11.02.2013 Автор: Юрий Зинин

Тунис: расправа над политиком, что дальше?

Фото: Abaca

Широкие выступления, вылившиеся в стычки с полицией, прошли по многим городам Туниса в знак протеста после убийства 6 февраля Шукри Бельаида — политика, оппонента исламской партии «Ан-Нахда». Она находится у власти с конца 2011 г., после победы на свободных выборах в парламент вслед за свержением диктатуры Бен Али.

Кто убил 48-летнего адвоката, неизвестно и вряд ли сейчас найдут виновных. Тунисское общество шокировано: никогда еще страна не переживала столь циничной расправы со своим гражданином, политическим деятелем, расстрелянным на пороге своего дома.

Подавляющее большинство партий и гражданских организаций резко осудило этот акт, в ходе беспорядков протестанты подожгли штаб-квартиры правящей партии «Ан-Нахда» в ряде городов.

Премьер-министр и генсек партии «Ан-Нахда» Джебали назвал произошедшее «политическим убийством» и призвал к роспуску своего правительства.

Рост градуса насилия говорит об углублении поляризации в обществе. После победы «Ан-Нахды», вышедшей из 20-летнего периода подполья, в стране кристаллизуется новый политический ландшафт. Для него характерно разделение общество на два течения: исламистов, сочувствующих им и их противников — либерально и светски настроенных граждан при активности в крайних спектрах каждого из лагерей.

Ход событий в Тунисе, как, кстати, и в других странах «арабской весны», высветил размежевание в среде исламистов: активизацию салафистов, задавленных при прошлом режиме и расправивших крылья сегодня. Они представлены порядка 200 организаций или партий.

Среди противников исламистов нет единства (в стране зарегистрировано более сотни партий), их разделяют амбиции вожаков партий и группировок порою с анархическими настроениями.

Шукри Бельаид — один из лидеров Народного фронта, объединяющего ряд партий левого толка, был в первых рядах тех, кто отвергает действия религиозных радикалов, угрожающих свободе прессы, правам женщин и т. д. Они известны своими попытками ввести раздельное обучение полов, срывами концертов и выставок под предлогом их антиисламского содержания, разгромом мавзолеев суфиев.

Убитый адвокат и многие его единомышленники клеймили правящую партию исламистов за терпимость и покровительство этим деструктивным элементам и настроениям, слишком большую зависимость от монархий Персидского залива.

Руководство «Ан-Нахды» категорически отрицало свою причастность к физическому устранению лидера левой оппозиции и призвало к единству и согласию.

В целом же это обострение нельзя рассматривать без отрыва от растущего разочарования тунисцев результатами правления «Ан-Нахды», на которую легла основная ответственность за решение проблем, унаследованных от прошлого.

Серьезнейшие из них — безработица, падение производства, бегство капиталов из-за нестабильности, коррупция, поразившая разные сектора экономики и общественной жизни, падение торговли со странами еврозоны, которые испытывают кризис и т. д.

Несбывшиеся надежды на быстрое улучшение жизни и досада выплескиваются демонстрациями, забастовками недовольных граждан. В них преобладает молодежь. Она больше всего страдает от безработицы, неустроенности, застоя и пробуксовки реформ, ожидаемых от новой власти. Это отчаяние толкает ее в объятия оппозиции левого толка, на стычки с полицией и на баррикады.

Нынешние эксцессы стали серьезным вызовом стране с начала «жасминовой» революции в конце 2010 г. Они вызвали резонанс в мировом сообществе и европейских СМИ, где надеялись, что благодаря традициям секуляризма, наличию образованного общества, квалифицированных кадров Тунис покажет пример экономического и социального прогресса в регионе.

Звучит тревога по поводу того, как виток конфронтации в этой стране, ставшей колыбелью «арабской весны», отразится на отношении кругов мирового бизнеса к Тунису.

Местные предприниматели озабочены падением в эти дни биржи на 3%. Тунисская Федерация агентств путешествий объявила о просьбах туроператоров, особенно европейских, осветить реальную ситуацию. Пока никто не аннулировал заказов на поездки туристов, но все зависит «от дальнейшей эволюции обстановки».

Пойдут ли события в Тунисе, демонстрирующем наиболее мягкий для стран «арабской весны» вариант развития, в либеральном ключе или примут тональность и размах сценариев, подобных Египту?

Сейчас все больше обозревателей волнует вопрос о переливе токов экстремизма и насилия в этом африканском регионе с продолжающейся нестабильностью в соседней Ливии, событиями в Мали, где голову подняли исламисты, недавним терактом в алжирском городе Ин-Аменас, устроенным многонациональной группой боевиков.

Зинин Юрий Николаевич, старший научный сотрудник МГИМО, специально для Интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×