30.12.2012 Автор: Юрий Зинин

Резолюция СБ ООН по Мали и тень ливийских событий

Недавняя резолюция Совета Безопасности ООН развернуть в Мали миротворческий контингент Африканской международной миссии (АФИСМА) для обуздания вылазок сепаратистов и исламских группировок и восстановления законности говорит о беспокойстве сообщества ситуацией на севере этой страны.

Горючий материал копился здесь годами, но именно в последние полтора года он сдетонировал под влиянием гражданской междоусобицы в Ливии при участии НАТО.

Об опасности такого поворота многие говорили и предупреждали. На следующий день после начала 18 марта 2011 г. натовских бомбардировок Ливии высокопоставленные представители Африканского союза, собравшись в Нуакшоте, выступили с отчаянным призывом отказаться от операции.

В нем, в частности, подчеркивалась необходимость уважать единство и территориальную целостность Ливии и отвергалось любое иностранное вмешательство.

Африканские лидеры исходят из того, что нестабильность в одной из стран континента чревата потрясениями во всем окружающем ее регионе. Ведь страны севера Африки и зоны Сахеля находятся в поле хрупкого взаимного баланса сил, унаследованного от колониальной эпохи, в силу этно-религиозной, племенной чересполосицы, прозрачности границ и т. д.

Как известно, ни НАТО, ни Запад не вняли призывам Африканского союза. Война против Каддафи, его свержение, а затем наступившая нестабильность в Ливии спровоцировали токи насилия, которые распространились и за ее границы в широком геополитическом пространстве.

Сотни вооруженных туарегов, выступавших на стороне полковника, после его поражения ушли в Мали и в Нигер и присоединились к своим соплеменникам, воевавшим с местными властями.

Эти отряды, воспользовавшись упадком центральных властей Мали после военного переворота, произошедшего в марте с. г., захватили ряд городов на севере этой страны. Они провозгласили свою власть под эгидой Национального движения за независимость Азавада.

Такой ход событий расстроил расклад сил в регионе Сахеля, обозначил новую «горячую точку», что открыло двери для проникновения сюда радикалов-исламистов разной ориентации, в т. ч. «Аль-Каиды». Их разношерстные вооруженные формирования, лишь символически связанные с туарегскими повстанцами, консолидировались, начали устанавливать фундаменталистские порядки.

Статус же Ливии как крупного регионального игрока в южной сахарской зоне в свете вакуума центральной власти и провалов в сфере безопасности в этой стране поколеблен.

Очевидным признанием этого факта стал декрет ливийского парламента 17 декабря с. г. временно закрыть границы с Чадом, Нигером, Суданом и Алжиром и объявить семь южных провинций зонами, подчиняющимися законам чрезвычайного положения.

Этот шаг, по заявлению ответственных лиц Ливии, вызван внутренними задачами по наведению порядка и безопасности в ее южных районах. Речь идет о том, чтобы поставить заслон потоку нелегальных эмигрантов, контрабанде товаров, наркотрафику, приструнить вооруженные группировки и решить прочие проблемы, вызванные послевоенной смутой.

В южных частях страны, городах  Гадамесе, на границе с Тунисом, Себхе — в центре Сахары и Куфре — на границе с Чадом и Суданом в течение всего этого года продолжались вооруженные стычки. Особенно кровопролитными были столкновения между племенем Тубу и племенем Завия в Куфре.

Шаг парламента имеет и международный подтекст. Он мотивирован желанием изменить сложившийся имидж юга страны как проходного двора для нелегальных эмигрантов из Африки по пути в Европу и коридора для контрабандных потоков оружия подрывным и сепаратистским элементам в центре Африки, но не только.

Однако на пути реализации этого намерения стоит много препятствий. Сухопутные границы Ливии составляют 4 тыс. км и создать надежные погранпосты на границах с сопредельными государствами, дабы полностью контролировать въезд и выезд людей, как объявили ливийцы, дело долгое.

Во-вторых, после развала госструктур, прежде всего силовых, из-за соперничества региональных фракций, течений и сил, опирающихся на местные милиции, в стране буксует строительство новых вооруженных сил и сил безопасности.

Недавно назначенный министром внутренних дел Ливии, вторым за историю страны после свержения Каддафи, Ашур Шаваиль выделил главные вызовы для ситуации с безопасностью в стране.

Это — продолжающиеся взрывы бомб и покушения на офицеров и работников полиции, полицейские участки, акции вооруженных боевиков, проблема сбора огромного количества оружия и боеприпасов.

Он признал, что до сих пор власти не смогли определить число и происхождение всех боевых групп — продукта антикаддафистского восстания. Сейчас происходит отбор бывших повстанцев в правоохранительные структуры. Из 150 тыс. для регулярной службы годными оказались 50 тыс., а то и меньше.

Намерение ливийского парламента приступить к наведению порядка и  безопасности в южных районах своей страны приветствовал ряд стран Сахеля, о чем, в частности, заявили МИД Нигера и Судана.

Это решение Триполи в контексте обстановки на севере Мали и санкционирования СБ ООН вмешательства здесь африканских миротворцев своевременно. Вопрос в том, как и когда оно реализуется и реализуется ли вообще.

Зинин Юрий Николаевич, старший научный сотрудник МГИМО, специально для Интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×