02.02.2013 Автор: Юрий Зинин

Ливия: от Джамахирии к государству

На днях общенациональный конгресс Ливии (парламент) утвердил новое название своей страны. Теперь она будет официально называться Государство Ливия вместо Великой Социалистической Народной Ливийской Арабской Джамахирии.

Это решение — символический разрыв с прошлым 42-летним единоличным властвованием полковника Каддафи, который был автором и архитектором системы Джамахирии (народовластия).

Процесс декаддафизации общественно-политических и прочих аспектов жизни стал раскручиваться после свержения режима силами оппозиции при поддержке НАТО в октябре 2011 г.

В местных школах программы и учебники, «искажавшие историю в угоду диктатору», заменили новыми. В мае 2012 г. вышел закон, приравнявший к криминалу восхваление Каддафи и эпоху его правления.

Затем на свет появилась Национальная комиссия по критериям порядочности и патриотизма как фильтр по недопущению в аппарат государства тех, кто «запятнал себя прислужничеством» прежним властям или «враждебностью к ливийской революции».

Она отсеяла ряд кандидатов от занятия министерских кресел, объявила об отставке послов Ливии, а также военного деятеля, причастного к акциям полковника по подавлению в 80-х гг. прошлого века вооруженной исламской оппозиции.

Недовольные решениями комиссии обратились в судебные инстанции страны с апелляциями; расследования по этим делам тянутся месяцами.

Теперь в русле кампании декаддафизации парламент готовит специальный закон о «политической изоляции», чтобы поставить барьер «приспешникам прежнего лидера» на пути к должностям в государственных и прочих учреждениях.

Обсуждение этого документа вызвало заметный резонанс в СМИ и в обществе. Исламисты, в частности, из лагеря «Братьев-мусульман» форсируют принятие этого закона, как отвечающего чаяниям «улицы» разорвать с «проклятым прошлым».

Оппоненты же этого закона с весьма размытыми формулировками опасаются, что им будут манипулировать как инструментом для сведения счетов и устранения конкурентов в политической борьбе.

Видимо, сомневаясь в быстром прохождении этого весьма спорного закона, спикер парламента М. Магариф в январе с. г. заявил, что его проект будет вынесен на обсуждение общества.

Само же ливийское общество не может никак оправиться от последствий междоусобной войны, вакуума управляемости, возникшего после распада армии и сил безопасности, продолжающихся стычек в разных частях страны между формированиями суваров-«революционеров», Джамахирии, от потерь физического и морального характера.

Тысячи молодых людей стали инвалидами вследствие ранений и травм, полученных в ходе военных действий: число раненых на конец 2011 г. оценивалось в 35 тыс. чел. На их лечение и реабилитацию за границей в 20 странах, в т. ч. в Украине и Белоруссии, казна потратила около $2 млрд.

За границей Ливии оказалось 1,5 млн. вынужденных эмигрантов, из которых более 500 тыс. в соседнем Тунисе, что является огромной цифрой для страны с населением в 5,5 млн. чел.

Прошедший год не был утешительным в плане умиротворения и восстановления безопасности. Программа по интеграции боевиков в новую армию и силы правопорядка продвигается медленно. По данным специального посланника ООН в Ливии Тарека Митри, в стране насчитывается более 200 тыс. бывших повстанцев, неконтролируемых властями. Лишь 20 тыс. из них проходят подготовку в рамках формирования сил полиции.

Причины — трудности в сборе оружия: по данным депутатов, в их руках находится 70% всего оружия, оставшегося после войны, самостийность региональных, параллельных Центру сил, поддерживаемых локальными милициями, соперничество племенных авторитетов.

Включение в правительственные структуры групп суваров стопорится, т. к. их подпирают недавно появившиеся политические партии, сделал вывод эксперт Омар Ашур из зарубежного филиала Института Брукингса США в Дохе.

Согласно его расследованию, за «Братьями-мусульманами», представленными партией «Справедливости и строительства», стоит формирование под названием «Альянс революционных бригад», за партией «Авангард» — «Военный совет Триполи». Национально-демократическую партию Ливии подпирает «Военный совет Зинтана» и т. д.

К примеру, «Братья-мусульмане» проповедуют идею сначала очистить службы безопасности страны от элементов прежнего режима, а только затем разоружать бригады боевиков.

С другой стороны, обозреватели отмечают, что при разрешении распрей и конфликтов оппонентам трудно найти общий язык за столом переговоров без наличия вооруженных союзников.

Ливия располагает огромными финансовыми и материальными ресурсами, чтобы решать свои проблемы и ответить на многочисленные вызовы. Но распорядиться этими козырями трудно, если не разгрести завалы взаимного недоверия в обществе. Оно остро нуждается в национальном согласии.

Градус отчужденности между ливийцами не снижается и после смены названия их страны. Первый месяц 2013 г. был отмечен столкновениями в городе Себха, вспышками межплеменной розни в оазисе Аль-Куфра в Сахаре, похищением неизвестными лицами начальника криминальной полиции Бенгази.

В этом городе — оплоте восстания против Каддафи — после того, как в 2012 г. был обстрелян кортеж британских дипломатов, убит американский посол, мишенью нападения стало консульство Италии. Западные страны призвали своих граждан покинуть город в интересах безопасности.

Наблюдатели считают, что это вызвано опасениями от последствий событий в Мали, куда бежали участники внутриливийского конфликта после окончания военных действий. Они стали стержнем сепаратистских отрядов происламской направленности, поставивших север этой страны под свой контроль.

Теперь, когда французские войска выбили разномастные формирования боевиков из ранее занятых ими районов, последние могут рассеяться, а часть их вернется обратно в Ливию. Это чревато новыми эксцессами, насилием и сведением счетов. Многие боятся, что их жертвами, прежде всего, станут европейцы.

Зинин Юрий Николаевич, старший научный сотрудник МГИМО, специально для Интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×