21.01.2013 Автор: Владимир Евсеев

Северокорейское ракетное «чудо»

htmlimage12 декабря 2012 г. произошло знаковое событие в реализации северокорейской космической программы: ракета-носитель «Ынха-3» («Млечный путь-3») успешно вывела на орбиту искусственный спутник Земли (ИСЗ) «Кванменсон-3» («Яркая звезда-3»). В качестве ракеты-носителя была использована модифицированная трехступенчатая баллистическая ракета «Тэпходон-2». Предыдущий старт аналогичной ракеты-носителя, состоявшийся 13 апреля прошлого года, оказался неудачным. После это северокорейские специалисты внесли изменения в конструкцию спутника и его ракеты-носителя.

В Пхеньяне заявили, что запущенный космический аппарат предназначен для поиска полезных ископаемых и слежения за погодой. Из этого можно сделать вывод, что на ИСЗ была установлена аппаратура для дистанционного зондирования Земли в видимом или радиодиапазоне длин волн. По американским данным, указанный аппарат постоянно вращается вокруг собственной оси и не передает каких-либо сигналов, что позволяет усомниться в его работоспособности.

В период подготовки и проведения старта северокорейской ракеты-носителя Соединенные Штаты и их союзники проявляли повышенное беспокойство. Они не исключали возможность ее перехвата в случае создания какой-либо угрозы. Но в действительности преследовалась иная цель: сбор технической информации о ракете-носителе «Ынха-3» с целью оценки реального состояния программы по созданию баллистической ракеты «Тэпходон-2». Именно поэтому от побережья Аляски в сторону Корейского побережья перемещалось судно с многофункциональной радиолокационной станцией (РЛС) морского базирования SBX-1. Для этих же целей были использованы следующие технические средства: РЛС передового базирования FBX-T на японском острове Хонсю и самолеты-разведчики RC-135s Cobra Ball на о. Окинава.

Помимо этого, в боевую готовность были приведены информационные системы союзников США. Так, Южная Корея задействовала недавно прибывшую из Израиля РЛС Green Pine, которая способна обнаруживать баллистические цели на расстоянии до 500 км, а также закупленные в США самолеты дальнего радиолокационного обнаружения Peace Eye.

При этом японцы решили подстраховаться от неудачного старта ракеты-носителя «Ынха-3». Для этого на одном из островов на юге страны была развернута батарея зенитного ракетного комплекса Patriot РАС-3. Со своей стороны, Объединенное командование сил США на Корейском полуострове и южнокорейских вооруженных сил повысило для войск уровень боеготовности.

Вскоре после старта ракеты-носителя «Ынха-3» представители военно-морских сил Республики Корея подняли со дна Желтого моря бак окислителя и фрагменты первой ступени этой ракеты. В их обнаружении было задействовано пять южнокорейских боевых кораблей. Подъем был осуществлен водолазами с помощью специального глубоководного спасательного аппарата Deep Submergence Rescue Vehicle. Все это позволило уточнить достигнутый в Северной Корее технический уровень в сфере ракетостроения.

Проведя анализ полученных данных, южнокорейские специалисты пришли к следующим выводам. Во-первых, в качестве окислителя ракетных двигателей первой ступени использовалось вещество на основе азота, которое служит компонентом долгохранимого ракетного топлива. По их мнению, для ракеты-носителя более предпочтительно использование жидкого кислорода. Во-вторых, первая ступень представляла собой кластер из четырех ракетных двигателей типа «Нодон-Б», более совершенных, чем используются в одноступенчатых жидкостных ракетах типа «Нодон-1». В-третьих, моделирование полета ракеты показало ее техническую возможность доставки боеголовки весом 500-600 кг на расстояние 10-12 тыс. км. В-четвертых, были выявлены плохое качество сварки и использование импортных компонентов для производства корпуса ракеты. В то же время, последнее не являлось нарушением Режима контроля за ракетными технологиями.

