад и воспрепятствовать дальнейшим социально-экономическим преобразованиям в Иракском Курдистане.

Станислав Иванов, ведущий научный сотрудник Центра международной безопасности ИМЭМО РАН, кандидат исторических наук, специально для Интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение»


×
Выберие дайджест для скачивания:
×