16.05.2017 Автор: Владимир Терехов

В Маниле прошёл 30-й саммит АСЕАН

687574428-29 апреля с. г. в столице Филиппин Маниле прошёл 30-ый саммит АСЕАН – региональной Ассоциации, включающей в себя 10 стран Юго-Восточной Азии.

Для значительно более аморфной, чем ЕС организации, не располагающей институциональными органами управления, встречи глав стран-участниц представляют собой единственный инструмент выработки и принятия решений. Поэтому в последние годы саммиты АСЕАН проводятся дважды в год и второй в текущем году состоится в ноябре также на Филиппинах.

Преобладающие экспертные оценки итогов деятельности Ассоциации, созданной 50 лет назад, носят сдержанно-скептический характер. Что обусловлено причинами как внутреннего по отношению к ней плана, так и внешнего.

К первым относятся разнообразные и кардинальные различия между странами-участницами, прежде всего, в социально-экономической области. Например, средний уровень доходов жителя Сингапура в 5 раз выше, чем в Малайзии и 10-20 раз больше доходов жителей всех прочих стран АСЕАН.

Указанные различия изначально исключали возможность создания в Ассоциации институций и управляющих структур, которые имеются в ЕС. Формат принятия решения обозначается специфическим термином “ASEAN Way”, трактовка которого открывает простор для воображения. Базовой компонентой “ASEAN Way” является, видимо, исключение какого-либо давления на партнёра и полный консенсус в ходе принятия решения.

Рыхлость Ассоциации предопределяет её низкую внешнеполитическую дееспоспособность даже в собственной географической зоне, которая к тому же оказывается в фокусе интересов главных мировых игроков. Ибо субрегион ЮВА, включающий в себя Южно-Китайское море, составляет половину современных “Балкан” формирующегося глобального политического пространства, то есть той зоной, где особо чувствительным образом накладываются друг на друга интересы ведущих держав.

Напомним, что вплоть до конца прошлого года аббревиатуры “ЮВА” и “ЮКМ” не покидали верхнюю часть списка особо тревожных мировых новостей. Словосочетание “Корейский полуостров” (обозначающее другую половину современных “Балкан”) и “Ракетно-ядерная программа КНДР” начали замещать первые две аббревиатуры ближе к концу прошлого года.

При этом никуда не исчезла военно-политическая проблемность ситуации в ЮВА и ЮКМ. Просто на некоторое время она оказалась в тени резкого усиления напряжённости на Корейском полуострове.

В условиях усиления конкуренции между ведущими державами за влияние на страны ЮВА последние придерживаются (единственно возможной) стратегии балансирования. Что особенно заметно в той части Совместного заявления по итогам 30-го саммита АСЕАН, которое затрагивает ситуацию в ЮКМ и на Корейском полуострове.

Соответствующие пункты этого документа сформулированы таким образом, чтобы ни в США, ни в Китае не возникало ощущение, что Ассоциация отдаёт предпочтение позиции кого-либо из двух главных политико-экономических партнёров АСЕАН по крайне важным для каждого из них проблемам актуальной политики.

В частности, в пункте, касающемся ситуации на Корейском полуострове, содержится обращение к Пхеньяну “немедленно выполнить все обязательства, которые следуют из соответствующих резолюций” СБ ООН, на чём настаивают США.

Но в тоже время все стороны призываются к соблюдению “сдержанности в интересах сохранения мира, безопасности и стабильности в регионе и мире в целом”. Это один из основных тезисов позиции КНР относительно проблемы роста напряжённости на Корейском полуострове.

Та же политкорректная эклектика в отношении США и КНР демонстрируется также при характеристике не менее сложной ситуации в ЮКМ. С одной стороны, констатируются опасения (но не поясняются их причины), проявляемые “некоторыми” странами субрегиона.

В тоже время приветствуется подписание в сентябре прошлого года Китаем и АСЕАН долго обсуждавшегося “Кодекса поведения” при незапланированных контактах на море и в воздушном пространстве ЮКМ кораблей и самолётов сторон.

Не упоминается в Заявлении и решение гаагской Постоянной палаты третейского суда (ППТС) от 12 июня 2016 г., резко негативно встреченное в КНР.

Упомянутая выше эклектика в последнее время отчётливо проявляется в риторике и поведении президента Филиппин Р. Дутерте, то есть той страны-члена АСЕАН, по жалобе прежнего руководства которой (на “китайские нарушения” в ЮКМ) и работала ППТС.

Отметим, что от антиамериканской риторики филиппинского президента лета прошлого года сегодня почти ничего не осталось, а сам он занялся тем, чем и должен заниматься лидер страны третьего уровня значимости, находящейся в силовом поле, создаваемом ведущими мировыми державами. А именно – маневрировать в этом поле, стремясь не сильно раздражать источники силовых линий и пытаясь даже извлечь для себя определённую выгоду.

Уже 1 мая, то есть через день после саммита АСЕАН, Р. Дутерте провёл телефонный разговор с президентом Д. Трампом, в ходе которого получил приглашение посетить США. В тот же день филиппинский президент посетил флагман китайской группы кораблей, отправившейся в полугодовое зарубежное турне.

Ранее мы обсуждали информацию о готовящемся длительном зарубежном походе лёгкого авианосца Izumo ВМС Японии, то есть третьей ведущей региональной державы, также проявляющей повышенный интерес к ЮВА. Сообщалось, что Р. Дутерте может появиться на палубе и этого корабля после его захода в филиппинский порт.

Вынужденная “гибкость” поведения стран ЮВА даже в собственном субрегионе показывает, что постоянные записи в базовых и текущих документах АСЕАН о стремлении превратить Ассоциацию в самостоятельного мирового игрока представляют собой слабо обоснованные декларации.

Подобные претензии в основном базируются на таких интегральных показателях всех десяти членов АСЕАН, как численность населения (около 600 млн человек), годовой ВВП (порядка 2,5 трлн долл. – седьмое место в мире), средние темпы экономического роста (около 5% в год).

Но сами по себе эти впечатляющие цифры не позволяют делать какие-либо выводы о роли Ассоциации в экономической деятельности стран-участниц. Более того, постоянно низкий уровень доли внутренней торговли товарами и услугами (порядка 24% в общем объёме) заставляют сомневаться в значимости этой роли. Последний показатель свидетельствует, скорее, о декларативности и заявлений о необходимости повышении уровня интеграции Ассоциации.

На три четверти объём торговли АСЕАН заполняется связями с ведущими мировыми игроками, то есть с теми же Китаем, США, Японией и ЕС. Они же являются и основными инвесторами крупнейших транснациональных проектов в области развития транспортной инфраструктуры, по сохранению и освоению ресурсов реки Меконг.

В целом же всё выше сказанное свидетельствует об адекватной оценке странами Ассоциации рисков, обусловленных всесторонней конкуренцией мировых держав в ЮВА. А также об умении извлекать из этого собственные выгоды.

Конечно, при резком обострении ситуации в субрегионе упомянутые риски могут превратиться в опасные угрозы. Но вопросы развития “Большой политической игры” находятся вне компетенции “малых сих”, то есть членов АСЕАН.

Пока же, повторим, они ведут себя умело и прошедший очередной саммит стран-членов Ассоциации является тому подтверждением.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×