22.01.2013 Автор: Виталий Билан

Мали: исламисты, туареги и интересы Франции

https://www.presstv.com/detail/2013/02/18/289611/eu-approves-military-mission-in-mali/«Карт-бланш»

Совет Безопасности ООН, фактически поддержав 14 января с.г. военную операцию Франции в Мали, оказал существенное подспорье Парижу в деле «наведения конституционного порядка и территориальной целостности» в этой африканской стране.  О своей поддержке Парижу заявил также и генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун, отметивший, что «двусторонние отношения находят проявление в оказании помощи по противостоянию опасному продвижению на юг вооруженных групп террористов по просьбе и с согласия правительства Мали».

В тот же день стало известно, что на помощь Франции Экономическое сообщество стран Западной Африки (ЭКОВАС) также отправляет в Мали свои войска: Нигерия посылает 600 солдат, Сенегал, Буркина-Фасо и Того — по 500, Бенин — 300. Кроме того, Великобритания предоставляет два транспортных самолета C17, а США обещали логистическую помощь.

В ходе внеплановых дебатов по ситуации в Мали, внесенных в повестку дня пленарного заседания Европарламента в Страсбурге, евродепутаты практически единодушно поддержали Францию. Воодушевленный таким развитием событий, постоянный представитель Франции в ООН Жерар Аро заявил сразу после заседания Совбеза, что его страна рассчитывает на скорейшее размещение в Мали войск Африканского союза. При этом было подчеркнуто, что операция «Сервал» отнюдь не заменяет собой размещения в Мали африканских сил, и что Париж не собирается брать на себя роль «единственного гаранта безопасности в регионе».

«Золотая акция» туарегов

Поднявшие весной прошлого года восстание в стране против центральной власти в Бамако туареги из Национального движения освобождения Азавада выразили готовность помочь французам, а также до недавнего времени ненавистной официальной власти в Мали в борьбе с исламистами. Мотивировали они это тем, что лучше справятся с выдворением со своей территории исламистских группировок, чем военные из Нигерии, Сенегала, Того или других африканских стран. Кроме того, у туарегов «есть люди, оружие, а главное — желание избавить их родной Азавад от терроризма».

Правда, при этом представители главной туарегской политсилы подчеркнули, что не желают, чтобы правительственные войска Мали возвратились на территорию Азавада, которую они считают независимой от центральной власти в Бамако.

Интерес туарегов понятен. Они, подобно иракским курдам в 2003 г. или же сирийским курдам во время нынешнего сирийского кризиса, пытаются максимально использовать ситуацию, где-то справедливо считая, что являются обладателями «золотой акции» в нынешнем обострении конфликта. Разумеется, за свою поддержку французов руководство Движения рассчитывает узаконить провозглашение в марте прошлого года независимого государства, а заодно поквитаться со своими главными обидчиками — исламистами.

Попробуем разобраться, почему Париж так озабочен положением фактически беспомощного ныне официального руководства Мали.

Парижские амбиции

Мне уже доводилось писать на страницах НВО, что Франция еще со времен президента Н.Саркози задекларировала свою решимость перейти на качественно новые отношения с государствами т.н. «южного партнерства» Евросоюза, используя для этого и личные связи, и свою любимую, но пока неработающую внешнеполитическую «игрушку» — «Союз для Средиземноморья».

В этой связи отметим особое внимание администрации Н.Саркози по отношению как к бывшим французским колониям, так и к странам «нефранкоязычной» части Северной Африки, в первую очередь к Южному Судану и Ливии, учитывая, соответственно, их углеводородные запасы по потенциалу и по реальной добыче нефти на континенте. Показательным в этом плане было проведение саммита Африка-Франция в Ницце. Кроме того, перед участием в ливийской кампании 2011 г. французская армия способствовала смене власти в Кот-д’Ивуаре, Чаде и Центральноафриканской республике.

Судя по всему, новый хозяин Елисейского дворца Ф. Олланд решил не отставать от своего предшественника. Сейчас для новой администрации делом чести является «утереть нос» команде Саркози, дожав Сирию и не повторив ливийских ошибок в Мали. Тем более что кроме личных амбиций на это имеются весьма веские экономические причины.

Поначалу все шло более или менее успешно. Но с начала прошлого года у французов стало появляться все больше проблем. Особенно на ливийском направлении, где за вождями ливийских племен богатой нефтью Киренаики стоит Катар, который к середине прошлого года уже особо не сдерживал своего раздражения по поводу парижской активности в Африке.

На французско-катарском фронте

В последнее время мы являемся свидетелями уже практически неприкрытого противостояния между Парижем и Дохой. Гибель в Ливии двух руководителей французских частных охранных фирм, тема т.н. «французского долга», впервые озвученная еще в прошлом году самым разговорчивым из сыновей бывшего лидера Джамахирии — Сейфом аль-Исламом, а также участившиеся язвительные нотки в адрес французского руководства в репортажах катарской «Аль-Джазиры» — яркое тому подтверждение. А если присмотреться к исламистским группировкам, бросившим вызов Парижу в Мали, то за их спинами мы сможем разглядеть контуры таких неугомонных в последние годы некоторых арабских монархий Персидского залива.

Как известно, главными возмутителями спокойствия на нынешнем этапе малийского кризиса являются три исламистских движения: «Аль-Каида в странах исламского Магриба», салафитское «Движение за единство и джихад в Западной Африке», а также группировка «Ансар ад-дин» («Защитник веры»).

Пожалуй, ведущим в этой тройке является именно «Ансар ад-дин». О нем известно не так уж и много. Однако, проанализировав руководящий состав группировки, можно заметить весьма интересную картину. Так, основатель, а ныне идеологический и военный командующий «шейх» Ияд Аг Агали, еще будучи консулом Мали в Саудовской Аравии, глубоко проникся там идеями салафизма и радикального исламизма (за что, собственно, и был отозван домой). Нити же от «второго номера» организации и одного из самых знатных людей Северного Мали — Альгабасса Аг Инталлы, и вовсе тянутся к Дохе.  Принято считать, что именно он, имея хорошие связи с катарскими эмирами, контролирует денежные «вливания» Катара в «Ансар ад-дин».

В общем, вполне очевидно, что на малийском театре военных действий мы фактически имеем дело с продолжением французско-катарского противостояния.

В мировой истории уже не раз случалось, что бывшие союзники, достигнув желаемого результата, приступали к разделу добычи. И если в ближайшее время главные действующие лица в борьбе с «авторитарными режимами» Большого Ближнего Востока не договорятся между собой относительно сфер влияния в Северной Африке, мы, судя по всему, станем свидетелями дальнейшего обострения ситуации в регионе т. н. «Западного Судана» с разрастанием конфликта на территорию уже самого европейского континента.

Виталий Николаевич Билан — кандидат исторических наук, эксперт по Ближнему Востоку, специально для Интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×