Отмечая важность проделанной работы, можно заметить, что в феврале 2010 г. Иран представил международному сообществу свою ракету-носитель «Симорг» (Simorgh), позволяющую выводить на низкую околоземную орбиту ИСЗ весом до 100 кг. В качестве ее первой ступени используется связка из четырех ракетных двигателей типа «Нодон», а роль второй ступени играет ракета «Гадр-1». Ракеты-носители «Симорг» и «Ынха-3» имеют высокую степень подобия. По западным данным, дальность полета иранской ракеты «Симорг», при ее использовании в качестве баллистической ракеты, составляет до 5 тыс. км при боеголовке весом 750 кг. При уменьшении веса боеголовки до 500 кг дальность полеты ракеты увеличится до 5,4 тыс. км. С учетом модернизации ракетных двигателей первой ступени, по-видимому, можно говорить о возможной дальности полета северокорейской ракеты, созданной на базе ракеты-носителя «Ынха-3», до 6 тыс. км с 500-килограммовой боеголовкой. Однако эти оценки требуют экспериментального подтверждения.

Кроме этого, важной характеристикой ракетного комплекса является его боеготовность. В случае длительной подготовки ракеты к старту существует высокая вероятность ее поражения противником, поэтому приходится сознательно идти на сокращение максимальной дальности стрельбы с целью повышения уровня боеготовности ракетного комплекса.

Несомненно, что старт ракеты-носителя «Ынха-3» противоречил резолюции 1874 Совета Безопасности ООН от 12 июня 2009 г., которая требует от Корейской Народно-Демократической Республики (КНДР) не проводить пусков с использованием технологии баллистических ракет. Это было подтверждено в заявлении Председателя Совета Безопасности ООН от 16 апреля 2012 г., в котором от северокорейского руководства потребовали возобновить мораторий на запуск баллистических ракет. Такой мораторий Пхеньян ввел добровольно в 2000 г., его действие приостанавливалось в 2006-2007 гг.

Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун осудил запуск ракеты-носителя «Ынха-3». По его мнению, «этот провокационный акт может иметь для мира и стабильности в регионе» негативные последствия. Такую точку зрения поддержали в Сеуле. В России и Китае это событие вызвало «глубокое сожаление». Официальный представитель Совета национальной безопасности США Томми Витор проинформировал, что «КНДР, предпринимая такие провокационные шаги, лишь еще больше изолирует себя в будущем».

Тем не менее, не было принято даже заявления Председателя Совета Безопасности ООН. И такая относительно мягкая реакция со стороны международного сообщества была вполне ожидаемой, т. к. траектория полета ракеты-носителя «Ынха-3» не предполагала пролета над японской территорией. Никто в Пхеньяне не собирается вместо спутника запускать ядерную боеголовку. Тем более что нет никаких доказательств, подтверждающих факт ее создания. Процесс совершенствования северокорейских баллистических ракет вызывает озабоченность, но он не представляет реальной угрозы для окружающих стран. Ракеты, как и ядерное оружие, нужны КНДР исключительно в оборонительных целях. Это гарантия от того, что никто не будет свергать правящий в Пхеньяне режим силой.

Таким образом, восприятие в мире северокорейской космической программы во многом аналогично тому, какой эффект производит реализация подобной программы со стороны Тегерана: в ней международное сообщество видит только прикрытие для развития национальной ракетной программы. Конечно, КНДР имеет полное право на исследование космического пространства, но из этого не следует, что Пхеньян должен нарушать соответствующие резолюции Совета Безопасности ООН, требующие приостановить ракетную программу и восстановить мораторий на запуски баллистических ракет.

Маскируясь под космическую программу, в Северной Корее продолжаются работы по созданию двух- и трехступенчатых баллистических ракет типа «Тэпходон-2». Их максимальная дальность действия, в зависимости от веса полезной нагрузки, может составить до 6 тыс. км при круговом вероятном отклонении 3,7-3,8 км.

Владимир Евсеев – обозреватель «Нового Восточного Обозрения».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×