14.02.2013 Автор: Виталий Билан

Иран, Египет и настороженность арабских монархий Персидского залива

Фото: stern.de

Новый виток налаживания отношений

В политике, как известно, нет ни вечных друзей, ни вечных врагов. И ныне мы являемся свидетелями того, как, казалось бы, до недавнего времени непримиримые ближневосточные соперники — Египет и Иран — похоже, постепенно преодолевают стену непонимания в своих двусторонних отношениях после свержения в Иране в 1979 г. дружественной Египту монархии и установления «исламского правления». Последующая за этим бурная ссора конца 70-х — начала 80-х гг. прошлого века закончилась разрывом дипломатических отношений между двумя «ключевыми» государствами региона.

И вот 5 февраля впервые за последние 34 года с трехдневным визитом в Каир прибыл лидер Ирана.

Показательно, что хотя официально иранский президент Махмуд Ахмадинежад посетил египетскую столицу для участия в Х саммите Организации исламского сотрудничества, встречен он был своим коллегой из страны пирамид как лучший друг и желанный гость.

Президент АРЕ М. Мурси лично приветствовал высокого иранского гостя на постеленной на взлетно-посадочной полосе каирского аэропорта красной ковровой дорожке. Там же был выстроен почетный караул. М. Мурси и М. Ахмадинежад пожали друг другу руки и, что особо смаковали региональные СМИ, обменялись двукратным поцелуем в щеки.

После этой показательной демонстрации дружеских отношений лидеры Египта и Ирана приступили к обсуждению, пожалуй, наиболее чувствительного на сегодняшний день вопроса в отношениях между двумя странами — поиску путей преодоления нынешнего сирийского кризиса.

Впрочем, судя по всему, не только сирийский вопрос был на повестке дня во время встречи двух президентов. Очевидно, что Тегеран, пытаясь максимально сгладить противоречия по сирийской теме, налаживал мосты с Каиром и по другим вопросам. Разумеется, в первую очередь, это палестино-израильская тема. Вспомним, как накануне своего визита в египетскую столицу М.Ахмадинежад заявлял, что геополитика региона изменится, если Иран и Египет займут общую позицию по палестинскому вопросу.

История вопроса

Вне всякого сомнения, в свете периодически появляющейся угрозы нанесения израильской авиацией ударов по иранским ядерным объектам, Египет является «ключевым» государством для Ирана. И не мудрено, что высокие представители иранского внешнеполитического ведомства в последние годы регулярно заявляли о намерении открыть новую страницу в отношениях с Каиром.

Фактически сразу после египетской «революции» января-февраля 2011 г. министр иностранных дел Ирана Али Акбар Салехи акцентировал внимание на том, что Иран и Египет являются «двумя главными столпами исламского мира», добавляя при этом, что Тегеран готов возобновить дипломатические отношения с Каиром «в любой момент», а в случае получения приглашения посетить с визитом египетскую столицу, он сам лично непременно этим воспользуется.

Еще более колоритно выразился в ходе встречи с египетской делегацией богословов, общественных и политических деятелей, посетившей Тегеран в 2011 г., президент Ирана М.Ахмадинежад, заявив, в своем стиле, что западные державы опасаются восстановления египетско-иранских отношений, а также, что сообща Египет и Иран смогут «бросить вызов сионистскому режиму». М. Ахмадинежад также отметил, что его страна готова поделиться накопленным опытом с «египетскими братьями» во всех отраслях государственного строительства.

Очевидно, что Иран сейчас будет максимально благоволить Каиру. Тем более, в Тегеране вполне обоснованно надеются, что ситуация на египетском направлении может развиться как раз в их пользу. Ведь в отличие от, скажем, Саудовской Аравии, египетские мусульмане в целом толерантны к шиизму, а исламское духовенство АРЕ признает шиитов как абсолютно допустимое религиозное течение.

Кроме того, в египетском социуме все большее распространение получают антиизраильские настроения. Уж эту тенденцию Тегеран наверняка будет «подогревать», используя, в первую очередь, палестинскую проблематику.

К тому же, для Ирана важно максимально вывести Египет из-под влияния арабских монархий Персидского залива. Разумеется, прекрасно понимают это и в упомянутых столицах Залива. Посему и стараются сыграть на опережение, используя свой главный рычаг — финансовую зависимость Каира.

Отсюда, судя по всему, и недавнее заявление премьер-министра Катара Хамада бен Джасема Ат-Тани после состоявшихся в начале января его переговоров с президентом Египта М. Мурси о том, что в ближайшие 5 лет Доха намерена инвестировать в экономику Египта $18 млрд. Кроме того, Катар обещает выделить $2,5 млрд., из которых $0,5 млрд. будет предоставлено в виде гранта, а $2 млрд. — в виде депозитов.

К тому же, у Дохи вместе с ее союзниками по Совету сотрудничества арабских государств Персидского залива появился и еще один серьезный повод подсуетиться. Это возможное потепление отношений между Тегераном и западням миром, в первую очередь, Вашингтоном.

Используя фактор неопределенности

В последнее время арабские монархии Персидского залива с большой настороженностью наблюдают за развитием ситуации между Ираном и Западом. И небезосновательно. В данной связи можно вспомнить и заявление вице-президента США Джо Байдена на 49-й международной Мюнхенской конференции по вопросам политики безопасности о готовности Белого дома встретиться с иранскими лидерами на двусторонней основе, и моментальную положительную реакцию на такое предложение со стороны главы внешнеполитического ведомства Ирана Али Акбара Салехи.

Безусловно, не прибавляет оптимизма «заливникам» и недавние решения Европейского суда общей юрисдикции о том, что Евросоюз предоставил недостаточно доказательств относительно причастности к иранской ядерной программе одного из крупнейших на Ближнем Востоке иранского банка «Садерат», а также аннулирование неделей раньше санкции в отношении другого крупнейшего банка Ирана — «Меллат».

Разумеется, все это еще далеко не показатели поворота в отношениях Иран-Запад. В конце концов, Дж.Байден в недавнем интервью французской газете Le Figaro вновь начал использовать в адрес Ирана «ястребиную» риторику. Похожую линию поведения во время упомянутой конференции избрал также и французский лидер Франсуа Олланд.

Однако бесспорным является то обстоятельство, что в канун намеченных на 26 февраля в Алма-Ате переговоров Тегерана с «шестеркой» международных посредников по проблеме иранской ядерной программы, переговорное поле между Ираном и западнями странами заметно расширилось.

Судя по всему, хитрый египетский лидер М.Мурси прочувствовал наметившееся потенциальное изменение региональных акцентов. Для страны, главной заботой которой нынче является максимальное привлечение доноров в находящуюся в катастрофическом положении египетскую экономику, намеки на потепление отношений между США и Ираном создают дополнительные опции для маневра.

А еще это способ подразнить главных спонсоров «постреволюционного» Египта – Катар и Саудовскую Аравию.

В общем, Каир полностью возвращается к своей излюбленной еще со времен Х. Мубарака внешнеполитической забаве – балансирование между «сильними мира сего». Правда, нынешний режим М.Мурси, в связи с плачевным состоянием египетской экономики, сейчас, похоже, вынужден еще и опуститься до балансирования между «ключевыми» региональными игроками – Ираном и арабскими монархиями Персидского залива.

Виталий Николаевич Билан — кандидат исторических наук, эксперт по Ближнему Востоку, специально для Интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×